Ещё

Чем интересна Казахстану железная дорога Баку-Тбилиси-Карс 

Фото: Sputnik Казахстан
АСТАНА, 30 окт — Sputnik, . Президент Казахстана прибудет в понедельник в Азербайджан и примет участие в церемонии открытия железной дороги «Баку-Тбилиси-Карс».
Транспортный коридор, созданный для соединения железнодорожных путей Азербайджана, Грузии и Турции, интересен с точки зрения региональных политических противоречий: он явно невыгоден, в первую очередь, Армении и, как ни странно, Ирану.
Из иностранных руководителей, открывать новую железную дорогу будут президент Турции , грузинский премьер-министр и Нурсултан Назарбаев. Если интерес участвовать в мероприятии Эрдогана и Квирикашвили очевиден, интерес нашего президента к пусть и большому событию требует разъяснений. Прокомментировал ситуацию для Sputnik Казахстан руководитель алматинского офиса Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Аскар Нурша. Он объяснил, насколько может быть политизирован, как визит в Баку Нурсултана Назарбаева, так и в целом небезынтересный проект.
— Почему железная дорога «Баку-Тбилиси-Карс» не выгодна Армении?
— Вопрос в том, что Армения находится в состоянии транспортной изоляции, и в условиях конфликта вокруг Нагорного Карабаха стратегической задачей Азербайджана была диверсификация железнодорожных путей. В ее основе — выход на Турцию и создание дополнительных путей в обход территории Армении. Поэтому Армении это не выгодно: это усиливает транспортную изоляцию этой страны, вернее, уж точно не решает проблему разблокирования этой изоляции.
— Почему дорога не выгодна Ирану?
— В отношении Ирана надо смотреть с точки зрения баланса выгод — речь в целом идет об опасениях влияния западного и турецкого фактора на Южном Кавказе. Поскольку дорога создаст дополнительные коммуникационные связи между Турцией и Азербайджаном, есть опасения, что открытие такого транспортного коридора может работать на усиление западного присутствия в Азербайджане, в том числе военного.
— Президент Казахстана прибыл в Баку для открытия железной дороги вместе с турецким президентом Эрдоганом и грузинским премьером Квирикашвили. Какое отношение к этой железной дороге имеет Турция, Грузия и Азербайджан понятно. Но какое отношение имеет к ней Казахстан? Может ли визит Назарбаева нести чисто политическую функцию?
— Обратите внимание. Контекст текущего периода, когда железная дорога входит в эксплуатацию, в отличие от того времени, когда она только проектировалась, очень сильно поменялся. На этапе проектирования для этого региона была очень характерна геополитизация всех событий. И любое усиление контактов Азербайджана, Грузии и Турции рассматривалось в русле западной политики по ослаблению влияния России и Ирана. Такие пути рассматривались как диверсификационные проекты, идущие в обход территории этих двух стран как ключевое условие. Отсюда резко негативное отношение к проекту было и у России. Сейчас контекст поменялся.
Само азербайджанское руководство избегает излишне политизировать транспортные проекты, оно строит предсказуемые дружественные отношения с Россией, есть сферы, где страны сотрудничают. Россия — важный посредник в переговорах между Азербайджаном и Арменией, речь идет и о поставках российского вооружения Баку. Есть сильные отличия отношения к проекту нынешнего от отношения десятилетней давности.
— То есть, здесь больше экономической прагматики?
— В целом Азербайджан вышел из процесса подписания соглашения об ассоциации с , как и Армения. Украина и Молдова подписали, а эти две страны вышли. Кроме того, в отношении Азербайджана сейчас усиливается критика на Западе по вопросам прав человека, состояния демократии, и недавно в  были приняты документы, содержащие жесткую критику в адрес Азербайджана. Мы видим, что ситуация вокруг этого государства резко поменялось. И хотя объективные геополитические факторы остались в силе, для Баку это больше экономический проект, я бы сказал — геоэкономический проект.
— Но причем здесь Казахстан?
— Начиная с 90-х годов страны Центральной Азии также ставили вопрос о диверсификации транспортных коридоров. И были встречные проекты — например, проект ТРАСЕКА со стороны Европейского союза. Так вот, для Казахстана так же важны транскаспийские маршруты для транспортировки грузов. Помните, в Сирии сбили российский самолет, и возник конфликт между Москвой и Анкарой?
У многих партнеров России возникли сложности с доставкой товаров по северокавказскому маршруту. И часть товаров ушла через Азербайджан. Это доказало необходимость альтернативных торговых путей. Поэтому для Казахстана экспортное направление через Азербайджан сохраняет актуальность. Есть разные варианты — например, отправление через Грузию на черноморские порты, но этот маршрут (железная дорога «Баку-Тбилиси-Карс»— прим.) также может рассматриваться экспортерами в Казахстане для транспортировки товаров в Турцию, либо через Турцию в другие страны. Поэтому есть экономический интерес — помимо Казахстана, есть интерес у Узбекистана, Туркменистана в использовании транскавказского маршрута.
— А что касается других стран?
— Сейчас с развитием китайской инициативы «Один пояс, один путь» есть рост интереса Пекина. Китай активно пробивает транспортно-торговые коридоры в направлении Ближнего Востока и Европы. Поэтому в тестовом режиме проверяется эффективность транскаспийского и транскавказского маршрутов.
"Баку-Тбилиси-Карс" в перспективе также может использоваться в рамках китайского проекта и стать примером межгосударственного сотрудничества Китая, Казахстана, других стран Центральной Азии, Азербайджана, Грузии. Поэтому здесь меньше геополитики, больше геоэкономики.
Но, возможно, в случае обострения на Южном Кавказе, что не исключено, будет более болезненное восприятие этого проекта со стороны России и Ирана. Также возможно, что если отношения между Арменией и Азербайджаном будут улучшаться, не исключены попытки подключения Ирана и Армении к данным проектам. Если ветер подует в другую сторону, эта железная дорога может стать одним из проектов в рамках улучшения отношений между этими странами.
Справочно: Общая протяженность БТК составляет 826 километров. С начала эксплуатации БТК на первом этапе предполагается перевозить один миллион пассажиров и 6,5 миллиона тонн грузов, на втором этапе объем грузоперевозок может достигнуть 17 миллионов тонн и двух миллионов пассажиров в год.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео