Ещё

Как избавиться от министериала 

Как избавиться от министериала
Фото: Свободная пресса
Чему бы больше обрадовались господа Бокерия, Вашадзе, Самадашвили, Бакрадзе и другие «нацики» и «евронацики» (так в  называют представителей Единого национального движения и партии «Европейская Грузия) из числа местной оппозиции, рядящиеся в тогу патриотов Грузии: долгожданному началу российско-грузинского диалога о нормализации взаимоотношений, к которому сами, кстати говоря, неоднократно на словах призывали, или очередному срыву такой возможности, новому всплеску недоверия, конфронтации, вражды?
Наверное, гадать не приходится, пишет колумнист украинского еженедельника Вадим Анастасиади. Любой здравомыслящий политик должен бы выступать за диалог, за возможное сближение точек зрения по теме территориальной целостности, за откровенный разговор по другим спорным вопросам.
Но это только на первый взгляд. В действительности ситуация выглядит иначе.
Короткая предыстория. Грузия, председательствующая сейчас в  (СЕ), в мае должна была принять представительный европейский министериал в лице шефов внешнеполитических ведомств. На него должны были прибыть делегации всех стран—членов СЕ, в т. ч. российская делегация, которую, возможно, возглавил бы . Казалось бы, что может быть лучше: встретиться с Лавровым (если вообще намерены с ним когда-либо встречаться и о чем-либо конструктивном договариваться) не где-нибудь, а в , пообщаться с высокопоставленным политиком в привычных условиях, как говорится, на „своем поле“, а не мельком, в ооновских закоулках, как это однажды произошло с , руководителем внешнеполитического ведомства Грузии, за что ему потом пришлось долго и постыдно оправдываться.
Однако проведение министериала в Тбилиси застопорилось. Дело в том, что в Грузии в свое время был принят закон „Об оккупированных территориях“, запрещающий въезд в страну лицам, побывавшим в  или  в обход Тбилиси. Между тем, как выяснилось, Сергей Лавров, являясь шефом , неоднократно посещал территории, которые Грузия считает оккупированными, чем нарушил антиоккупационный закон, что предусматривает штраф или лишение свободы сроком до трех лет. Следовательно, возможный визит Лаврова поставил бы власти Грузии в весьма неловкое положение: с одной стороны, они вроде бы обязаны его задержать или оштрафовать, с другой — это невозможно сделать из-за обязательств перед Советом Европы.
Как быть?
Президент Грузии , выступая месяца полтора назад в ПАСЕ, заявила: „Грузия будет принимать ПАСЕ в мае, и по этому случаю намерена переступить через собственное законодательство, запрещающее въезд в страну тем или иным участникам“.
К этому вроде бы все и шло. Ведь, как подтвердила министр юстиции Грузии , отказ в допуске в Грузию члена какой-либо делегации страны — члена закончился бы санкциями в отношении Грузии, чего очень не желали бы грузинские власти и очень желала бы оппозиция. Поэтому обещание президента Зурабишвили было вполне оправданным. „По этой теме мы постоянно находимся в режиме консультаций как с партнерами, так и с Советом Европы и его секретариатом. Кто примет участие в работе министериала от России, пока рано говорить“, — сказал заместитель министра иностранных дел Грузии Лаша Дарсалия.
Спецпредставитель премьера Грузии по урегулированию отношений с РФ  сообщил, что все зависит от состава российской делегации. По его словам, если возникнут проблемы с посещением членами делегации Абхазии и Южной Осетии, то выход будет найден. Однако каким будет этот выход, Абашидзе не уточнил.
То, что ситуация постепенно осложнялась, подтвердил лидер парламентского большинства . Если вдуматься в его слова, то перспектива проведения министериала в Тбилиси фактически загнала грузинские власти в ловушку. Надо, как говорится, и рыбку съесть, и костью не подавиться…
»Мы планируем с нашими международными партнерами решить этот вопрос так, чтобы, с одной стороны, не нарушить закон, с другой стороны — не поступиться национальными интересами, а с третьей — учесть рекомендации наших международных партнеров», — виртуозно объяснил ситуацию Мдинарадзе. Словом, не министериал, а политический кубик Рубика.
В ответ на нерешительные телодвижения правящей команды оппозиция в случае приезда в Тбилиси Сергея Лаврова стала открыто анонсировать масштабные протестные акции и грозить повторением т. н. «ночи Гаврилова» уже в десятикратном размере.
«Какой там Гаврилов! Лавров хуже тысячи Гавриловых. Гаврилов — это всего лишь винтик в механизме, которым управляет Лавров — человек, который лично и последовательно вот уже 12 лет стремится раздробить Грузию, добивается, чтобы мир признал Абхазию с Южной Осетией. Но у всего есть свои границы. Если власти, пусть даже под предлогом выполнения обязательств перед Советом Европы, привезут Лаврова в Грузию, то т. н. «ночь Гаврилова» покажется детской сказкой по сравнению с тем, что произойдет. Мы понимаем и уважаем обязательства перед европейскими партнерами, но приезд Лаврова в Тбилиси станет той красной чертой, за которой последуют острейшие процессы», — предупредил власти один из лидеров «Европейской Грузии» .
Угрозы со стороны оппозиции, сопровождавшиеся оговорками, что «в принципе она не против диалога с Россией, но…» становились все более неприкрытыми. Из этого «но…» выходило, что вопрос восстановления территориальной целостности Грузии должен быть, разумеется, решен, но не путем прямых российско-грузинских переговоров, а лишь с участием Трампа, Меркель, Макрона и других патронов, без которых, к примеру, Залкалиани наверняка перед Лавровым спасует и пойдет на уступки. А делать этого нельзя и прочее.
Словом, Тбилиси в качестве столицы будущего министериала стал терять осязаемые черты, и на горизонте в качестве его замены все отчетливее замаячил Страсбург, что вскоре и зафиксировала встреча заместителей министров иностранных дел стран—членов СЕ. Свое заявление о переносе министериала из Тбилиси во Францию шеф МИД Грузии Давид Залкалиани сопроводил огорченными восклицаниями, сославшись на государственные интересы, которые, как оказалось, перевесили все остальные аргументы, приводимые сторонниками проведения форума в Тбилиси. Как сказал министр, «ни одной силе не должна быть дана возможность осуществить дестабилизацию, эскалацию в стране, использовать этот вопрос (т. е. министериал в Тбилиси. — В. А.) в своих политических интересах». Как говорится, понятнее и не скажешь.
Итак, очаг возможного конфликта вроде бы погашен. Но как это отразится на более долгосрочной политической перспективе в стране, в т. ч. на перспективе самой «Грузинской мечты»?
«Считаю, что правительство должно было взять на себя смелость и провести министериал Совета Европы в Тбилиси. Этим Грузия показала бы себя государством, которое способно брать на себя ответственность. Но власти явно испугались оппозиции, что весьма симптоматично. Они явно не владеют ситуацией и не способны справиться с вызовами. Все это были сказки, когда говорили, что якобы закон не позволяет кого-то принять в Грузии. Закон допускает исключения, и ради интересов Грузии такое исключение можно было допустить.
Но власти предпочли поднять руки вверх перед силой оппозиции. Думаю, во время осенних парламентских выборов общество должно решить, стоит ли поддерживать такую власть, которая не способна исполнять свои обязательства. Ну и, конечно, предстоит дать ответ на не менее важный вопрос: кто в конце концов в стране сильнее — оппозиция или власть», — полагает экс-министр по урегулированию конфликтов Паата Закареишвили.
Что и говорить, маленькие уступки часто чреваты большими осложнениями.
Видео дня. Кому из звезд шоу-бизнеса не достанется МРОТ от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео