Ещё

Евросоюз меняет подход к Нагорному Карабаху. чем ответит Пашинян 

Фото: Евразия Эксперт
Урегулирование нагорно-карабахского конфликта последние десять с лишним лет ведется на основании так называемых Мадридских принципов, предложенных Минской группой ОБСЕ в 2007 г. Однако премьер-министр Армении Никол Пашинян в рамках рабочего визита в Брюссель 3-5 марта в очередной раз заявил о необходимости нового формата переговоров, который включал бы представителей Карабаха. Тогда же тезис о том, что статус-кво в нагорно-карабахском конфликте не может сохраняться долго, озвучил глава Евросовета Дональд Туск. Однако оставить Степанакерт и Баку за столом переговоров один на один — значит создать серьезные риски в том числе для Армении. О том, в чем они могут заключаться, читайте в статье политического обозревателя исследовательского института «Политэкономия», координатора Центра Публичной дипломатии (Ереван), политолога Бениамина Матевосяна.
Переговорный процесс вокруг нагорно-карабахского урегулирования продолжает оставаться одним из центральных вопросов политической повестки Армении. От представителей официальной власти звучат различные заявления по данному поводу, каждое из которых несет в себе новые сигналы как армянскому обществу, так и официальному Баку и посредникам в переговорном процессе.
В своем последнем интервью изданию «Спутник Армения» пресс-секретарь премьер-министра Армении Владимир Карапетян выразил свое удивление тем, почему президент Азербайджана Ильхам Алиев не хочет сесть за стол переговоров с карабахцами. Если оставить в стороне эмоциональную составляющую данного высказывания и попытаться проанализировать его сущностные положения, то можно констатировать, что представители правительства Армении в очередной раз пытаются оставить официальный Степанакерт один на один с бакинсиким властями.
Профессиональному дипломату Карапетяну, вероятно, не стоит рассказывать о том, чем с точки зрения международного права отличаются признанные государства от непризнанных и чем чревато нахождение их представителей за одним столом переговоров. Профессиональному дипломату и человеку, чьим пресс-секретарем он является, не следует также говорить о том, какие конкретно угрозы таит для официального Степанакерта подобный сценарий развития ситуации. Однако важно в данном заявлении то, что подобным шагом, подобными заявлениями Никол Пашинян ставит крест на «Мадридских принципах», на основании которых уже много лет идет переговорный процесс.
Отношение армянского общества к «Мадридским принципам», мягко говоря, неоднозначное, так как для общества никогда не был и не будет приемлем сценарий, при котором придется отдать освобожденные территории.
Однако «Мадридские принципы» включают в себя три основополагающих тезиса, на основании которых должен быть урегулирован конфликт: неприменение силы, территориальная целостность и право народа на самоопределение.
При анализе переговорного процесса и значимости «Мадридских принципов» для Армении необходимо учитывать следующее: до 1997-1998 гг. мировое сообщество видело урегулирование нагорно-карабахского конфликта только в рамках принципа территориальной целостности Азербайджана. Более того, власти Армении того периода также видели решение проблемы в рамках территориальной целостности Азербайджана, что стало причиной известного политического кризиса в стране, который привел к отставке первого президента Левона Тер-Петросяна.
Последний, в свою очередь, во время своего прощального обращения к народу завил о том, что в Армении к власти приходит «партия войны», но на самом деле реальность была иной, и к власти пришла «партия мира», которая в течении длительного периода смогла не только обеспечить двузначный экономический рост и тем самым укрепила стратегический военный баланс в регионе. Так называемая партия войны во главе со вторым президентом Армении Робертом Кочаряном смогла в переговорном процессе добиться значительного «рывка» и обеспечила появление на столе документа, в котором черным по белому было закреплено право народа Нагорного Карабаха на самоопределение.
Более того, если мы проследим дальнейшую динамику переговорного процесса, то можем констатировать, что не Ереван, а официальный Баку всячески пытался после появления на переговорном столе «Мадридских принципов» противостоять им или отказаться от их реализации.
Сначала Баку пытался изменить переговорный формат, переместив его из Минской группы ОБСЕ в ООН. После этого Азербайджан попытался сменить одного из сопредседателей Минской группы (Францию на Германию), затем начался период угроз, когда власти этой страны говорили о том, что, если проблема не будет решена в предполагаемом ими ключе, они пойдут на силовое решение конфликта. Но мог ли знать официальный Баку, что «Мадридские принципы» будут фактически отменены не его усилиями, а недальновидной политикой Еревана?
Если армянская сторона сегодня подготовит документ, который будет более проармянским, чем «Мадридские принципы», в котором будут содержаться новые положения, направленные на обеспечение территориальной целостности и безопасности двух армянских государств, то это очень хорошо. Однако если дело именно так и обстоит, то следует опубликовать его, чтобы успокоить общество.
Однако если же переговорный процесс идет по сценарию, в рамках которого Степанакерт останется один на один с официальным Баку, то этот процесс необходимо остановить как можно скорее, иначе проблемы, которые последуют после такого изменения переговорного формата, грозят не только территориальной целостности Республики Арцах, но и Армении.
Любое правительство, которое придет на смену правительству Пашиняна, должно будет приложить массу усилий, чтобы остановить процесс, который запустил премьер. Главное, чтобы не пришлось исправлять ошибки, допущенные на дипломатическом фронте, на передовой. Хотя армянское общество и готово в любой момент дать отпор противнику, война, начатая по причине недальновидности собственного руководства, нежелательна при любых раскладах.
Целью всех государствоцентричных сил Армении должно стать противодействие процессам, которые приведут к изоляции Республики Арцах, к отказу в переговорном процессе от принципа права народов на самоопределение как фундаментальной основы урегулирования конфликта.
Когда речь заходит о возвращении Нагорного Карабаха за стол переговоров, власти Армении должны понимать, что Степанакерт должен вернуться за стол переговоров не вместо Еревана, а сидеть рядом с Ереваном. Иной вариант для Армении неприемлем.
В последнее время в политическом дискурсе Армении распространена формулировка о том, что «в тайне от народа по вопросу Карабаха никаких решений приниматься не будет». Во-первых, Пашинян во время майской пресс-конференции в Степанакерте в 2018 г. заявил о том, что не может вести переговоры с Азербайджаном, так как не имеет на это мандата, но как мы видим, переговоры велись, причем даже на уровне глав государств. И во-вторых: конечно, тайно от народа никаких решений приниматься не может, одна реальность такова, что переговорный процесс можно вести в таком русле, что завтра может возникнуть необходимость собрать митинг и поставить народ перед ложным выбором: либо Армения территории, либо война. Хотя угроза войны может стать реальной и в случае еще большего нарушения стратегического военно-политического и экономического баланса между Ереваном и Баку.
Бениамин Матевосян, политический обозреватель исследовательского института «Политэкономия», координатор Центра Публичной дипломатии (Ереван), политолог
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео