Ещё

Зачем Беларуси нужно участие в ШОС? 

Фото: Евразия Эксперт
Президент Александр Лукашенко 13‑14 июня участвует в заседаниях Шанхайской организации сотрудничества, где Беларусь имеет статус наблюдателя. Это наиболее высокий статус для официального Минска, который может предоставить ШОС согласно собственному уставу. Для чего Беларуси участвовать в заседаниях ШОС? Каков интерес в ней официального Минска? На эти и другие вопросы в своей статье дает ответы сопредседатель редакционного совета «Евразия. Эксперт» Петр Петровский.
Восточный вектор
С 2009 г. Беларусь участвует в различных форматах ШОС, где затрагиваются темы от вопросов безопасности до торгово-экономических и других проблем. И хоть официальный Минск не может стать полноправным членом ШОС в связи с уставными ограничениями членства азиатским регионом, но, тем не менее, для Республики эта организация играет одну из ключевых ролей.
Во-первых, Беларусь находится на основных транзитных путях из Восточной и Центральной Азии на Запад. Это ставит на повестку дня вопросы борьбы с наркотрафиком, торговлей оружием, людьми, терроризм и нелегальную миграцию. Функционал же ШОС включает в себя три компонента: безопасность, гуманитарное и экономическое сотрудничество. В рамках ШОС происходит координация действий стран-участниц по борьбе с вышеупомянутыми вызовами. Прежде всего, разрабатываются и принимаются меры по минимизации афганской проблемы, что немаловажно для официального Минска.
Во-вторых, локомотивом развития ШОС являются две страны, с экономиками которых Беларусь связана самым тесным образом. И если с Россией у нас имеется формат стратегического союзничества, то с КНР — стратегического партнерства. Исходя из задачи по диверсификации экспорта, стоящей перед белорусской экономикой, ШОС становится одной из площадок по ее решению. Многочисленные белорусско-китайские проекты (Белорусско-китайский индустриальный парк, БелДжи и т.д.) требуют решения задачи по сопряжению китайской инициативы «Одного пояса, одного пути» (ОПОП) и различных форматов евразийской интеграции. Именно такие темы и вопросы поднимаются в рамках ШОС, т.к. организация в той или иной мере объединяет как участников ЕАЭС и ОДКБ, так и участников ОПОП.
Более того, в том или ином статусе ШОС объединяет около 3 млрд человек, т.е. представляет собой огромную емкость рынка. Вопрос диверсификации экспорта, а если точнее — его наращивания в страны дальней дуги, опять же, может быть решен через ШОС. В ней присутствуют страны с наиболее емким рынком, куда возможно наращивание белорусского экспорта с высокой добавочной стоимостью. Именно комплементарность рынков стран ШОС к белорусскому экспорту и выступает одной из центральных причин такого интереса Беларуси к данному формату
В-третьих, формат ШОС, обеспечивающий присутствие в том или ином качестве 23 стран, позволяет белорусской стороне использовать ее как мобильную переговорную площадку. Президенту и ведомствам не понадобится организовывать дорогостоящие визиты в отдельные страны: переговоры на полях саммитов ШОС можно проводить со всеми участниками организации.
Противодействие трампизму и торговым войнам
Одной из главных тем Саммита ШОС является вопрос противодействия протекционизму и торговым войнам, которые содействует замедлению мирового развития и чреваты глубокой рецессией экономики. ШОС объединяет на своей площадке те страны, которые выступают за формирование многополярного мира и против монополии одной страны на мировое господство. Более того, в ШОС имеются страны, у которых существуют традиционные противоречия с США. Часть стран находится под санкционным давлением Вашингтона.
Поэтому сегодня Шанхайская организация сотрудничества становится также и площадкой по формированию альтернативного западному дискурса, а возможно и проекта. При этом для участников приходит время проверки, насколько пострадавшие от санкций и торговых войн США страны могут быть солидарны между собой, координировать свою внешнюю политику и быть «в одной лодке».
На данный момент эти страны разрознены. Они не готовы координировать свои действия, проводить совместную внешнюю политику, а тем более интегрироваться между собой. Это позволяет США вдобавок играть между ними, сеять недоверие и усиливать собственное влияние. ШОС в этой связи могла бы стать тем механизмом и международным институтом, который бы позволил преодолеть имеющуюся слабость конкурентов США и сделать их сопротивление американскому давлению более эффективным и действенным.
Хельсинки-2 в ШОС Для официального Минска ШОС потенциально может быть одной из площадок продвижения инициативы «Хельсинки-2». Известно, что выход США из ДРСМД больше вызван отсутствием в нем Китая. США хотели бы вовлечь КНР, а возможно и других акторов для ограничения определенных вооружений. Во-вторых, и сам Китай становится одной из ведущих стран мира, претендуя потеснить США. Разрушенная система прежних хельсинских соглашений включала только страны советского и евроатлантического блоков. Поэтому Китай, Индия, Иран, Пакистан и некоторые другие страны ШОС оказались за бортом ОБСЕ.
Понятно, что рост роли КНР, Индии, потребность установления внемилитарных правил игры на Ближнем Востоке, решение вопросов территориальных споров поставит задачу использования именно ШОС как площадки или отправной точки в формировании новой континентальной системы безопасности.
Для Минска это означает только одно. ШОС должна использоваться для продвижения инициативы «Хельсинки-2». Беларусь в рамках ШОС могла бы стать переговорной площадкой с другими подобными организациями, прежде всего ОБСЕ. Именно в таких форматах потенциально и может ставиться вопрос о моделях решения существующего противостояния и рассматриваться модели новой континентальной системы безопасности.
Петр Петровский, белорусский политолог, сопредседатель редакционного совета «Евразия. Эксперт», директор консервативного центра