Ещё

Аннулировали визу задним числом: как в Прибалтике чуть не сорвали съемки «Звезды» об уничтожении памяти о Войне 

Аннулировали визу задним числом: как в Прибалтике чуть не сорвали съемки «Звезды» об уничтожении памяти о Войне
Фото: ТК «Звезда»
Страны Балтии нашли способ бороться с неугодными СМИ, просто внося их в черные списки, уверены журналисты.
Корреспондента «Звезды» Юлию Шатилову задержали в аэропорту во время очередной командировки в Прибалтику. Самолет штатно совершил посадку и на паспортном контроле случилось неожиданное — из зала прилета журналиста отвели в подвальное помещение погранслужбы воздушной гавани. После пяти часов разбирательств выяснилось, что Шенгенская виза аннулирована задним числом аккурат после резонансного репортажа из . Несмотря на трудности, история из Вильнюса — как в  переписывают исторические факты и уничтожают память о советских солдатах — была рассказана.
Авиабилет корреспонденту поменяли после того, как в ситуацию вмешалось посольство . Шенген в паспорте оказался перечеркнут: Латвия аннулировала его в декабре при отсутствии проблем с законом или на границе. Произошедшее остается связать лишь с журналистской деятельностью: как раз в это время вышел резонансный репортажа про факельные шествия в центре Риги, на которых все чаще можно видеть флаги потомков легионеров СС. Вывод напрашивается сам собой: в Латвии поднимает голову национализм.
Почти год назад в аэропорту Вильнюса произошла аналогичная история — шеф-редактора агентства Sputnik Литва Марата Касема продержали пять часов в том же подвале. Однако для него все закончилось куда более серьезно — Касема, не раз делавшего громкие расследования про пособников фашистов — лесных братьев, назвали «угрозой нацбезопасности» и запретили въезд в Литву на пять лет.
Все это можно было счесть совпадениями, если бы буквально две недели назад другому корреспонденту «Звезды» —  — тоже не аннулировали визу по инициативе Латвии. Перед этим он как раз работал в Риге, рассказывал о притеснении русскоязычного населения.
Марат Касем убежден — страны Балтии нашли способ бороться с неугодными СМИ, просто внося их в черные списки и аннулируя визы. Вот и европейские ценности, и уважение к свободе слова.
«Мы очень скоро будем в таком режиме как Северная Корея и когда для российских журналистов кадры из стран Балтии, это будет просто большая находка, что там можно что-то снять», — комментирует он.
Хотя Юлию Шатилову и не пустили за территорию аэропорта, сделать репортаж в Литве — дело принципа. Руководитель Литовской ассоциации военной истории «Забытые солдаты» привел оператора на кладбище в центре Вильнюса, где покоятся сотни советских солдат.
По словам Орлова, поисковики в столице и других литовских городах больше не могут заниматься раскопами: искать и перезахоранивать красноармейцев не разрешают власти. Более того, каждая поисковая операция — это угроза стать фигурантами уголовного преследования. Литовские силовики заводят дело при любой находке останков и попытке похоронить бойца достойно.
«Говорить, что мы делали что-то незаконно, под покровом ночи, как нас обвиняли, внесли сюда тела, потом еще и ночью установили памятники путем взлома калитки кладбища — это смешно», — говорит Орлов.
Поиском безымянных могил советских солдат он занимается почти 15 лет. Сначала власти Литвы его поддерживали, но когда политика изменилась и бойцов Красной Армии, разгромивших фашизм, в Прибалтике стали называть оккупантами, чиновники стали вставлять палки в колеса. Посол России в Литве отмечает, что в отличие от Латвии и Эстонии литовские власти действуют более изощренно.
«Они не запрещают, но создают такие условия законами, подзаконными актами, правилами специальными, которые делают невозможным получение разрешения или осуществление этих раскопок», — объясняет он.
Так, с 2017 года в Литве невозможно ремонтировать памятники советским солдатам. Они разрушаются и исчезают. Удобно: вроде бы ничего не делая, избавляться от столь ненавистного советского прошлого.
В стране, где с легкостью переписывают историю, и свои ветераны уже не освободители — их подвиг втоптали в грязь, назвав оккупантами.
В 1944 году Юлиус Декснис выбивал фашистов из родной Литвы, а теперь вынужден прятать медали и слезы досады и унижения.
«Мы очень обижены на наше государство, — делится эмоциями Декснис. — Я литовец, воевал в 16-й литовской стрелковой дивизии. Какой я оккупант?!»
На кладбище под Вильнюсом Орлов показывает плиту на братской могиле. Семь лет назад благодаря поисковикам на ней появилось имя — младший лейтенант Шкарупин.
«Много-много лет родственники его искали и никак не могли найти, где же человек похоронен. Сложная была работа с документами, с архивами», — поясняет поисковик.
В Московской области полковник запаса ведет по музею, который создал на даче для внуков — в нем и воссозданная форма времен Великой Отечественной, и портрет того самого 20-летнего младшего лейтенанта и танкиста Григория Шкарупина — его родного дяди.
Перебирая пожелтевшие документы полковник говорит, что если бы не литовские поисковики, он ничего бы не знал про то, как героически погиб в 43-м его дядя в литовских лесах. Теперь знает и он, и внуки. И никак не может взять в толк — чем литовским чиновники так мешают погибшие красноармейцы.
«Эта война в отношении тех людей, которые на тот период для своей родины сделали все. Самое дорогое — они отдали жизнь. И это по сути война не с нами, ни с теми, кто живет сейчас, это война с теми, кто отдал свою жизнь. Война с мертвыми», — подытоживает он.
Только в литовской земле остались лежать 80 тысяч советских солдат и офицеров. И как бы прибалтийские политики не затыкали рты неугодным журналистам и не возбуждали уголовные дела на поисковиков — стереть память не получится.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео