Ещё

Игги Поп выпустил альбом, который заявлен как прощальный 

Могучий Игги Поп, одаривший нас в 2013 году мощным альбомом свой легендарной команды The Stooges (а недавно — сборником неизданного Psychophonic Medicine, чтением стихов Уолта Уитмена и перепевкой Nervous Breakdowns для великолепного «Винила» Скорсезе), выпустил пластинку, которая, увы, заявлена как прощальная.

Сам 68-летний Игги не скрывает: в последнее время и здоровье подводит, и настроение чаще всего — не самое творческое, и от «предчувствия конца» деваться решительно некуда. Но если Post Pop Depression и суждено стать последним словом в обширной дискографии мастера (а это, к сожалению, похоже на правду), следует порадоваться, что слово это получилось соответствующим масштабам фигуры своего выдающегося автора.

За долгие годы из-под пера Игги и его соратников — от гитариста Рона Эштона до джазмена Джона Медески — вышла целая кипа гениальных песен. И все же наиболее важным, интересным и значительным большинство тех, кто хорошо знаком с дискографией Попа, называет берлинский период — пластинки The Idiot (под нее повесился фронтмен Joy Division Иэн Кертис) и Lust for Life (чуть ли не самый известный сингл — про пассажира — прописан именно на ней). «Дедушка панк-рока» тогда крепко подружился с Дэвидом Боуи и явно находился под влиянием великого пришельца с Марса. Итогом стали интереснейшие авангардные эксперименты со звуком, далекие от напористого гитарного звучания прежних альбомов.

Пожалуй, нет ничего удивительного в том, что для Игги настало время вернуться в западную часть разделенной надвое Германии. Зато по-настоящему удивительно другое: меланхоличный экскурс в тот непростой и захватывающий период Попу обеспечили люди, казалось бы, не имеющие никакого отношения ко всякого рода звуковым придумкам и тесно связанные с бронебойным и прямолинейным роком. Это Джош Омм из культовой стоунер-команды Queens of the Stone Age, гитарист Дин Фертита — из этой же банды — и барабанщик поздней инкарнации Arctic Monkeys Мэтт Хелдерз. И тем не менее именно с их помощью Джеймсу Остербергу удалось записать один из лучших дисков в своей карьере. И уж точно лучший за очень долгое время.

В названии кроется не только мрачное пророчество, но и вполне понятная накопившаяся — продолжающая накапливаться — усталость. Представленные Игги девять песен — вполне подходящий саундтрек к будням, набитым клишированной поп-музыкой. А заодно и горькое, но действенное лекарство от нее. Возьмите хотя бы сумрачную вступительную Break Into Your Heart. Или In the Lobby с ее аритмичным началом. Или финальную Paraguay — песню, составленную из двух — напевной баллады (в стиле как раз-таки Боуи) и буйного панк-речитатива на фоне грохочущих гитарных аккордов (в духе самого Игги на заре его активной деятельности) — и как бы замыкающую круг.

С одной стороны, пластинка получилась настолько хитовой и современной, насколько это вообще возможно. С другой, Омм, выступивший здесь еще и в роли продюсера, необъяснимым образом воссоздал в своей домашней студии те самые «берлинские фишки»: как будто подвешенный в вакууме вокал, вокруг которого строится весь остальной звук; гитарные запилы — одновременно резкие и мелодичные; клавишные, краут-роковую электронику. И многое другое. И при этом — ничего лишнего: известно, что пресловутой бритвой Оккама Игги пользоваться умел мастерски, находясь в любом амплуа.

Разумеется, тут не обошлось без диалога — то скрытого, то совершенно откровенного — с «майором Дэвидом», покинувшим Землю вскоре после своего грандиозного Blackstar, но все еще незримо присутствующим в жизни и творчестве своего товарища. Незримо, но от этого не менее явно. Настолько, что порой ловишь себя на мысли: Игги поет здесь не один. В тот же момент, когда он осознанно оставляет себя в одиночестве, обрывая контакт с духом Боуи, наступает время мучительной рефлексии о смерти, размышлений о несуществующей «Американской Вальгалле» и о том самом мистическом «Парагвае», куда Поп, похоже, собирается на покой. И все же, как бы он ни скучал по своему другу, их скорой встречи — в потустороннем Асунсьоне, космосе или где-то еще — нам совсем не хочется.

Это неполный текст новости
 Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео