Ещё

И.о. главы МИД Армении: пост генсека ОДКБ должен остаться за нашей страной 

Фото: ТАСС
Одним из главных событий осени стала отставка генерального секретаря Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Юрия Хачатурова. Он был снят с должности по инициативе властей Армении, так как против него в стране возбуждено уголовное дело. Ожидалось, что вопрос о новом генсеке разрешится в ходе саммита ОДКБ в Астане, однако по итогам мероприятия было решено отложить решение до следующего саммита — в Санкт-Петербурге. При этом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что, по мнению ряда глав государств — участников ОДКБ, пост генсека должен перейти к представителю Белоруссии. В интервью корреспонденту ТАСС и.о. главы МИД Армении Зограб Мнацаканян рассказал о позиции Еревана по этому вопросу, а также о развитии отношений с Москвой, Вашингтоном и Тегераном.
— Господин министр, президент Казахстана заявил, что должность генсека ОДКБ в порядке ротации должна перейти к представителю Белоруссии. Позже было объявлено о том, что этот вопрос будет обсуждаться на саммите в Санкт-Петербурге 6 декабря. Означает ли это, что Армения лишилась возможности выдвинуть своего кандидата на этот пост и принято ли решение о лишении Армении должности генсека ОДКБ?
— ОДКБ представляет собой площадку военно-политического сотрудничества шести партнеров в сфере безопасности. Если в ответ на ваш вопрос я повторю, что утверждала Армения все это время, то можно будет сделать вывод, что пост генсека должен остаться за Арменией, и для этого у нас есть хороший кадровый потенциал. В то же время в основе вопроса лежит следующее: во-первых, нормативная база не предусматривает каких-то конкретных решений для разрешения вопросов, связанных с невозможностью исполнения полномочий генсека ОДКБ, во-вторых, решения принимаются консенсусом, в-третьих, авторитет, жизнеспособность, эффективность организации имеют для нас крайне важное значение. Как член ОДКБ мы заинтересованы в сильной организации и вносим свой вклад в это дело.
Мы инициировали процесс досрочного приостановления полномочий действующего генсека ОДКБ, поскольку с ним были правовые проблемы внутреннего характера. И сделали этого для того, чтобы с самого начала дифференцировать организацию и наши внутренние дела.
Наш подход направлен на укрепление действенности организации в целом, усилении сконсолидированности всех шести членов ОДКБ в широком смысле. Так что, отвечая на ваш вопрос, скажу, что нет, не означает. В составе ОДКБ шесть равноправных членов, и решения там принимаются консенсусом.
— То есть мы можем констатировать наличие проблем, связанных с нормативной базой, с документацией, которые также будут обсуждаться в ходе предстоящего саммита, а также тот факт, что заявление президента Казахстана отражает исключительно позицию этой страны…
— Повторюсь, в состав организации входят шесть равноправных стран, сотрудничающих вместе на основе консенсуса для достижения общих целей.
— Перейдем к другой теме. Не так давно Армению посетил советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, сделавший ряд примечательных заявлений, в частности о возможности приобретения Арменией американских вооружений. В ответ на это премьер-министр Пашинян заявил, что в случае получения выгодного предложения армянская сторона рассмотрит такую возможность. Что это — политические заявления или уже начат какой-то процесс, связанный с закупкой американского оружия?
— Никакого предложения Армения не получала. Кроме того, наша страна находится в весьма чувствительном регионе, где есть нерешенный конфликт, и достижение мира и стабильности, а также атмосферы, способствующей установлению мира, являются для нас весьма важными вопросами. Гонка вооружений в подобных условиях — крайне опасное явление.
И когда мы выражаем нашим партнерам недовольство продажей оружия Азербайджану, подчеркиваем, что не можем относиться к данному факту как к деловой сделке, а как к оружию, конкретно отнимающему жизни наших соотечественников, наших солдат, гражданского населения. Так что гонка вооружений в нашем регионе в подобных условиях весьма опасна.
Естественно, никто не может ставить под сомнение нашу боеспособность и решимость действовать как гарант безопасности этих людей. В то же время еще раз особо подчеркиваю приверженность Армении исключительно мирному урегулированию конфликта.
— США демонстрируют дружественное отношение к Армении, но в то же время вступают в явную конфронтацию с одним из союзников вашей страны — Ираном. Какой вы видите стратегию Еревана в этом положении «меж двух огней»? И как могут антииранские санкции, которые обещает ужесточить Вашингтон, отразиться на армяно-иранских отношениях?
— Мы четко обозначили нашу позицию, а именно: для нас это крайне чувствительный вопрос, поскольку Иран является важным партнером Армении, с которым у нас налаженная двусторонняя повестка, и она в контексте нынешних реалий региона имеет для Армении крайне важное значение.
Мы одними из первых приветствовали прогресс на переговорах по ядерному соглашению в 2015 году. В нынешней ситуации мы находимся в контакте со всеми нашими партнерами — и с Россией, и со странами ЕС, и с США, и с Ираном — с целью обеспечения наших интересов и сохранения региональной стабильности. Вы упомянули о визите Болтона, который также стал для нас возможностью объяснить вызовы, которые стоят перед нашей страной, а также продиктованную ими политику.
— Ожидается ли в ближайшее время встреча с российским коллегой Сергеем Лавровым?
— Как вы знаете, после назначения на эту должность уже в начале июня я совершил рабочий визит в Москву, где у нас состоялась продуктивная встреча с моим коллегой. У нас была и остается достаточно насыщенная повестка как в двустороннем, так и в многостороннем формате. Естественно, будут новые возможности для официального общения. Но в то же время за прошедшие шесть месяцев у нас было много поводов общаться, в том числе и на международных площадках, будь то в рамках ОДКБ или ООН. На прошлой неделе встречались в Астане.
Я очень ценю наши взаимоотношения, взаимопонимание и быструю досягаемость, а также опыт и знания министра Лаврова. Могу сказать, что за это время у нас сложились отношения, соответствующие стратегическому характеру взаимоотношений между нашими странами.
— Каковы возможности дальнейшего развития армяно-российских отношений, есть ли в них нереализованный потенциал?
— Вы прекрасно знаете, насколько насыщенна и динамична двусторонняя повестка армяно-российских отношений — от науки, культуры, образования до экономики, энергетики, транспорта и, конечно, военно-технического сотрудничества. Существуют налаженные форматы сотрудничества, которые позволяют нам определять новые направления углубления наших союзнических взаимоотношений.
Наши взаимоотношения консолидируются и через наше членство в таких организациях, как ЕАЭС и ОДКБ; мы тесно сотрудничаем и на других многосторонних площадках. У нас прочные союзнические отношения, строящиеся на основе равноправия, взаимодоверия и взаимоуважения.
Беседовал Нарек Галстян
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео