Войти в почту

Неприятности дуплетом. Что стоит за интервью участника «эскадрона смерти» и обысками у Гуцериева

Находящийся в бегах экс-боец белорусского СОБР Юрий Гаравский в интервью рассказал, что был одним из тех, кто 20 лет назад похитил и ликвидировал видных белорусских оппозиционеров — Захаренко, Гончара и Красовского. Сомнений в том, что это политический вброс тех, в чьих руках находится Гаравский, не было. Но накануне в прошли обыски у олигарха , близкого делового партнера .

Михаил Гуцериев и

Пресс-служба холдинга «Сафмар», принадлежащего Гуцериеву опровергла информацию об обысках в доме и офисах Гуцериева. Сам он комментариев не дает. Задержанных также нет. Как пишут российские СМИ, самолет Гуцериева в среду улетел из в , а оттуда в . Михаила Гуцериева связывают и деловые, и дружеские отношения с Александром Лукашенко. «Это человек, которому президент Беларуси неукоснительно доверяет», — поясняла пресс-секретарь в комментарии . Партнерство уходит корнями в 2000 год, когда визиты олигарха в Беларусь стали частыми, а сам он стал президентом , которая занималась модернизацией Мозырского НПЗ. В то время Гуцериев был вице-спикером , но, возглавив нефтяную компанию, сложил мандат. В 2002-м, несмотря на возражения президента Белоруссии, Гуцериева отстранили от должности в «Славнефти» из-за публичной поддержки Лукашенко на выборах. Освободив одну должность, Гуцериев перешел на другую и стал главой «Руснефти». В 2007-м бизнесмену предъявили обвинения в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве. Не дожидаясь ареста, Гуцериев продал компанию за 3,5 млрд долларов и покинул .

«Я уходил через Беларусь, просто сел ночью в машину, вызвал самолет в Минск и улетел», — рассказывал он, когда все улеглось. Вообще уход из России через Минск — популярный способ в связи с прозрачной границей. Весной 2010 года обвинения с Гуцериева были полностью сняты, он вернул , но возвращаться в Россию не спешил, предпочитая вести дела в Белоруссии, где к тому времени вел переговоры о создании компании, которая сегодня именуется «Славкалий». В Минске он построил гостиницу «Ренессанс», терминал для бизнес-авиации, бизнес-центр, а базу отдыха управделами президента «Красносельское» перестроил в усадьбу с домом приемов и 40-квартирный дом в Любани. Сейчас достраивает школу и церковь. Компании Гуцериева занимаются переработкой нефти на белорусских заводах. Российский бизнесмен и его сын Саид инвестировали в белорусские IТ-проекты. Именно Гуцериев лоббировал знаменитый декрет №8, который называют «криптовалютным». Он прогремел на весь мир.

Круги на воде

Обыски прошли буквально через день после интервью Гаравского. 16 декабря DW опубликовала его. Гаравский свидетельствовал против самого себя, сообщив, что в 1999 году по приказу основателя белорусского СОБР, подполковника Дмитрия Павличенко, участвовал в похищениях и убийствах противников Лукашенко — экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко, экс-главы Виктора Гончара и предпринимателя .

Реакция последовала незамедлительно. Дмитрий Павличенко в интервью белорусскому онлайн-изданию Тut.by. назвал «бредом» слова Гаравского. Хотя подтвердил, что тот проходил срочную службу в части 3214 бригады спецназа , где в 1999-м был сформирован СОБР. Однако Гаравский, якобы, никогда не служил там, а в период исчезновения политиков отбывал уголовное наказание за вымогательство. Но в интервью «Нашей Ниве» Павличенко сказал, что перепутал Гаравского с другим бойцом, а его самого не знает. Тем временем друг Гончара, , отправил два заявления — в и Генпрокуратуру Белоруссии с предложением разморозить документы 20-летней давности. Заявления были зарегистрированы, при этом в заявили, что дела трех исчезнувших оппозиционеров закрыты не были. Официальный представитель этой структуры заявил белорусской службе , что расследованием занимается Следственный комитет, который может приобщить к делу новые показания.

В информации о Гаравском нет данных о точном месте его пребывания. Сообщается, что он в лагере для беженцев, а кадры, снятые DW, были сделаны в альпийском поселке, возможно в Германии. С 2002 года там укрывается Олег Алкаев, бывший начальник №1 в Минске. В 2001-м он выступил с информацией по тому же самому делу, рассказав, что в 1999-м по приказу начальства ознакомил с процедурой приведения смертного приговора в исполнение командира СОБР Дмитрия Павличенко, и якобы выдал специальный пистолет ПБ-9, предназначенный для приведения в исполнение смертных приговоров. По его личному мнению, ни на чем не основанному, из него и были ликвидированы Юрий Захаренко, Виктор Гончар и Анатолий Красовский. Рассказав все это оппозиционной прессе, Алкаев покинул Минск и через Москву бежал в Германию, где получил политическое убежище. Так что инициатором скандала вероятно выступила именно Германия. Контактами с Минском в занимается специальная парламентская группа. «В интересах семей жертв мы приветствуем конструктивное расследование этих дел», — отметил ее зампред Оливер Качмарек. Политик предостерег от поспешных выводов до завершения расследования, провести которое нужно с соблюдением международных правовых стандартов.

Случайная неслучайность

Никаких официальных заявлений от действующих политиков не последовало. В КГБ сообщили, что имеют досье на Юрия Гаравского. Генпрокуратура указала на Следком, а там пообещали: «Как только что-то будет, вы об этом обязательно узнаете». Зато интервью прокомментировал Павличенко и экс-глава МВД Юрий Сиваков. Экс-министр сказал, что оно сделано специально накануне встречи Лукашенко и Путина в Санкт-Петербурге. «Материал добротный, сделанный профессионально и главное, вовремя. Мне кажется, что это даже не десерт, а только закуска. Должны еще появиться и первое блюдо, и второе, и третье», — заявил он изданию «Наша Ніва». Отреагировал на слова Гаравского и один из его сослуживцев, которого тот поминал в интервью — . Он назвал интервью «бредом». «Знаю я его, служили вместе. Гаравский просто перечислил людей, с которыми вместе служил. Больше ничего», — сказал он. Из всего, что связано с интервью Гаравского ясно, что он, бежав на территорию , потребовал политического убежища, сотрудничал со спецслужбами Германии, и чтобы доказать, что он и правда «политический», дал интервью DW. Это явный признак мотивации.

Если бы дело ограничилось злосчастным интервью человека, желающего осесть в Европе с выгодным статусом «политбеженца», можно было бы смело забыть о нем. Слишком много перебежало на запад белорусских оппозиционеров, реальных и мнимых. Последних было столько, что миграционные власти ЕС в последние годы коренным образом пересмотрели подходы к беглецам. Теперь у каждого соискателя политического убежища из Белоруссии требуют документального подтверждения по всем фактам, ставшим причиной бегства из своей страны, доказательного подтверждения оппозиционной деятельности и преследований за нее. Гаравский доказывает своим интервью права на убежище, а знакомые фамилии в публичном заявлении может использовать как козырь. Власти Германии же обезопасили страну от политических последствий, сделав «свидетеля» героем документального фильма — художественного произведения, не являющегося юридическим документом. Проще говоря, фильм — это не пресс-конференция. Власти не обязаны принимать его как заявление, могущее иметь юридические или политические последствия. Но Минск за почти тридцать лет имел дело и не с такими казусами. В общем интервью «свидетеля» можно было бы считать происками запада против белорусско-российского политического процесса накануне решающих переговоров.

Но обыски у Гуцериева в Москве, которые совпали по времени со скандальным фильмом DW накануне саммита в Санкт Петербурге, многие связали и толкуют как попытку повлиять на переговоры. Но учитывая то, что на этот раз все случилось не в Европе, а в России, аналитики и наблюдатели в некоторой растерянности. Здесь что-то не так, но два таких совпадения вряд ли случайны. Есть и альтернативные версии проблем у человека, который тесно связан с президентом Белоруссии. Они лежат в экономической (Орский НПЗ, угольный рынок России) или внутриполитической (протесты в Ингушетии) сферах. Наконец, причина может быть та, которую и озвучили российским СМИ их источники в правоохранительных органах: уголовное дело по факту контрабанды 100 000 тонн нефти одной из компаний семьи Гуцериева. Если все именно так, нет смысла искать черную кошку в темной комнате. Правда, в этом случае неизбежно всплывает украинская повестка. Киев под российским эмбарго на поставки нефтепродуктов, а Минск в Кремле называют реэкспортером в обход санкций. Ибо нефть — это всегда политика. Украина публично демонстрирует открытость к переговорам с участием западных лидеров, но у себя дома занимает явно двурушническую позицию. И чтобы избавить Киев от лишних метаний кто-то мог отправить туда сигнал другим способом. В любом случае в пятницу станет ясно, добились ли цели организаторы демонстрации или нет — остался ли осадок.