Ещё

Украина — Польше: бандеровцы есть наше прошлое, настоящее и будущее 

Фото: ИА Regnum
На  заметили недавние жесткие выступления президента правящей польской (PiS) по вопросам польско-украинских отношений и ответили. Как ранее писало ИА REGNUM, в минувшие выходные Качиньский дал несколько интервью, в которых сообщил, что политика Украины вызывает у него все больше и больше сомнений. Президент правящей партии напомнил, что в декабре прошлого года он уже имел разговор с президентом и предупреждал его: у Киева не может быть сомнений в том, что  «на такую ситуацию, в которой убийцы, массовые убийцы на Украине объявляются героями, не соглашается; что продвижение таких позиций недопустимо в цивилизованном мире». Как подчеркнул Качиньский, «это было сказано также и мною, потому что я общался довольно долго с президентом Порошенко, совершенно однозначно… Мы в любом случае, конечно, не свернем с этой линии, мы будем интересы защищать». Более того, отметил глава PiS, само будущее украинско-польских отношений находится под вопросом из-за формирования Украиной своей исторической легитимности на основе традиции УПА (организация, деятельность которой запрещена в ).
Отповедь Качиньскому практически сразу же дал директор Института национальной памяти Украины . В интервью западноукраинскому порталу Дивись.info он сказал: «Ни Польша, ни какое-то еще государство не имеет права от другого государства требовать как-то согласовывать свое понимание истории или тем более отказываться от части своей истории. Такого рода заявления очень напоминают то, что мы уже слышали от нашего восточного соседа. А украинцы имеют тяжелый опыт того, что вслед за заявлениями о том, как должно выглядеть наше прошлое, идут попытки корректировать или влиять на наше настоящее или будущее. Соответственно, я считаю, что было очень некорректно со стороны одного из ведущих польских политиков делать такое грубое заявление». Ключевой мыслью в сообщении Вятровича, который в качестве директора Института национальной памяти претендует на монополию в построении национальной идентичности и украинской государственности, является взаимосвязь «прошлого» в лице УПА с настоящим и будущим. Это бьет по позициям польских «адвокатов Украины», которые пытались исторические вопросы отделить от политических, загнать проблему разного понимания той же Волынской трагедии, устроенного украинскими националистами геноцида поляков в 1943—1944 годах, и других подобных инцидентов в контекст сугубо научного изучения, отодвинув на периферию общественного интереса. Но в этом не заинтересована, прежде всего, Западная Украина, для которой все это является важным аргументом в политике построения государственности не только в противостоянии с Варшавой, но и с Киевом.
И Западная Украина внимательно следит за тем, что доносится как слева, так и справа от нее. Под конец прошлого года министр иностранных дел Польши дал интервью польскому еженедельнику Wprost. Комментируя перспективу празднования на Украине в 2017 году на официальном уровне 75-летия со дня основания УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), глава дипломатического ведомства отметил: «Украинцы убеждены, что они боролись, в основном, с русскими и немного с немцами. Волынская трагедия там почти неизвестна. Надо отработать этот урок, но этого не получится сделать, если на Украине случатся какие-то масштабные общенациональные гулянья по случаю 75-й годовщины УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Если такое произойдет, то может оказаться, что из Польши никто туда уже не поедет. Надеюсь, что в Киеве есть осознание этого, потому что послание Польши было очень ясным». Скорее всего, такое осознание в Киеве есть. Вопрос в том, есть ли оно во  и что думают там. На Западной Украине внимательно проанализировали обнародованную недавно в Польше с подачи Ващиковского секретную записку «Тезисы о политике Польской Республики в отношении России и Украины» от 4 марта 2008 года за авторством на тот момент директора Департамента восточной политики Польши Ярослава Браткевича. В ней предлагалось совершить геополитический разворот, отойдя от безусловной поддержки Украины, отказаться от лоббирования полного вступления ее в  и , предложив некий суррогат, и начать оживленный диалог с Россией, который «представляет для Варшавы ценность сам по себе».
Западноукраинский портал Збруч цитирует директора Института Евро-Атлантического сотрудничества : «В отношении украинской политики сейчас, после девяти лет прошедших, есть с чем сравнивать — нынешняя польская элита пошла значительно дальше, чем это предлагала группа Сикорского (в 2008 году был министром иностранных дел Польши — С. С.). В частности, в записке нет ничего о политике исторической памяти, Волыни и тому подобном как средстве давления на Украину. Если бы кто-то сейчас „слил“ аналогичные конфиденциальные документы PiS — мы бы ужаснулись значительно больше. Некоторые аспекты даже поражают своей дальновидностью, например, предложение подумать о действенных заменителях полного членства в ЕС и НАТО в условиях, когда этого невозможно достичь в обозримой перспективе (то есть не прекратить поддерживать Украину в вопросе членства, как это могут прочитать у нас, а предложить формат интеграции, который учитывал бы реалии Украины, ее вечную недореформированность, так и нежелание Западной Европы рассматривать вопрос членства). Украинской дипломатической службе следует тщательно изучать подобные документы. Важно понимать, что о нас думают на самом деле, а не только то, что говорят в глаза. Тем более что с течением времени в глаза иногда могут сказать больше и хуже, чем-то, что когда-то писали в конфиденциальных документах. Собственно, это и произошло в украинско-польских отношениях».
Трудно сказать, рассчитывал ли министр Ващиковский именно на такую реакцию, но фактом является то, что свежие дрожжи попали на старую закваску. «Адвокаты Украины» из Варшавы одним из тезисов возможности хороших польско-украинских отношений указывают на сотрудничество в 1919—1920-х годах главы Директории Симона Петлюры и маршала . Но то, что сгодилось бы для Киева, который олицетворяет петлюровская Украинская народная республика, непригодно категорически для Львова с его традицией Западно-Украинской народной республики. Во Львове прекрасно помнят, во-первых, и отдают себе отчет, чем закончилось сотрудничество Директории с Варшавой в то время — Петлюра ради спасения своей власти предал галичан и заключил союз с Пилсудским, согласившись на передачу II Республике оккупированной поляками Восточной Галиции. Соответственно, во-вторых, использование вышеуказанного исторического примера для Западной Украине сегодня служит подтверждением и другой тенденции — наметившейся фрагментации страны, что заставляет задуматься о том, может ли Львов идти дальше в будущее с Киевом или нет. Ответ начинает даваться не в пользу сотрудничества. Внесенные в январе этого года в  законопроекты, усиливающие языковую украинизацию во всех сферах государственной и общественной жизни, демонстрируют стремление западноукраинского социума затвердить за собой доминирующую роль в стране. Не случайно соавтор таких законопроектов, представляющая от Львовской области партию «Самопомощь» (которую контролирует мэр Львова ), депутат Верховной рады прямо заявляет: «Важно принять реальность — без регулированию языкового вопроса в правовой плоскости под давлением иноязычного информационного поля Украина рискует потерять одну из черт своей идентичности, и на этот раз уже не только этническую или национальную, а государственную».
Но в игру фрагментации украинского пространства может сыграть и Варшава, где перестают понимать, почему на унитарной Украине, только еще заявляющей о желании провести реформу децентрализации по польскому образцу, центральная власть, похоже, не может контролировать единство своей внешней политики. Важным сигналом трансферта понимания ментальной фрагментации Украины в плоскость практических решений можно сегодня назвать появившееся на днях обращение польских патриотических и кресовых (выходцев из Восточных Кресов/Западной Украины — С. С.) организаций к президенту Польши, премьер-министру, спикерам Сейма и Сената, лидеру правящей партии и главам парламентских клубов. В нем от имени своих движений и в личном качестве около тридцати общественных деятелей призывают Варшаву запретить на законодательном уровне польским органам местного самоуправления поддерживать партнерские отношения с зарубежными городами и областями, «в которых прославляется геноцид польского народа и военные преступники». В первую очередь, с городами и областями украинскими. Авторы обращения возмущены тем, что побратимом , древней столицы Польши, является Киев, где главные улицы переименованы в честь лиц, ответственных за геноцид польского народа (, ). То же самое касается Львова, просто заполненного памятными упоминаниями бандеровцев. Организации патриотические и кресовян возмущены тем, что Зелена-Гура и Новосельский повят (Любуское воеводство) не испытывают дискомфорта от якобы «братского» , где безо всякого смущения глорифицируют бандеровцев. В качестве положительного примера приводится город Ново-Сажина (Подкарпатское воеводство), власти которого в 2016 году приостановили побратимство с ивано-франковским городом Долина, где Бандера является почетным гражданином.
Если подобная концепция будет принята, нельзя исключать того, что вслед за этим общественное мнение потребует от Варшавы понизить уровень польско-украинских отношений, пересмотреть межгосударственные соглашения, заменив их на межрегиональные, чтобы заключение договоренностей с областями или даже районами на Украине обуславливалось признанием руководством украинского местного самоуправления польской версии исторической памяти. Кто-то скажет, что сегодня это невероятно. Пусть и так, но посмотрим, что будет завтра.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео