Ещё

Белорусский «царь» вынес смертный приговор подросткам 

Белорусский «царь» вынес смертный приговор подросткам
Фото: Русская Планета
Лидеры государств, где практикуют казни, и губернаторы американских штатов, где с помощью инъекции «гуманно» отправляют на тот свет, утверждают смертные приговоры в тиши своих кабинетов.
Оно и понятно: лишать человека жизнь мерзко, хоть в тёмном переулке, хоть на лобном месте, по приговору суда. Даже средневековые палачи относились к своей работе «стеснительно» — предпочитали использовать средства конспирации — маски да балдахины.
Современные правители (за исключением, пожалуй, Шварценеггера, рулившего некоторое время Калифорнией и подписавшего смертный приговор номинанту на Нобелевскую премию) старались без необходимости не демонстрировать мировой общественности «окровавленный топор».
24 декабря 2019 года изменил общемировой традиции.
Президент продемонстрировал «полноту власти», приговорив к расстрелу Станислава и Илью Костевых. Одному из них на момент совершения преступления было 20 лет, а другой едва достиг совершеннолетия.
«Зловещая пикантность» ситуации в том, что Лукашенко вынес смертный приговор в ходе интервью , главному редактору легендарной оппозиционной радиостанции «Эхо Москвы».
Александр Лукашенко выбрал Венедиктова в качестве интервьюера неспроста. Можно было бы заявиться к , , . Они охотно проинтервьюировали бы остро нуждающегося в очередном публичном припадке откровенности белорусского лидера. Но мало бы ему не показалось: «большая кремлёвская тройка» рьяно отстаивала бы интересы и Кремля.
Ну, а высказать обиды «Лёше Венедиктову» (белорусский президент, следуя своим колхозным привычкам, называл главного медийного оппозиционера на ты, используя панибратские формы обращения) — почему бы и нет? Редакционная политика не позволит «Лёше» оправдывать Путина, не желающего более окормлять белорусского друга дармовыми кредитами и ресурсами.
Лукашенко в конце декабря было стратегически важно «подразнить московских гусей», посетовав на снижение градуса братства и откровенное нежелание России финансировать режим узурпатора власти, не сумевшего создать в своей стране хоть какое-то подобие полноценной рыночной экономики, но понастроившего ледовых дворцов, где «Рыгоравiч» неизменно появляется на льду с друзьями в роли лучшего белорусского «бомбардира».
Параллельно Лукашенко удалось блеснуть дешёвым популизмом, сыграв на разности законодательств двух стран. В России ещё в 1996 году решили, что корифеи «судебно-правовой системы» в ХХ веке залили страну кровью под завязку. Вняли аргументам экспертов, полагающих, что наличие в стране смертной казни никак не снижает уровень преступности, поняли, что с «правоохранителями», подбрасывающими то наркотики, то патроны (для улучшения показателей) под эшафот можно подвести любого, и ввели мораторий на смертную казнь.
В Беларуси за время правления Лукашенко по приговору суда и без него убивали, убивают и будут убивать. Причём не обязательно убийц, но и тех, кто посягает на «священное право» Александра Григорьевича Лукашенко культивировать в гражданах своей страны синдром раба.
В ходе интервью, состоявшегося 24 декабря 2019 года, Алексей Венедиктов поинтересовался, не хочет ли Лукашенко, засобиравшийся баллотироваться на шестой президентский срок, ввести мораторий — чтобы хоть как-то облагородить мировое реноме Страны Палачей. Лукашенко, которому вопросы были присланы заранее, сразу же помянул братьев Костевых.
На фото: Илья и Станислав Костевы
Паиньками этих ребят не назвать. Ими совершено страшное преступление. В апреле 2019 года эти парни из белорусского , убили свою бывшую учительницу.
В городе Черикове Костевых знают не с лучшей стороны. В многодетной семье Натальи росло четверо детей. Старшая дочь Анна и три брата. Илья средний, а Станислав — младший.
Детей частенько забирали социальные службы. Причина? В 2001 году Наталья похоронила мужа. С детьми проживала в выделенной ей комнате. Работала дояркой в колхозе. Начала пить. В 2014-м у женщины, жившей с детьми в доме, находившемся в аварийном состоянии, забирали детей.
«В интернате им будет лучше»
Затем не отдавали, требуя, чтобы Наталья с её копеечной зарплатой доярки купила более подходящее жильё, но при этом из зарплаты в 280 рублей (примерно 9000 российских) 70% вычитали на содержание изъятых из семьи сыновей.
Попытка Натальи уехать на заработки в Россию, куда благодаря «эффективной экономическое политике» Александра Лукашенко выехали 700 тысяч белорусов — десятая часть дееспособного населения страны! — привела к уголовному преследованию Костевой в родной стране.
Белорусские власти расценили отъезд в ближнее зарубежье, как желание скрыться от выплат средств на содержание детей. Когда Наталья вернулась к умирающей от рака матери, ей дали три года «химии». Идея Натальи забрать детей в Россию, где ей платили за месяц столько, сколько за полгода в Белоруссии, провалилась.
По окончании девяти классов сыновья стали овладевать рабочими профессиями, ездили работать вахтовым методом в РФ. Старшая дочь Аня неудачно связала свою судьбу с гражданином России. Её мужа, несмотря на всё старательно декларируемое Лукашенко «братство народов», депортировали из страны на родину.
Так Анна, которая Илье и Станиславу заменила родителей, осталась одна. У неё в семье, как и у матери, росло четверо детей. Образ жизни? Всё тот же: обычный, пролетарский. Не без алкоголя.
По соседству с ней жила учительница Ильи и Станислава, Наталья Кострица. 47-летняя женщина обращала внимание на неподобающий образ жизни Анны, считала, что дети не получают должного присмотра. Настаивала на их изъятии из «нехорошего дома».
Конфликты между образцовой сельской учительницей и старшей дочерью «непутёвой Натальи» не стоили выеденного яйца (разведённая грязь из-за обустройства водопровода на одной стороне, выклеванный курами огород на дугой и т.п.). Но эти деревенские разборки завершались угрозами Натальи лишить Анну родительских прав, как однажды лишили её мать. Семья Анны из-за скандалов с депортированным мужем-россиянином стояла на учёте, как находящаяся в социально-опасном положении.
В роковой день учительница Наталья в очередной раз распекала Анну по поводу того, что дети остались без присмотра. Илья и Станислав были в гостях у старшей сестры и слышали этот разговор. Осознав, что детей Анны ожидает расставание с матерью и те же детдомовские мытарства, которые пришлось пережить им, Илья и Стас нагрянули к бывшей учительнице «поговорить по душам». Наталья открыла им дверь и впустила в дом.
Разговора не вышло
О том, что произошло, красочно рассказал президент страны Александр Лукашенко, которому подготовили «дело Костевых» в качестве «домашней заготовки» — ответа на вопрос, можно ли и, главное, нужно ли сохранять смертную казнь в его стране?
Братья убили учительницу, имевшую претензии к сестре, забрали её ноутбук, подожгли дом и были таковы, наивно полагая, что огонь ликвидирует все следы преступления. Через несколько часов их задержали.
Как только Лукашенко высказался по поводу братьев Костевых, мгновенно стало ясно, какую меру наказания попросит для них прокурор, и какую определит судья.
Белорусы благополучно пережили Новый год и Рождество, выстаивая по 13-14 часов в многокилометровых очередях на границе с Литвой, и лелея надежду на то, что стоимость шенгенских виз вот-вот упадёт для них с 80 до 35 евро.
10 января двумя смертниками в стране стало больше
Могилёвский областной суд не внял просьбам братьев Костевых дать им шанс исправиться и не лишать возможности в перспективе, хоть когда-нибудь, выйти на свободу. Какая свобода?
У вчерашних трудных подростков белорусское государство отнимет жизнь, а «борцы за смертную казнь», прострелив им затылки. И традиционно посоветует правозащитникам отстать от Белоруссии, переориентировав внимание на Соединённые Штаты Америки, Китай или Японию.
Но, дорогие белорусы, где вы, а где США и Япония? Там свои вердикты выносят суды присяжных. Исполнения приговора смертник ожидает десятилетия, а в это время за него борются адвокаты, непрерывно ставящие под сомнение смертные приговор. А в вашей стране люди умирают после неосторожно оброненного словца засидевшегося в своей должности человека, который полагает, что прозаик писал стихи, а белорусский первопечатник XVI века Франциск Скорина жил в Петербурге, построенном в столетии XVIII-м.
Без пылкого «спича» Лукашенко, расправлявшегося со своими политическими оппонентами покруче, чем пьяные братья со своей чересчур требовательной к их рабочей семье наставницей, Костевым дали бы, максимум, по 15 лет, освободив лет через 10 по УДО к 85-летию Победы.
До этого они никогда никого не убивали, хотя и были замечены в хулиганстве в юные годы. И, собственно, трудное детство, равно как и утрата кормильца — те факторы, которые суд мог принять во внимание, назначив, конечно, братьям большой срок, но не ставя этих вчерашних детей к стенке.
Однако высказал своё веское слово президент Лукашенко — человек, создавший для всесторонней деградации своего населения все условия.
Ещё раз. Белоруссия за МКАДом (Минской кольцевой автомобильной дорогой) состоит сплошь из братьев Костевых. Как остальные удерживаются от крайностей — большая загадка. Ведь белорусское государство «любезно» предоставило подданным «царя Александра»:
мизерную зарплату (предел мечтаний для белоруса и пока что недостижимый показатель благосостояния гражданина Белоруссии — это зарплата в $500 долларов — примерно 30 тысяч российских рублей).
широкую палитру налогов («на тунеядство», если не работаешь больше полугода, дорожный сбор и т.д.)
доступное пойло, от которого в раннем возрасте наступает распад мозга и становится абсолютно всё равно, кто там возглавляет сегодня страну.
Можно подумать, что Лукашенко принципиален, исповедует ветхозаветный принцип «Око за око, зуб за зуб» и безмерно справедлив. Это ложь.
11 лет назад, 31 декабря 2008 года, в небольшой деревне Пуховичи Житковичского района Гомельской области произошло резонансное убийство. Трое односельчан жестоко убили мешавшего им жить . Труп попытались уничтожить. Как? Да просто положили лицом в костёр.
Не правда ли — напоминает расправу Костевых с навязчивой учительницей? Мотивы преступления? Макаревича подозревали в краже кур и поджогах. Что ж! «Веский повод» для зверского группового убийства. Сельчанам за убийство с особой жестокостью тоже светила «вышка». Неожиданно в их судьбы вмешался охочий до сельских разборок бывший председатель совхоза, вот уже 25 лет занимающий пост белорусского президента.
— Я бы попросил, чтобы вы лояльно вели это уголовное дело и, Валентин Олегович, (председатель Верховного суда Республики Беларусь Валентин Сукало), очень вас прошу, отнеситесь как к своим родным людям. Ну негодяй, он (прим. авт. — убитый) людей терроризировал, целую деревню. Если уж мужики на это пошли, наверное, они действительно возмущены были. И все же простые люди на их стороне… Нельзя их сажать! Что это — великий человек погиб? По тюрьмам скитался, пришел и еще терроризирует целую деревню».
Убийцы были освобождены по личному приказу Лукашенко. Ходят. Здравствуют. Смеются в лицо родственникам жертвы. Это может свидетельствовать только об одном. Никакого правосудия в стране под рекламным названием «Республика Беларусь» нет и не может быть.
Есть царь. По-белорусски (язык «разительно» отличается от русского) — «Цар». Он решает, кому жить, кому умирать, зарабатывая очки дешёвыми популистскими методами на всех (ещё раз — абсолютно всех!) уровнях.
Президенту Путину всякий раз докладывая, что именно Белоруссия — «волшебная прокладка» между Россией и , благодаря которой не суждено состояться Третьей мировой войне. А доверчивому и основательно спитому населению Белоруссии (да и России тоже) о том, что именно Лукашенко, занимавшийся массовыми устранениями политических оппонентов в 90-е, гарант порядка, справедливости и стабильности.
Насчёт стабильности — это верно. Белорусы живут стабильно плохо. А вот вершить справедливость, если руки по локоть в крови, не стоит. Лучше доверить это дело господам присяжным, вот только… института присяжных в Белоруссии нет. И быть не может. Он предполагает совершенно другую культуру судебного производства, иной уровень справедливости. Он просто неуместен в стране, где четверть века всё за всех решает «Цар».
Как реагирует ?
На вынесение смертного приговора незамедлительно прореагировала Европейская служба внешних связей, назвав вердикт Могилёвского областного суда бесчеловечным, жестоким и унижающим достоинство.
Но унижение человеческого достоинства, нарушение базовых прав на жизнь — краеугольный камень популистской политики Лукашенко, которую всё ещё многие поддерживают, гарантируя диктатору и шестой, и седьмой (если, конечно, позволит здоровье) срок.
В этой ситуации остаётся надеяться на то, что вынесенный в Белоруссии смертный приговор братьям Костевым приведёт к аннулированию подписанного 8 января визового соглашения между режимом Лукашенко и Евросоюзом, который предусматривает удешевление для граждан Белоруссии шенгенских виз.
Белорусы любят «Батьку». Но ещё больше любят ездить за дешёвой одеждой в Польшу и Литву. Может, если визы для граждан Страны Смертных Приговоров будут стоить 160 евро, что-то изменится? Но пока что кому жить, а кому умирать в Белоруссии решает председатель совхоза, разбирающийся буквально во всём.
Видео дня. В городском морге Петербурга устроили вечеринку со стриптизом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео