Ещё
У Рыбина и Сенчуковой нашли тяжелое заболевание
У Рыбина и Сенчуковой нашли тяжелое заболевание

Что остаётся оппозиции в Казахстане 

Правоохранительные органы Казахстана 10 мая задержали десятки участников акций протеста, организованных в различных городах страны под лозунгами с требованием освободить политзаключённых и прекратить пытки. Задержания дали повод западным наблюдателям говорить о несоблюдении прав человека в Казахстане. News.ru разбирался, насколько влиятельна и защищена оппозиция в стране.
Запад возмущается
Как сообщает «Фергана», люди вышли с плакатами и портретами тех, кого они считают политзаключёнными, в шести городах: Астане, Алма-Ате, Актобе, Семее, Уральске и Шымкенте. Свои акции протестующие назвали «флешмобом». Во всех городах после того, как были развёрнуты плакаты, к митингующим подошли полицейские и сотрудники городских администраций (акиматов) и предупредили о недопустимости проведения несогласованных публичных мероприятий. После этого полицейские провели задержание участников акций.
За задержаниями последовали аресты. В частности, гражданского активиста Ергана Калиева суд признал виновным в нарушении порядка проведения собраний и митингов и приговорил к пяти суткам ареста, передаёт «Фергана».
Протест был приурочен к визиту в Казахстан 10 и 11 мая миссии Европарламента, которая должна оценить соблюдение прав человека в стране. Как обращает внимание Deutsche Welle, правозащитники часто критикуют казахские власти за преследование инакомыслящих. В свою очередь власти утверждают, что в стране нет политзаключённых.
Как прокомментировала произошедшее научный сотрудник отделения международной организации Human Rights Watch в Центральной Азии Мира Ритман, западные страны должны призвать власти Казахстана к прекращению практики разгона акций протеста. «Вместо того, чтобы прислушаться к протестующим, власти применили испытанные репрессивные методы задержания», — написала она на сайте организации.
Кто стоит за протестами
Акции 10 мая были организованы давним критиком нынешнего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, бывшим министром Мухтаром Аблязовым. В 1998-99 годах он возглавлял министерство энергетики, индустрии и торговли. В 2002-м суд признал его виновным в злоупотреблении служебным положением и приговорил к шести годам заключения. На следующий год он был помилован и возглавил коммерческий БТА-банк. В 2009 году на Аблязова было заведено новое уголовное дело: его обвинили в хищениях средств банка и нанесении ущерба в сумме около 6 млрд долларов. Помимо этого Аблязова обвинили в причастности к убийству бывшего до него руководителя БТА-банка Ержана Татищева. В 2017 году Муратхан Токмади, в руках которого на трагической для Татищева охоте выстрелило ружьё, признал в суде, что выполнял заказ Аблязова. Бывший министр и бинесмен бежал за границу, в настоящее время живёт во Франции. Казахстан не имеет с этой страной соглашения об экстрадиции, но выдачи Аблязова добиваются ещё Россия и Украина, имея к нему свои претензии. На родине Аблязов заочно приговорён к 20 годам тюрьмы и конфискации имущества. Сам Аблязов считает все обвинения политическими.
Аблязов с начала 2000-х активно участвует в политике. В 2001-м он создал движение «Демократический выбор Казахстана», которое в дальнейшем было преобразовано в партию. В 2005-м партия была запрещена за политический экстремизм и пропаганду социальной вражды. На основе старой партии была создана новая — «Алга!», которая так и не была зарегистрирована, а в 2012-м признана экстремистской. Один из лидеров партии Владимир Козлов был приговорён к 7,5 годам тюрьмы. Многие международные организации, в том числе Европарламент, признали Козлова политическим заключённым.
В апреле 2017 года Аблязов объявил о создании нового оппозиционного движения под старым названием «Демократический выбор Казахстана». В поддержку нового движения выступили живущий в Германии казахский режиссёр Булат Атабаев и гражданский активист из Киева Айдос Садыков.
В марте этого года движение было признано в Казахстане экстремистским и запрещено. По закону, только за репост сообщения, подписанного движением, грозит наказание до двух лет тюрьмы.
Легальная оппозиция
В Казахстане есть различные зарегистрированные оппозиционные политические партии и движения. Но все они не могут соревноваться с действующей властью в популярности. На президентских выборах 2015 года действующий президент Нурсултан Назарбаев получил поддержку 97,75% избирателей при явке 95,22%. В 2016-м на парламентских выборах пропрезидентская партия «Нур Отан» получила 82,15% голосов. Помимо неё в парламент также прошли Демократическая партия Казахстана «Ак Жол» (7,18%) и Коммунистическая народная партия Казахстана (7,14%). Ещё три партии не преодолели проходной барьер, набрав от 0,3 до 2% голосов.
Как заявил в апреле этого года Нурсултан Назарбаев, Казахстан сегодня идёт к демократии, но своим особенным путём. «Мы народ, который как и весь мир идет по пути демократии, но за один день мы не можем перешагнуть через тысячелетний порядок», — цитирует главу государства «Спутник Казахстана».
В то же время, как замечают эксперты международного Фонда Карнеги, политические институты в Казахстане крайне слабы, а движение государства к демократии определяется исключительно желанием Назарбаева выглядеть респектабельным в глазах мирового сообщества.
Как считает The Conservation, слабость оппозиции в Казахстане во многом связана с запугиванием всех, кто активно выступает против действующих руководителей государства. Тем более власть уже продемонстрировала готовность применить силу к протестующим. В качестве примера приводится трагедия в Жанаозене в 2011 году. Акция протеста нефтяников закончилась стрельбой силовиков, в результате погибли 14 человек и 110 получили ранения.
Представители несистемной оппозиции также напоминают, что организаторы протестов против продвигаемой Назарбаевым земельной реформы апреля-мая 2016 года Макс Бокаев и Талгат Аян были приговорены к тюремным срокам. Недавно Аян вышел из тюрьмы условно досрочно, но обвинение с него не снято. Вспоминают и тот факт, что в стране запрещена деятельность Компартии Казахстана, а заседающую в парламенте КНПК считают «карманной».
Григорий Лукьянов, старший преподаватель НИУ-ВШЭ
Официально власти Казахстана говорят, что оппозиция в стране нужна. Но — конструктивная. То есть та, которая готова играть по правилам власти. Деятельность любых партий и движений, критикующих президента, воспринимается в штыки. Причём как со стороны власти, так и партий, заседающих в парламенте.
Если говорить про Мухтара Аблязова, то в ближайшей перспективе он вряд ли может рассчитывать на участие в политике. У него есть ряд СМИ, которые могут освещать в Казахстане и за рубежом деятельность его сторонников. Но не стоит думать, что организованные им митинги будут иметь какое-то влияние. Мы можем вспомнить события в Жанаозене, когда Аблязов не смог протест нефтяников превратить в политическую повестку дня.
В Казахстане есть социально-экономические проблемы. Но Назарбаев сегодня единственный человек, которого граждане видят руководителем страны. С ним связаны все годы независимости Казахстана. При его правлении были достигнуты немалые успехи в развитии.
Согласно конституционной реформе, после ухода Назарбаева в силу естественных причин часть полномочий президента должна быть передана парламенту и правительству. И каким будет это будущее после Назарбаева, при том, что явных преемников у действующего президента нет? За образ будущего должны бороться политические партии. И те из них, которые собираются это делать, встроены в нынешний политический процесс, в котором не приветствуется критика главы государства.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео