Ещё

Эстония теряет берега 

Фото: Reuters
Комитет постоянных представителей государств Евросоюза (COREPER), куда входят постпреды государств-участников ЕС и их заместителей, 5 декабря обсудит расширение санкций против России из-за ситуации на Украине. Обсуждаемые санкционные меры могут быть утверждены уже 10 декабря в рамках заседания Совета ЕС по иностранным делам. За усиление санкционного давления на Россию активно голосует Эстония, в своей русофобской риторике зашедшая дальше других прибалтийских стран.
На введении новых санкционных мер против России из-за прецедента с украинскими кораблями, имевшего место в Керченском проливе, сегодня настаивает, в первую очередь, Украина. Представитель МИД этой страны 3 декабря во время выступления в парламенте ЕС предложил расширить санкции против России. Дипломат считает целесообразным запретить российским кораблям, выходящим из Таганрога и Ейска, швартоваться в портах Европы и, помимо этого, он призвал расширить персональные санкции. За ужесточение индивидуальных санкций против граждан РФ выступает и Великобритания вместе с Нидерландами. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй 3 декабря, выступая в Палате общин британского парламента, призвала страны-члены Евросоюза «более широко» взглянуть на акт Магнитского, связанный с правами человека.
Традиционно любое санкционное давление на Россию готовы поддержать Польша и страны Прибалтики. Воспользовавшись случаем, евродепутат от Латвии Сандра Калниете подготовила проект резолюции с требованием остановить реализацию проекта «Северный поток — 2», так как «он не соответствует политике ЕС, угрожает энергетической безопасности и внутреннему рынку Евросоюза». Прибалтийские страны рассчитывают получить газ из Польши, которая в свою очередь будет получать его из Норвегии через морской магистральный газопровод Baltic Pipe. Положительное решение о строительстве этого газопровода было принято 30 ноября. Проект финансируется из бюджета ЕС и, согласно планам, вступит в строй в 2020 году. Baltic Pipe соединит газовые системы Польши, Литвы, Латвии и Финляндии.
В когорте русофобски настроенных прибалтийских государств особо выделяется Эстония. Как уже сообщал News.ru, парламент Эстонии принял заявление, в котором потребовал от России освободить украинских моряков, задержанных после инцидента в Керченском проливе. Одновременно, депутаты рийгикогу (государственного собрания) выступили за расширение антироссийских санкций.

Эстонцы готовы остаться без границ

Как сообщал ранее News.ru, консервативная народная партия Эстонии (EKRE) подготовила законопроект, который предполагает отказ от ратификации пограничного договора с Россией и отзыв подписи эстонской стороны под ним. Таллин, по мнению создателей законопроекта, не должен заключать международные соглашения с государством, которое «обостряет военный конфликт с Украиной и не придерживается международных договоров».
18 февраля 2015 года министры иностранных дел Эстонии Урмас Паэт и глава МИД РФ Сергей Лавров подписали договоры о границах: стороны не имеют территориальных притязаний друг к другу, и договоры касаются только решения пограничных вопросов. Первое чтение закона о ратификации пограничных договоров прошло в Эстонии в 2016 году, но процесс ратификации в Госдуме ещё даже не начался. В январе 2018 года Лавров заявил, что нормальная атмосфера для ратификации документов не достигнута: Эстония продолжает обращаться к русофобской риторике. Договор может вступить в силу лишь после ратификации документа в парламентах обеих стран — через 30 дней после обмена ратификационными грамотами.
О том, что заставляет Эстонию и другие прибалтийские государства вести антироссийскую риторику и зачем Таллину разрывать с трудом достигнутые договорённости о морской и сухопутной границах с Россией, News.ru рассказали эксперты.
Николай Межевич, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований; доктор экономических наук, профессор:
Первое, что нужно отметить — неадекватное восприятие Таллином, Ригой и Вильнюсом своего статуса в современном мире. Это большая проблема. Очень опасно переоценить свои возможности. Опасно и недооценить. В случае с Россией, с моей точки зрения, речь идёт о некоторой недооценке наших внешнеполитических возможностей. А в случае с Эстонией, Латвией и Литвой — гигантское преувеличение собственных возможностей. Политика этих стран не самостоятельная. Указания президентам прибалтийских государств даёт третий секретарь американского посольства — не скажу, что швейцар, но далеко не первые лица. Внешней политики у этих государств нет. Им дозволяется лишь кричать существенно громче, чем это делает хозяин. Если США, так или иначе, ведут более-менее сбалансированную политику, и до настоящего времени Вашингтон крайних точек ещё не перешёл, а в ряде случаев делает заявления, которые можно трактовать как приглашение к дискуссии, то в Таллине, в Риге и Вильнюсе сидят несамостоятельные политики, которые хотят быть «набожнее папы Римского».
Что касается предложенного законопроекта: договор о границе нужен не России, а Эстонии. Выступает против этого договора не весь эстонский парламент, а только часть его наиболее, я бы сказал, сумасшедших депутатов и наиболее невменяемых политиков — это партия EKRE (Консервативная народная партия Эстонии. — News.ru). Партия настолько ультраправая, что, уверяю вас, Адольф Алоизович с удовольствием принял бы их в ряды своей партии, если бы дожил до этого момента. В отношении «Северного потока — 2»: прибалты могут кричать, и даже полным составом своих правительств совершить ритуальное самоубийство, но в территориальных водах Эстонии, Латвии и Литвы этот газопровод не проходит, поэтому права голоса у них нет. Что же касается газопровода из Норвегии в Польшу, то это даже не смешно. Газопровод — это сложное и крайне дорогое строительство, и пока его не ввели в строй, все разговоры бессмысленны. Более того, практика польского энергетического строительства свидетельствует: мало того, что надо ввести газопровод в строй, надо ещё смотреть на цены. Трубопроводный газ, действительно, дешевле, чем американский сланцевый. Но норвежский трубопроводный газ гораздо дороже российского, хотя формально идёт с более близкого расстояния. Не говоря уже о том, что в Норвегии запасы газа ограничены, месторождения находятся на стадии истощения.
Алексей Мартынов, директор Международного института новейших государств, политолог, международный эксперт:
Во-первых, этот шаг Эстонии — глупый. Такой же глупый, как и многие другие глупости, которые они делают. И повод странноватый. Вообще-то непризнание общих границ с соседним государством как раз и располагает к возникновению множества недоразумений: если нет границ, чёткой и согласованной линии, то как определить, где заканчивается территория одного государства и начинается территория другого? В международном праве организовано так: если вы не подтверждаете нового положения вещей, то автоматически действует предыдущая договорённость. Не признавая границ с Россией, Эстония автоматически признаёт себя частью большой советской страны. Для России это не проблема — собирается ли кто-то что-то нарушать со стороны этого маленького клочка земли… А вот для Эстонии, которая очень маленькая и которой важен каждый квадратный метр, это проблема. В целом непризнание границ создаёт новые возможности для провокаций. Возможно, они для этого и пытаются провести такой законопроект — чтобы потом уже на российско-эстонской границе устроить нечто подобное провокации в Керченском заливе. Либо это глупости, либо сознательная подготовка к новым провокациям.
Александр Асафов, политолог:
Государства, слишком лояльные США, начинают корректировать свою позицию после ситуации в Керченском проливе в сторону эскалации напряжённости. Нужно обратить внимание на конфликт позиций в немецком обществе и на политику стран Прибалтики. В Германии есть Шрёдер, который говорит о том, что страна не должна вести себя подобным образом. Но в Прибалтике многие политики ищут точки, которые помогут обострить ситуацию, и готовы идти гораздо дальше, чем США в своей риторике. Евродепутат от Латвии (Сандра Калниете. — News.ru) пытается продвигать проект резолюции с требованием остановить реализацию «Северный поток — 2». Цель обострения антироссийской риторики и вся эта демонстрация лояльности США — конвертировать всё это в экономические преференции для себя: кредиты, субсидии, помощь, поддержку и так далее. Все прибалтийские государства находятся в конкуренции, они все пытаются в разных направлениях продемонстрировать максимально высокий градус лояльности, и они надеются, что их усердие будет оценено. Точно так же поступает и Польша, преследуя те же цели.
Александр Михайленко, профессор кафедры внешнеполитической деятельности России факультета национальной безопасности (ФНБ) РАНХиГС:
Насколько я помню, договор о границах между Эстонией и Россией уже готов, подписан, и дело лишь в его ратификации. На последней стадии они внесли в преамбулу договора совершенно неприемлемые для нас вещи. Для договора они не особенно меняют что-то, но в преамбуле оговаривается возможность вернуться к территориальным претензиям. Именно поэтому мы этот договор не ратифицировали. Это наша исходная позиция. Когда будет благоприятная обстановка, когда в Эстонии прекратится русофобская риторика, тогда можно вернуться к этому договору. Сейчас такого успокоения не предвидится, и, напротив, идёт обострение ситуации. Эстония — один из самых активных русофобов. Понимая, что у них в этой игре не так уж много козырей, они подхватили фактор с провокацией в Керченском проливе и выступили с такими заявлениями. В принципе, любая страна априори заинтересована в том, чтобы вопросы с её границами были урегулированы. Поскольку когда есть неурегулированность, то определённое беспокойство есть с обеих сторон. Не думаю, что Россия в восторге от заявления эстонцев. Но этот вопрос сейчас нельзя решить. Эстонцы пели в общем хоре русофобов; сейчас они стали петь на два тона выше. Для России мало что поменялось.
Комментарии1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео