Ещё

Евродепутат Андрей Мамыкин: «Клятва гражданина Латвии круче, чем клятва юного пионера» 

Фото: Аргументы Недели
До сих пор не прекращается обсуждение института негражданства в Латвии. На то, что это нарушение прав человека, уже обратили внимание международные организации: комитет по правам человека и по ликвидации расовой дискриминации ООН. На сегодняшний день в Латвии этот вопрос продолжает быть актуальным. Наступят ли такие времена, когда исчезнет институт неграждан в Латвии? Почему многие обладатели «чужого» паспорта не торопятся принять латвийское гражданство? На эти и другие вопросы ответил в эксклюзивном интервью евродепутат Андрей Мамыкин.
Кто же такие неграждане Латвии?
Люди, переселившиеся в Латвийскую республику из других союзных республик в 1940 — 1989 годах, и их дети, родившиеся до 1 июля 1992 года.
— Андрей, институт неграждан — «изобретение» исключительно Латвии и Эстонии. Такой вариант «неграждан» не существует нигде в мире. Но долгое время власти Латвии пытались убедить людей «без гражданства», что это норма и все совершенно законно. Действительно ли все это «изобретение» законно?
— Я бы уточнил: «изобретение» негражданства есть не только в Латвии и Эстонии, но и в Словении. В 90-х в Словении существовало приблизительно 70 тысяч человек. Это были этнические сербы, которые имели «устаревший» паспорт социалистической Югославии. Они реально были бесправны: полное отсутствие социальной помощи. Даже скорая помощь была им, образно говоря, не всегда доступна. Сегодня, по моим подсчетам, их осталось около 3 000 человек. В 2010 году власти Словении приняли закон, обещающий уравнять в правах всех жителей страны. Действительно, в Словении существует облегченный вариант натурализации. Некоторые неграждане Словении уехали в Сербию и спокойно проживают там. Но прежде чем этот вопрос сдвинулся с «мертвой точки» были суды и были огромные компенсации за такое безобразие.
— Я понимаю, что тогда неграждане, например, Латвии могут обратиться в европейский суд по правам человека и решить этот вопрос. Так ли это?
— Могут, конечно, но есть «но». Неграждане Латвии имеют особый юридический статус. Государство несет ответственность за неграждан: предоставлена социальная помощь, право на учебу, работу и т.д. Да, неграждане Латвии не могут участвовать, например, в муниципальных выборах, отдать свои голоса за депутата в ЕП. Более того, есть порядка 80-ти профессий, куда «закрыт путь» негражданину: не имеет право работать полицейским, адвокатом и даже пожарным! Кстати, я до сих пор не понимаю, а почему пожарным нельзя? Власти Латвии боятся, что неграждане подольют в огонь бензин? Такие ограничения мне сложно понять. Это действительно тяжелый и болезненный вопрос. Я очень сочувствую негражданам. Вот поэтому мы с коллегой из Эстонии Яной Тоом целых пять лет поднимали этот вопрос в ЕП. Результаты есть, конечно. Сегодня негражданам не нужно оформлять вид на жительство, есть возможность без визы передвигаться по Европе. А наши националы «ля пабриксы» даже выдвинули теорию, что у неграждан больше прав, чем у граждан: они могут без визы путешествовать по России. Все это печально. Но государство, повторяю, несет юридическую ответственность за неграждан и вопрос с судом очень непростой. Неграждане Латвии — «полуграждане». Если так можно сказать.
— Андрей, но почему часть неграждан не особо спешить получить гражданство?
— Это больше моральный аспект. Конечно, для многих неграждан этот вопрос принципиальный: родился, учился, работал, платил налоги и в один интересный момент ты стал «полугражданином». Конечно, это унизительно! Понимаете, происходит огромная подмена понятий. Правящие кричат, что нужно выучить латышский язык и натурализоваться! Перестаньте! Я знаю, как, например, чеченцы, которые приехали в Латвии и прожили совсем немного тут, получали за деньги паспорт гражданина. И я знаю людей, которые своими действиями доказали преданность и лояльность государству, но имеют паспорт негражданина. Например, известный журналист Саша Красницкий, который выступал за независимость Латвии. Более того, он даже вступил в гражданский комитет в 90-е. И этот комитет обещал ему гражданство Латвии. Именно! Даже если ты русский, но поддерживаешь независимость своего государства, то стать гражданином не составит труда. До сих пор Саша — негражданин. Как еще доказать лояльность нашему государству? Встать на табурет? Я точно знаю, что Красницкий не пойдет получать гражданство Латвии. Это унизительно! Кстати, я тоже был негражданином. Почему я прошел натурализацию? Хотел участвовать в выборах. Для меня это был принципиальный вопрос. Я помню, как присягал на верность Латвии: есть клятва гражданина Латвии, в которой говориться, что если будет нужно, то гражданин клянется отдать свою жизнь за Латвию. Все очень серьезно! Клятва гражданина Латвии круче, чем клятва юного пионера. А вы как думали?
— Я думаю, что есть вариант уничижения русскоязычных! Не думаю, что власти Латвии не понимали, что они делают, когда «изобретали» институт неграждан.
— Я не думаю, что это было сделано специально. Это исходило из того, что в Латвии около 40% русскоязычных, а это значит, что в 90-е к власти могли прийти именно они. И какая тогда независимость? Этого не могло быть! Если бы было, например, 3% русскоязычных, то был бы нулевой вариант гражданства, как в Литве. Там всем жителям дали гражданство Литвы.
— Андрей, когда исчезнет институт неграждан в Латвии?
— Сложно сказать. Поймите, ЕС не может приказывать Латвии решить этот вопрос. Это дело государства. Да, рекомендовать может, но не более.
— Я понимаю, что правительство Латвии ждет пока решится этот вопрос естественным путем.
— Категория неграждан — люди пенсионного возраста и те, кому не так далеко до пенсии. Это 50 лет и далее. Есть люди, которые получили уже гражданство других стран, но проживают в Латвии. Пока дело обстоит именно так.
— Благодарю за интервью.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео