Далее:

Одессу и Харьков поставили на грань выхода из Украины

Одессу и Харьков поставили на грань выхода из Украины
Фото:
Киев утратит контроль над Харьковом и Одессой в случае принятия Верховной Радой закона об исключительном использовании украинского языка. Об этом в понедельник, 23 января, написал на своей странице в Facebook Юрий Романенко, украинский политолог, которого называют одним из идеологов «Евромайдана».
«Все, кто говорят, что сегодня в Польше один язык и все отлично, забывают, что в 20-30-е годы прошлого века РП была многонациональной страной, которая проводила политику «одна страна-один язык-одна культура». Польша запрещала украинский, преследовала украинцев, колонизировала Волынь и в целом «всхудні креси». Как следствие, Польша получила ОУН-УПА*, Бандеру, Волынскую резню, а потом благополучно, точнее говоря, не совсем благополучно пришла к моностране: потеряв Литву, западную Беларусь и западную Украину, изгнав немцев из западной Польши, изгнав и переселив украинцев из восточной. Это была цена соборной Польши с одним языком, одной культурой, одной нацией», — пишет он.
«Если мы будем продолжать в том духе, как предлагают авторы «мовного закона», то вопрос потери востока это не вопрос вероятности, а вопрос времени. Причем недалекого. Это просто приглашение к федерализации явочным порядком. И не той федерализации, что в Германии, а той, что в Боснии и Герцеговине. И тогда таки да, в конце концов, Харьков и Одесса будут восприниматься украинцами как поляками сегодня воспринимаются Львов и Франковск», — резюмировал эксперт.
Ранее о том, что принятие закона может привести к распаду Украины в комментарии газете «Взгляд» говорил директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский
«Если парламент проголосует, то он будет пилить сук, на котором сидит, и это кончится тем, что кроме ДНР и ЛНР появятся другие «народные республики». Такого рода активность задавлена полностью, и я не вижу для нее никаких перспектив».
«Националистический угар – плохой советчик. Принятие данного законопроекта – прямой путь к окончательной потере Украиной Донбасса, где в подавляющем большинстве проживает русскоязычное население», – так перспективу принятия закона прокомментировал замглавы Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.
— Конечно, этот языковый закон грозит еще больше дестабилизировать украинское общество, — соглашается главный редактор интернет-журнала LIVA.com.ua Андрей Манчук.
— Однако, представители партии власти и партии власти — а сейчас эти понятия почти всегда являются синонимами — по-своему заинтересованы в нарастании внутренней конфронтации. Почему они вбрасывают в общество подобные темы, которые очевидно направлены на углубление общественного раскола? Потому, что в этом году страну ожидает кульминация социально экономического кризиса, а рейтинги власти находятся ниже нуля, и она, фактически утратила свою легитимность, пытаясь сохранить контроль над страной с помощью силового диктата, преследований оппозиции, медиапропаганды и манипулятивных политтехнологий. А ведь парламенту еще нужно будет послушно проголосовать драконовские условия из свежего меморандума МВФ, которые окончательно поставят людей за грань выживания. И такой безумный, разжигающий шовинистический закон будет лучшим средством отвлечь внимание общества, кинув ему то, за что все перегрызутся, и попутно обеспечив власти лояльность патриотических радикалов вместе с поддержкой националистического электората.
Я лично знаком с одним из соавторов этого законопроекта. Это потомственный политик, сын известного депутата, богатый человек — но, главное, совершенно русскоязычный представитель совершенно русскоязычной среды, который использует шовинизм исключительно как средство сделать карьеру в политике, где после «Майдана» больше всего котируется самый безумный и агрессивный националистический популизм. Когда одна из таких законодательных бомб окончательно взорвет Украину, он без проблем устроит свое будущее где-нибудь за ее пределами. А самое печальное то, что государственный языковый шовинизм вызывает в качестве обратной реакции такую же тупую и реакционную ненависть к украинскому языку и украинской культуре, которые становятся заложниками искусственно созданного конфликта.
«СП»: — А прав ли Романенко, может ли это привести к образованию новых народных республик?
— Не думаю, что сейчас это актуальный прогноз. Пока что наибольшее недовольство законопроектом демонстрирует Киев — точнее, полностью лояльный «Майдану» средний класс, позицию которого как раз и представляет Романенко. Эти люди видят в законопроекте большие потенциальные проблемы для своего медийного или рекламного бизнеса, который и без того загибается от кризиса, а также наступление на свою зону личного комфорта — поскольку они всегда хотели быть русскоязычными украинскими националистами, и очень часто не могут свободно и грамотно разговаривать на украинском, не знают украинскую культуру и литературу.
— Я бы не был столь категоричным в прогнозах, потому что для того чтобы начались процессы по отделению Одесской и Харьковской областей, нужен политический субъект, способный организовать и инициировать эти процессы, — комментирует предостережения Романенко экс-депутат Одесского облсовета, член экспертного совета Института инновационного развития, координатор запрещенного на Украине объединения «Боротьба» Алексей Албу.
— На данный момент такой организации в вышеуказанных регионах нет. Власть делает всё для того, чтобы не дать организоваться силам, выступающим против нынешнего националистического курса руководства страны.
Единственное, в чём я могу согласиться с Романенко — что принятие данного закона создаст почву для дестабилизации, и, возможно, для появления новой политической структуры, способной организовать захват власти в регионах и более того — отбить атаки спецслужб, армии, ВСУ, которые будут брошены на подавление восстания.
«СП»: — По словам Романенко, вопрос потери востока это не вопрос вероятности, а вопрос времени. Какого? При каких обстоятельствах это может произойти?
— Всё зависит от того, на сколько оперативно пассионарные граждане Одессы и Харькова смогут объединиться в организацию ставящую перед собой задачу — захват власти в регионе. Повторюсь, пока такой организации не существует, и централизованная работа в данном направлении, к огромному сожалению, не ведётся.
Но ситуация может резко измениться, если в случае дестабилизации общественно-политической обстановки на Украине в Одессу и Харьков смогут вернуться оппозиционеры, находящиеся сегодня в эмиграции. К счастью, таких людей очень много.
Вторым важным фактором, влияющим на дынные процессы является «внешний фактор». Очень многое зависит от геополитических раскладов, но они тоже меняются.
«СП»: — Почему Киев медлил почти три года с принятием этого закона? Что изменилось с весны 2014-го, что они наконец решились?
— Власть понимает, что данным законом они лишний раз взбудоражат общество, лишний раз настроят людей против себя. И им это не выгодно, так как ситуация на Украине не стабильная. Но есть националистические силы, которые заинтересованы в дестабилизации ситуации и отстранении от власти клана Порошенко. Именно они являются главными инициаторами принятия данного закона.
«СП»: — Будет ли этот закон принят? Осознают ли майданные власти опасность его принятия? Чего они добиваются?
— Скорее всего он не будет принят в том виде, в котором его внесли на рассмотрение. Однако даже если в него внесут ряд смягчающих поправок, сам по себе закон является проявлением тоталитаризма, так как направлен на ограничение прав и свобод граждан Украины.
«СП»: — Насколько, по-вашему, вообще важен языковой вопрос для современной Украины? Действительно ли он может расколоть страну?
— Языковый вопрос чрезмерно важен, так как затрагивает всех без исключения русскоязычных граждан страны. Более того, в Украине проживает большое количество других народов, для которых русский язык является языком межнационального общения. Особенно ярко это было выражено в Бессарабии, где украинский язык не использовался практически никогда. И больнее всего принятие данного закона ударит по молдавскому, болгарскому, румынскому, и гагаузскому народам.
Решение данной проблемы существует, и это решение было предложено весной 2014 года Объединением «Боротьба». Мы предлагали принять проект новой Конституции, в которой были чётко прописаны два государственных языка — Украинский и Русский. А также гарантированы права национальных меньшинств на использование своих родных языков. К сожалению, нас не услышали.
— Вообще-то сам законопроект касается только государственных чиновников, которые должны будут проверяться на знание государственного языка — украинского, — напоминает политический обозреватель Виктор Шапинов.
— Однако, для русскоязычных граждан Украины даже такой ограниченный шаг по дальнейшей украинизации будет болезненным. В настоящее время, когда база поддержки национализма тает, такие решения могут стать катализатором новых выступлений на юго-востоке Украины.
«СП»: — Романенко упоминает Харьков и Одессу. Где еще на Украине языковой вопрос может привести к радикальным сценариям?
— Прежде всего, это Запорожье. В меньшей степени — Днепропетровск, Николаев, Херсон, Кировоград.
«СП»: — По словам Романенко, принятие закона — это «просто приглашение к федерализации явочным порядком. И не той федерализации, что в Германии, а той, что в Боснии и Герцеговине». Может, это был бы лучшим вариантом для Украины?
— Лучшим вариантом был бы уход с политической сцены тех сил, которые пришли к власти после «Евромайдана». Если это пока невозможно в масштабе всей Украины, то хотя бы в Одессе, Харькове и т.д.
«СП»: — Насколько язык вообще принципиален для жителей Украины? Может ли он расколоть страну, готовы ли люди воевать за него?
— Сам вопрос не принципиален. Большинство на Украине понимают оба языка и в быту не испытывают сложностей. Однако, языковая политика, которая является одним из элементов построения этнократической диктатуры — это принципиально. Здесь важно, что сторонники «Майдана» выступают принципиально за языковое неравенство, в то время как его противники за равноправие двух основных языков.
«СП»: — Почему идеологи «Майдана», такие как этот Романенко, выступают против нового закона. Действительно ли они боятся? Какова вероятность его принятия в таком случае?
— Я бы не называл Романенко идеологом «Майдана», он не принимал какого-либо существенного участия в формировании идеологии государственного переворота 2014 года, хотя и активно его поддерживал. В данном случае, Романенко просто транслирует позицию трезвомыслящих сторонников нынешней власти. Они понимают, что их поддержка катастрофически упала. И один из следующих шагов по навязыванию народу собственной воли, в особенности по такому чувствительному вопросу, как языковой, может привести эту власть к катастрофе.
* Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал ОУН-УПА экстремистскими организациями. Их деятельность на территории России запрещена.
Оставить комментарий