Далее:

Как отразятся на СЗФО новые цены на лес

Как отразятся на СЗФО новые цены на лес
Фото:
Исключить посредников
Речь идет о постановлении правительства РФ, работа над которым должна завершиться к ноябрю. Как подчеркивает руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик, новшество позволит убрать с рынка компании-посредники, которые благодаря связям с местными властями получили за бесценок в аренду участки больших площадей, но производить из леса ничего не собираются. И помочь реальным переработчикам, покупающим втридорога древесину, чтобы загрузить производственные мощности.
— Условно говоря, если гонишь «кругляк», с куба плати 500 рублей, — поясняет глава Рослесхоза. — Если ты обеспечиваешь производство пиломатериалов неглубокой степени переработки, ставка может быть 250. Если ты производишь мебель или целлюлозу, ставка может быть 50. Чем выше передел, тем ниже ставка.
Проблема, когда реальным переработчикам древесины не хватает сырья, в прошлые годы была актуальна для многих регионов Северо-Западного федерального округа. Так, в Карелии целлюлозно-бумажные комбинаты не раз сообщали об остановке производств, потому что им нечем было загрузить свои мощности. В некоторых случаях ЦБК не хватало оборотных средств на покупку древесины, и собственные делянки, если бы они имелись, помогли бы предприятиям исправить ситуацию.
Сейчас расклад на рынке немного изменился. Практически все комбинаты стали частью крупных холдинговых предприятий полного производственного цикла. У этих групп компаний есть в долгосрочной аренде лесные участки, они инвестируют серьезные средства в создание собственных лесозаготовительных структур.
— Однако проблема все равно остается достаточно острой, — комментирует корреспонденту «РГ» ситуацию зам-директора Санкт-Петербургского НИИ лесного хозяйства Николай Петрунин. — Есть на рынке деревообрабатывающие предприятия, которым приходится переплачивать за сырье, и те, которые его заготавливают только для перепродажи. Поэтому инициатива Рослесхоза кажется мне верной и справедливой. Разумеется, ее необходимо детально обсуждать с игроками лесной отрасли, что сейчас и происходит. И с принятием новых подходов торопиться не следует — слишком уж много тут неурегулированных вопросов. На мой взгляд, следует выбрать несколько пилотных регионов в разных федеральных округах, опробовать там новую модель ценообразования, сделать выводы, исправить ошибки и только потом распространять новшество на все субъекты РФ.
"Малышам" нужна помощь
Как же изменится лесной рынок СЗФО, если реформа обретет законодательную силу? Холдинговые предприятия полного цикла только выиграют, ведь они занимаются глубокой переработкой леса и смогут сэкономить на отчислениях в бюджет, отмечают эксперты. А субъекты МСП, которые сейчас специализируются только на заготовке древесины, задумаются о создании перерабатывающих производств. Но им, чтобы реализовать свои планы, потребуется помощь государства.
— Многие средние и малые лесозаготовительные предприятия не занимаются дальнейшей переработкой древесины только потому, что у них нет возможности привлечь инвестиции в развитие деревообрабатывающих мощностей. Своих средств нет, и реальность такова, что наши банки фактически не предоставляют кредиты малому и среднему бизнесу. А если и будет достигнуто кредитное соглашение, то проценты за использование займа окажутся такими, что предприятие попадет в долговую яму, из которой вряд ли выберется, — продолжает Николай Петрунин. — Практически все деревообрабатывающее оборудование — импортное, на его покупку нужен не один десяток миллионов рублей, а государство со своей стороны субсидии на эти цели не предоставляет. Поэтому параллельно с вводом новой системы ценообразования необходимо подумать и о поддержке лесозаготовителей, которые хотят, но по объективным причинам не могут стать переработчиками.
По оценкам Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования, в Северо-Западном федеральном округе лесопользованием занимаются 2,7 тысячи частных компаний. Из них только 12 процентов являются крупными, остальные представляют малый и средний бизнес.
— Я с удовольствием открою производство мебельных плит, весьма востребованных на рынке, если появится возможность взять недорогой «длинный» кредит или займ, — рассказывает Антон Самохин, глава небольшой компании, которая арендует лесной участок в Новгородской области и продает круглую древесину. — Производственная площадка у нас есть, сырье тоже, но нет свободных денег на покупку оборудования.
Пока же уровень глубокой переработки древесины в отечественном лесопромышленном комплексе невысок. Неслучайно 37 процентов внутрироссийского рынка занимает импорт, и в основном мы ввозим из-за границы «лесные» товары с высокой добавленной стоимостью.
— Сегодня в РФ стоимость продукции, полученной с одного кубометра заготовленной древесины, в 2-5 раз ниже, чем в ведущих лесных державах мира, — поясняет Николай Петрунин. — В США этот показатель достигает 1000 долларов, а в Финляндии — 1200 долларов, тогда как в нашей стране — 264 доллара.
Переработка в приоритете
В РФ уже есть работающие механизмы поддержки предприятий лесного комплекса. Среди них — приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов, перечень которых утверждает минпромторг России. Инвесторы, готовые вложить несколько сотен миллионов рублей в организацию глубокой переработки древесины, получают земельные участки без аукциона и 50-процентную льготу при оплате лесных ресурсов.
Сейчас в нашей стране насчитывается 129 приоритетных «лесных» инвестпроектов. Так, в Вологодской области, где лесопромышленники реализуют порядка 20 таких масштабных инициатив, инвесторам предоставили лесные участки с объемом расчетной лесосеки 4,5 миллиона кубических метров в год. Это 15,6 процента от общей расчетной лесосеки региона. Инвестиции в рамках реализации приоритетных инвестиционных проектов составили на Вологодчине 12 миллиардов рублей.
— На сегодняшний день Вологодская область производит каждый десятый кубический метр круглых лесоматериалов, каждый одиннадцатый кубометр клееной фанеры и каждый четырнадцатый кубометр пиломатериалов и древесно-стружечных плит, — резюмирует заместитель губернатора региона Михаил Глазков.
Однако минимальный порог инвестиций, необходимых, чтобы проект получил приоритетный статус, предприятиям малого и среднего бизнеса преодолеть сложно. Если речь идет о модернизации производств, планка составляет 500 миллионов рублей, если о создании нового предприятия — уже 750 миллионов. По-этому механизмы поддержки проектов по глубокой переработке древесины следует адаптировать к экономическим условиям, в которых работают некрупные лесозаготовительные предприятия, и более активно применять на практике, считает Николай Петрунин.
Параллельно необходимо решить проблему освоения труднодоступных лесов. Сейчас в самых промышленно развитых регионах РФ предприятиям не хватает сырья, потому что запасы доступной древесины там практически исчерпаны. В то же время порядка 200 миллионов кубометров спелого качественного леса невозможно заготовить из-за отсутствия лесных дорог.
— По их протяженности на тысячу гектаров лесного фонда наша страна занимает последнее место среди ведущих лесных держав мира. Для сравнения: у нас на 1 тысячу гектаров — 1,4 километра лесных дорог, в Финляндии — 90 километров, в Австрии — 60, Германии — 45. При этом 95 процентов наших лесных дорог — грунтовые или «зимники», зависящие от погодных условий. Поэтому предприятия, желающие осваивать труднодоступную лесосеку, прокладывать дороги, разумеется, должны получать дополнительные и весьма значительные льготы, — подводит итог заместитель директора СПбНИИЛХ.
Оставить комментарий