Белорусский педагог получает меньше сантехника. Лукашенко нужен его голос

продолжает предвыборное турне по регионам и трудовым коллективам. После посещения Бреста и города шахтёров в Минской области настала очередь педагогов. Не обошлось без популизма и скандальных заявлений.
Белорусский педагог получает меньше сантехника. Лукашенко нужен его голос
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Президентская пресс-служба преподнесла состоявшееся 29 июня мероприятие как «встречу с педагогическим активом страны». Во времена молодости первого президента «активом» называли авангард партийных организаций, комсомольских ячеек и пионерских дружин. В наше время это слово с уже иным содержанием насаждают столь же беспардонно и безапелляционно, как «Беларусь», «в », «Кыргызстан» и т.п.
На лекцию Лукашенко была собрана не только профильная часть свиты, но также вузовская бюрократия и наиболее лояльные к новому порядку «представители молодёжи». По такому случаю белорусский лидер даже подкрасил усы.
В своём выступлении руководитель республики довёл до собранных своё видение ситуации в педагогической сфере. Выступили также министр образования и другие официальные лица, заставшие времена поздней брежневщины и возрождающие характерные для неё формы в XXI веке.
Почти сразу в своём выступлении Лукашенко продемонстрировал ревность к наличию инакомыслия. «Что меня забавляет (не привлекает, а забавляет): в последнее время появилось столько мнения формирующих личностей. Кто хайпуется, кто пОстится, если я правильно выразился, в интернете, — цитирует его гостелеканал «СТВ». — Вас я считаю действительно мнения формирующими людьми. Ну кто, если не преподаватель вуза или политолог — вот я смотрю, здесь политологов очень много, которых я вижу в средствах массовой информации. Ну кто, если не вы, сегодня формирует мнение нашего народа?».
«Вы не просто обучаете квалифицированных специалистов. Прежде всего, вы воспитываете граждан нашей страны, формируете интеллектуальную элиту общества», — приводит его слова президентская пресс-служба.
Внимающие лживой лести внимательно слушали и конспектировали. Ни один не проявил возмущения. Хотя поводов за последние годы накопилось предостаточно: политически мотивированные увольнения сотрудников учреждений образования, преследование оппозиционно настроенных студентов, закатывание в асфальтобетон академических прав и свобод — тех самых, которые официальный обязался внедрять в рамках Болонского процесса.
Наглядным примером политических репрессий в вузовской среде стал фигурант громкого «дела регнумовцев», кандидат исторических наук, доцент минского Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники . Он был арестован в декабре 2016 года и в феврале 2018 года приговорён к пяти годам лишения свободы за якобы разжигание вражды и розни между неустановленными народами и Белоруссии.
В основу сфабрикованного уголовного дела были положены сфальсифицированные «экспертные заключения», выполненные формально коллегами Павловца — сотрудниками различных вузов и государственных учреждений. На процессе со стороны обвинения выступили сотрудницы Государственного комитета судебных экспертиз Белоруссии , Алеся Андреева и Галина Гатальская. Все трое не только были штатными сотрудницами ГКСЭ РБ (возглавляет ), но также преподавали в Белорусском государственном педагогическом университете и других вузах.
Однако культивирование сервильностии и вовлечение интеллигенции в политические репрессии не вошло в доклад Лукашенко. Он сосредоточился на пустословии о мнимых достижениях и эфемерных перспективах.
«Мы не только сохранили, но и приумножили лучшие традиции нашей высшей школы», — поведал «педагогическому активу» Лукашенко.
Международные рейтинги вузов беспристрастно позиционируют белорусские вузы среди аутсайдеров, причём часто не находят оснований вообще включать их в такие рейтинги. В этом году ведущий вуз Белоруссии — Белгосуниверситет оказался на 317-м месте международного рейтинга QS World University Rankings 2020/2021.
Белоруссия находится среди аутсайдеров в рейтингах стран мира по уровню научно-исследовательской активности (National Science Foundation), по количеству патентов (World Intellectual Property Organization), по уровню расходов (% от ВВП) на образование ()
Рейтинг стран мира по Индексу инноваций (INSEAD, WIPO, Cornell University: The Global Innovation Index 2019) ставит Белоруссию на 72-е место — между и . Рейтинг по уровню расходов на НИОКР позволяет убедиться в отсутствии оснований для периодически высказываемых Лукашенко заверений в возможности построения «экономики знаний».
Не может быть никаких знаний в условиях насаждения мифологии местечкового шовинизма, за изобличение которой доцент Павловец и другие фигуранты «дела регнумовцев» были подвергнуты совместной травле госпропагандистов и русофобствующих националистов. Лукашенко следовало бы прямо сказать, что именно последних он считает «мнениеформирующими людьми».
Далеко за примерами ходить не надо: 30 июня государственный телеканал «Беларусь 1» поведал, чем является ромб. Участвовавшие в собрании «педагогического актива» наверняка изучали геометрию в школе. Как выяснилось теперь, их знания были неполными или вовсе ошибочными, так как ромб, по версии пропагандистов, является на самом деле белорусским национальным символом, коим выражается единение белорусского и китайского народов.
Считающие иначе рискуют подвергнуться травле и даже официальному обвинению в «экстремизме», как это было в случае доцента Павловца. Об этом прекрасно знают и Лукашенко, и собранные на встречу члены «педагогического актива».
Знают об этом и представители , лицемерно заявляющие: «Свободное выражение мнений закреплено Конституцией Республики Беларусь и гарантируется государством». Именно об этом говорилось в распространённых 26 27 июня заявлениях МВД и одного, видимо, автора-составителя. Формальным поводом артикуляции официального мнения стало то, что «в органы внутренних дел поступает большое количество сообщений от граждан о том, что они стали жертвами нападок за выражение своего мнения по различным темам общественно-политической жизни страны».
Такое же заявление 29 июня зачитал перед пропагандистами Павел Елисеев, исполняющий обязанности начальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан белорусской Генпрокуратуры. Тот самый Павел Елисеев, который по уши замаран в политических репрессиях, уголовных преследованиях инакомыслящих и позиционируется вместе с другими профанами как «эксперт по экстремизму».
Деятели с таким же уровнем компетентности отвечают в Белоруссии за мифическую «идеологию», о которой говорил 29 июня Лукашенко. «Вы опытные преподаватели, государственники, не хуже меня знаете, как важно учить студентов мыслить, делать самостоятельные выводы, выходить за рамки программы, самообразовываться. Но не теряя связи с государственной идеологией. И не надо бояться этого слова — покажите мне хоть одну страну в мире, сильную и самодостаточную, которая не придает этой теме большого значения», — дал указание Лукашенко.
При этом он не очень удачно сослался на президента США и совсем неудачно попытался сформулировать «лозунг нации», обратившись к пресловутой «американской мечте». По понятным причинам этот фрагмент выступления Лукашенко цензоры удалили из официальных сообщений.
В официальную публикацию о «встрече с педагогическим активом», представленным преимущественно ректорами и проректорами «по идеологии», работниками «информационно-пропагандистских групп» (проводят возрождённый советский еженедельный «день политпроса»), попала такая цитата: «Не будем заниматься своими детьми мы — ими займутся чужие учителя этой жизни. И тогда в истории независимой Белоруссии, которую должны продолжить наши дети, можем поставить точку. Даже жирную».
На самом деле дети современной Белоруссии не имеют никакой задолженности по проживанию жизни так, как это хочется правящему четверть века тирану. Их жизнь принадлежит только им. Подрастающее поколение, родившееся при Лукашенко и не помнящее ни демократии, ни иного правителя, имеет полное право на собственное мнение. Например, по таким вопросам, как выдуманная Лукашенко задолженность или набившая оскомину лимитрофная «незалежность».
Важная особенность речей Лукашенко на тему государственной идеологии и необходимости воспитания на её основе заключается в отсутствии пресловутой «государственной идеологии Республики Беларусь». Ещё в октябре 2014 года Лукашенко в ходе пресс-конференции для российских региональных СМИ признался, что таковой нет, но при этом есть «занимающиеся» ею.
С тех пор ничего не изменилось, кроме масштабов открытого разворовывания денег налогоплательщиков на разработку, пропаганду и прочую работу, связанную с мифической «госидеологией». В эту откровенно коррупционную, мошенническую схему «распила бюджета» вовлечены сотни заинтересованных — от различных институтов, укомплектованных чьими-то односельчанами и любовниками, до рядовых преподавателей того, чего нет.
Генпрокуратура, МВД, КГБ и прочие почти 15 лет закрывают глаза на то, как процветает практика создания синекур под «нужных людей», как «осваиваются» миллиарды бюджетных средств под «идеологические мероприятия», как осуществляются политические репрессии и фальсифицируются государственные документы, «не теряя связи с государственной идеологией». Даже самые честные из силовиков и чиновников ничего не могут поделать с этой масштабной схемой, реализуемой вполне официально выстроенной бюрократической «идеологической вертикалью», завязанной на главное идеологическое управление . Курирует «идеологическую работу» в президентской администрации выросший из редактора издания «Зара над Друццю»Андрей Кунцевич.
На собрании «педагогического актива» был сделан важный анонс, не получивший должного внимания в экспертной среде. Лукашенко не просто так выступил против системы централизованного тестирования при поступлении в вузы. Вплоть до нынешнего инструктажа он преподносил ЦТ как достойный аналог российского ЕГЭ, педалируя антикоррупционный фактор.
На «встрече» 29 июня он снова проехался на любимой лошадке «доктора с учителями», упомянув о коррупции среди педагогов. «И не надо думать, что все преподаватели коррупционеры и прочее, всё-таки патриоты, как мы в начале сказали. Так если они патриоты, они должны, они умеют рассмотреть в абитуриенте будущего настоящего гражданина. За тестированием при всех положительных качествах его мы этого не видим. Поэтому, взяв лучшее из прошлой системы поступления в вузы, тестирования, которые мы уже прошли, так-то оскомину набили и шишки набили; поставлена задача перед — это и задача вам — к следующей вступительной кампании создать новые правила поступления в вузы», — цитирует Лукашенко «Белтелерадиокомпания».
»При отборе в вуз приемной комиссии необходимо видеть человека, а не только (и не столько, может быть) результат тестирования. Министру образования дано поручение проработать этот вопрос», — цитирует Лукашенко президентская пресс-служба.
Из этого же источника ещё одна цитата Лукашенко: «Должен сказать, что системой тестирования в лучшие вузы страны мы отсекаем трудолюбивую, способную молодежь, родители которой, будем прямо говорить, не входят в элиту нашей страны. Нет у них родителей-бизнесменов, больших денег».
На первый взгляд, ничего необычного: выходец из небогатой, неполной, провинциальной семьи проявляет сочувственное участие в судьбе похожих на него. Некоторым даже может показаться скрытая аргументация противников ЕГЭ из .
На само деле Лукашенко сделал вполне ясное послание усилить идеологический ценз для кандидатов на получение высшего образования. Белорусские налогоплательщики, не располагающие достаточными ресурсами для обучения чад в вузах России и Польши, вынужден будут проходить этот ценз.
Лукашенко фактически призвал его усилить, потому как фактически такой ценз действует с 2009 года для поступающих на специальности «Государственное управление и право», «Государственное управление и экономика», «Международные отношения», «Международное право», «Правоведение», «Экономическое право», «Журналистика», «Международная журналистика», «Таможенное дело».
Фильтром для таких абитуриентов являются курируемые «идеологической вертикалью» специальные комиссии, которые изучают биографии будущих студентов на предмет политической лояльности. Например, отмечают членство в БРСМ — созданной государством и финансируемой из госбюджета пропрезидентской организации, прозванной в народе «лукомолом». На прохождение тестирования влияет знание персоналий в правительстве и прочих госструктурах. Проводится опрос по «цитатнику Лукашенко» — что и когда сказал бессменный вождь по тому или иному поводу.
Имущественный ценз также никто не отменял. Проплаченная агентура в Москве, апеллирующая к «белоруской модели» как образцу для подражания при критике политики , предпочитает замалчивать очевидный для белорусов факт: высшее образование в Белоруссии давно уже платное. Так называемые «бесплатные» места — мизер по сравнению с количеством «платников», особенно на заочной форме обучения по наиболее ликвидным специальностям.
На бюджетную форму обучения государственные учреждения образования охотно набирают, например, желающих стать учителями в школах и воспитателями в детских садах. При этом достаточно показать минимум усвоения школьной программы. Однако даже при этом профильные вузы сталкиваются с недобором.
Все прекрасно понимают, что престиж профессии педагога — совсем не тот, что при Сталине и даже Хрущёве. Речь не только в «статусности» профессии, некогда считавшейся призванием, но и в оплате труда, которую сделали главным мерилом именно при Лукашенко.
Так, например, зарплата первого секретаря ЦК КПБ была ниже, чем у профессора Белгосуниверситета, работавшего в здании напротив. Теперь профессор этого же вуза работает за еду, одежду и крышу над головой — то, что образованные рабы в Римской империи получали бесплатно.
Наиболее ликвидные на рынке труда профессии приобретаются преимущественно на платной основе. При этом государственные вузы соревнуются с частными в повышении платы за обучение. Лукашенко неоднократно изображал недовольство этим фактом — например, при посещении БГУ, БГУИР (переименованного минского «Радиотехнического института» — ) и других вузов.
Переименование институтов в университеты, ПТУ — в колледжи, школ — в лицеи, как было ясно многим изначально, никак не отразилось на качестве обучения. Профессорско-преподавательский состав оставался прежним, база учреждений образования — тоже. Обновление проходило крайне медленно. При этом росла бюрократия и загрузка реально проводящих занятия всякой «бумажной работой», нужной лишь для обоснования сохранения ставок начальству.
Вузовское начальство себя не обижает, получая тысячи долларов ежемесячно за имитацию педагогической, научной и иной деятельности. При этом преподаватель работает за $150 200, доцент — за сумму в полтора-два раза больше, а профессор со степенью доктора наук в должности заведующего кафедрой — за $500 600. Размеры этих зарплат соответствуют зарплатам кондуктора трамвая, сантехника и таксиста (без «левых»).
С пресловутых сталинских времён зарплата преподавателей, доцентов и профессоров повышалась крайне медленно — скорее, индексировалась на уровень инфляции. Зато существенно выросла выработка «горловых» занятий и нагрузка в целом. Значительная часть таковой приходится на пресловутые «идеологические» мероприятия.
Симптоматично, что в письме минобраза
от 22.08.2019
03 02 18/7460/дс делался акцент на следующем: «Необходимо рассмотреть состояние идеологической работы в УПТО, УССО, исключить формализм при взаимодействии с общественными организациями, организовать на постоянной основе работу по популяризации установленных в Республике Беларусь государственных праздников (День Независимости Республики Беларусь, День Конституции, День Государственного герба Республики Беларусь и Государственного флага Республики Беларусь) и укреплению традиций их празднования, организовать использование государственных символов установленного образца при проведении различного рода мероприятий. Обращаем внимание руководителей учреждений образования на усиление требований к кадрам, в первую очередь к заместителям руководителей учреждений образования, курирующих идеологическую работу, педагогическим работникам социально-педагогических и психологических служб».
Непризнанная Лукашенко эпидемия, принявшая у него характер «коронапсихоза», позволила выяснить, что поговорка «один с сошкой — семеро с ложкой» справедливо отражает вузовские реалии. Стало также очевидным, что супермегаинновационное образование в постсоветской Белоруссии не способно к современным формам обучения. Профессура БГУ, АУ и других вузов элементарно не знает, как отредактировать документ Word.
Обилие «блатных» в белорусских вузах настолько велико, что о качестве обучения можно говорить лишь с существенными оговорками. В реальной конкурентной среде все они окажутся на паперти. Словно проливая елей на их не зарубцевавшиеся от шока 90-х раны, Лукашенко довёл участникам собрания 29 июня такую сентенцию: «Я, вы знаете, приверженец простой идеи: не сможет ни сейчас, и, мне кажется, в обозримом будущем, ни один айтишник, даже самый продвинутый, накормить, обуть и одеть человека».
В этом контексте необычно высвечивается неоднократно проговоренная Лукашенко идея превращения Белоруссии в IT-страну. Данные официальной статистики, однако, свидетельствуют о том, что белорусские программисты кормят, обувают и одевают не только себя и свои семьи, но и приличное количество паразитирующей на их труде бюрократии постсоветской лимитрофии.
Якобы подаривший Лукашенко электрокар также мог бы сказать несколько слов на тему трудоустройства в высокотехнологичном производстве. Однако лекция белорусского лидера не предполагала дискуссии.
Она предусматривала раздачу популистских обещаний в духе . Студентам «последний диктатор Европы» пообещал места в общагах, а их наставникам — зарплату «до 150% от средней по стране». То есть белорусский профессор может рассчитывать на размер пособия по безработице в развитом зарубежье при условии, что следующую пятилетку будет править Лукашенко.
По факту сейчас в Белоруссии действуют два образовательных ценза. Первый — имущественный: качественное среднее образование и репетиторство доступно детям обеспеченных семей. Сегодня таковыми является мизерное количество, суда по данным Белстата о выборочном обследовании домохозяйств. Это дети чиновников, силовиков и бизнесменов. Второй ценз — идеологический: получить «путёвку в жизнь» смогут лишь зарекомендовавшие себя преданными «лукасеками».
По состоянию на начало 2019/2020 учебного года в Белоруссии действовали 51 вуз (42 государственных и 9 частных), 111 учреждений среднего специального образования, 127 учреждений профессионально-технического образования и 2951 учреждение дошкольного образования. В каждом из них проводятся «идеологические мероприятия» и на зарплате в 10% меньше руководителя сидит «зам по идеологии».
Работники системы образования составляют основной состав участковых избирательных комиссий, обеспечивающих необходимую назначенному Лукашенко статистику по нужной «наверху» явке избирателей. В ходе нынешней президентской кампании, несмотря на «коронапсихоз», созданы все условия для повышенной явки. Осталось дело за правильным оформлением протоколов.
За небольшую подачку и отсрочку репрессий от пресловутых бюджетников требуется то, что один белорусский тракторист метко охарактеризовал воровством будущего у подрастающего поколения.
18+