Новая находка вызвала спор о подводных лодках: «Швеция лгала» (Expressen, Швеция) 

«Швеция лгала нам в лицо о причинах крушения „Эстонии“»
Фото: © AFP 2020, ROGER TURESSON / SCANPIX
Паром «Эстония» затонул, столкнувшись с подводной лодкой, объявили эстонские власти. Такая версия звучала и раньше, причем некоторые утверждали, что подлодка была российской. Но теперь говорят, что более 800 человек погибли в результате столкновения с подлодкой из . Expressen (Швеция) представляет комментарии политиков.
За прошедшие годы никаких обвинений со стороны мы не слышали, говорит Лена Йельм-Валлен (Lena Hjelm-Wallén), которая была тогда министром иностранных дел.

«Нет, ничего такого не было. Я удивлена, что они зазвучали сейчас», — говорит она и добавляет, что у нее с коллегами — главами было налажено хорошее сотрудничество.

Премьер-министры Эстонии, и Швеции Юри Ратас (Jüri Ratas), Санна Марин (Sanna Marin) и  (Stefan Löfven) встретились, после того как на Dplay представили новую информацию о том, как могла затонуть «Эстония».
И сейчас эстонский министр требует нового расследования. На пресс-конференции Ратас заявил, что «нужно докопаться до правды».

«Кажется правдоподобным?»

Маргус Курм (Margus Kurm), бывший главный прокурор, который возглавлял эстонское расследование, ранее критически отнесся к отчету Международной комиссии по расследованию крушения и сейчас убежден в том, что «Эстония» столкнулась со шведской подлодкой. Именно поэтому судно и затонуло так быстро, считает он.
Новые данные свидетельствуют, по его мнению, что Швеция скрыла правду.

«Вам кажется правдоподобным, что государство, у которого была возможность расследовать аварию, в которой погибли 850 человек, этого не сделало? Разве не должны были шведы в 1994 году отправить к затонувшему судну водолазов? Вероятно, они там были и обследовали все, что можно», — сказал он, по информации газеты Eesti Päevaleht.

«Швеция лгала нам в лицо», — добавил он.

Энн Тупп (Enn Tupp), бывший министром обороны во время крушения «Эстонии», разделяет мнение, что судно могло столкнуться с подлодкой, однако Швецию он не обвиняет, сообщает Yle.

«Множество теорий заговора»

Но за прошедшие годы никакие обвинения ни разу не звучали, говорит Лена Йельм-Валлен.

«Я сейчас имею в виду сотрудничество и мои отношения с коллегами-министрами и министерствами иностранных дел других стран. Нет, ничего такого не было. Обсуждали ли эксперты это дело между собой в ином ключе, я не знаю, но мне ни о чем не сообщали», — говорит она.

Она надеется, что инцидент можно будет изучить более исчерпывающе, применив новые методы расследования.

«Нет ничего странного в том, что вокруг этой темы множатся теории заговора. Ведь было очень трудно осознать, что такое могло случиться. Это касалось нас всех. Неудивительно, что было много сомнений. Печально, что все сложилось именно так».

Андерс Бьёрк (Anders Björck), который с 1991 по 1994 год был министром обороны Швеции, теорию Маргуса Курма опровергает.

«Чтобы скрыть подобное, потребовалась бы масштабная кампания замалчивания», — сказал он SVT.

Если бы «Эстония» столкнулась с подводной лодкой, у судна были бы очень заметные специфические повреждения, считает он.

Дополнительные комментарии о новых данных

Expressen: Как вы относитесь к новым данным?
Микаэль Дамберг (Mikael Damberg), министр внутренних дел:

Многие изучали катастрофу за все эти годы. Сейчас у нас нет никаких оснований подвергать сомнениям сделанные выводы. Этот вопрос вообще подняли слишком рано. Прежде чем мы станем комментировать, оценить и подтвердить новые данные должны компетентные органы.

— Швеция согласна снова отправить на место происшествия водолазов?

— Все зависит от органов, достаточно компетентных, чтобы оценивать повреждения корпуса и обстоятельства ужасных катастроф. Они должны высказать свое мнение: Действительно ли это новые данные? Есть ли естественное объяснение? Должны ли мы продолжать расследование или нет? Очень важно опираться на их решения по этим вопросам, прежде чем комментировать.

— Может ли речь идти о шведской подлодке?

— Я считаю, нужно быть очень осторожным, высказывая необоснованные догадки. Я бы предпочел это не комментировать, чтобы не вызывать излишний ажиотаж. Полагаю, нужно вести дискуссию как можно более серьезно, слушать экспертов в этой области. Потом можно будет принять решение, надо ли нам продолжать что-то делать по этому вопросу. Но в любом случае следует проявить большое уважение к близким погибших, которым пришлось пережить эту катастрофу.

Expressen: Что вы думаете насчет мысли, что это могло быть столкновение?
Ханс Русенгрен (Hans Rosengren), следователь комиссии по расследованию крушения:

Нет, у нас туда ныряли водолазы. Они провели под водой 100 часов и отчитались, что ничего интересного не нашли. А такое они бы сразу обнаружили.

Мы ничего такого не обсуждали, насколько я помню, никаких версий о столкновении. Но это, конечно, было 25 лет назад. Мы подробно представили нашу точку зрения о том, как могли развиваться события: у судна отошел носовой визор, и морская вода в больших количествах хлынула прямо на автомобильную палубу. Такая была у нас теория.

— Как вы относитесь к обвинениям Эстонии?

— По этому поводу у меня мнения нет. Если они хотят так считать, пусть считают, я к этому никак не отношусь.

— У вас не было впечатления, что Швеция что-то скрывает?

— Вовсе нет.

Expressen: Когда вы были министром иностранных дел, Эстония предъявляла обвинения?
Лена Йельм-Валлен (Lena Hjelm-Wallén), министр иностранных дел в 1994 году:

Нет, эстонцы ничего такого не говорили. Я сейчас очень удивлена.

Я имею в виду сотрудничество и отношения с коллегами-министрами и министерствами иностранных дел других стран. Нет, ничего такого не было. Обсуждали ли эксперты это дело между собой в ином ключе, я не знаю, но мне ни о чем не сообщали.

— Как строилось тогда общение между главами МИД?

— Мы тогда, конечно, обсуждали катастрофу как таковую. Когда я вступила в должность, и у меня появилась такая возможность, я сразу же отправилась в Таллин. У нас с эстонским коллегой было налажено отличное сотрудничество.

— Что скажете о новых данных?

— Нет ничего странного в том, что вокруг этой темы множатся теории заговора. Ведь было очень сложно осознать, что такое могло случиться. Это касалось нас всех. Неудивительно, что было много сомнений. Печально, что все сложилось именно так. Но, надеюсь, сегодня мы сможем выяснить больше. Сегодняшние методы следствия более совершенные.

— Результаты расследования вам тогда показались надежными?

— У меня не было никаких причин им не доверять. У меня нет другой информации и компетенций, чтобы сомневаться в том, о чем нам рассказали. Тем не менее сейчас мы узнали кое-что новое, и полезно будет в первую очередь оценить эти данные и насколько возможно глубоко в них разобраться.

Expressen: Как строится общение с эстонским премьер-министром?
Йоста Бруннандер (Gösta Brunnander), пресс-секретарь премьер-министра Стефана Лёвена:

Во вторник на прошлой неделе премьер-министр и Ратас вместе пообедали в резиденции Сагерска хюсет (в Стокгольме — прим. перев.) и обсудили «Эстонию».

Вчера вечером премьер-министр снова поговорил с Юри Ратасом. Они пришли к заключению, что их позиции по поводу дальнейших действий совпадают. Соответствующие компетентные органы рассмотрят новые данные и проанализируют их.

— Как Стефан Лёвен относится к идее снова отправить водолазов на место трагедии?

— Для начала важно позволить нашим компетентным органам проанализировать эти данные. Вопрос технического расследования, с нашей точки зрения, подняли слишком рано. Однако обе стороны согласны, что делом должны заняться эксперты.