Ещё

Велика вероятность, что в 2050 году в Литве будет 4 миллиона жителей 

Фото: ИноСМИ
2018 год начался с хороших новостей — сообщается, что впервые за историю независимой Литвы в декабре прошлого года число иммигрантов превысило количество эмигрантов, и в Литве стало на 236 жителей больше. Правда, как считают аналитики, это может быть однократное явление, однако они все равно считают, что самый «черный» период эмиграции уже в прошлом.
Данные Департамента статистики показали, что в прошлом году из Литвы уехали 57 тысяч 200 человек, это на 6 тысяч 900 больше, чем в 2016 году. За тоже время в Литву приехали 29 тысяч 300 человек, это на 9 тысяч 200 больше, чем в 2016 году. Большая их часть — вернувшиеся эмигранты. Беседа о тенденциях в сфере эмиграции с экономистом банка Luminor Жигимантасом Маурицасом.
Delfi: Вы предлагаете спор: 1000 евро, что эмиграция в этом году будет ниже, и еще 500 прибавите за то, что чистая эмиграция в этом году будет ниже, чем за последние 25 лет, т.е., что в 2018 году Литву покинет не больше 11 тысяч человек. Еще Вы говорите, что если проспорите эти 1 тысячу 500 евро, то переведете их на счет Литовской армии. Но если положительные данные за декабрь, как говорят аналитики — это однократное явление, то вы рискуете потерять свои деньги? Для вас это небольшая сумма?
Жигимантас Маурицас: Конечно, это деньги. Но любой спор — это риск, но есть много рациональных объяснений моему риску. Во-первых, что касается тысячи евро. Миграция в этом году точно должна быть меньше, чем в прошлом, разве что случится что-то неожиданное и очень плохое в Литве или в мире. В начале прошлого года сильно выросла статистическая миграция из-за взносов ОНЗ, поскольку жители, чтобы не платить этот налог, искусственно регистрировались в других странах. Поэтому в январе — феврале было по 7 тысяч эмигрантов в месяц. В декабре прошлого года, когда баланс был положительный, эмигрантов было меньше 3 тысячи. Думаю, что эти 3 тысячи — более реальное число, чем 7 тысяч. Итак, с первой частью все просто.
— Кстати, кто-то принял ваш вызов?
— Нет. Я провоцировал, но никто мой вызов не принял. Что касается второй части, то здесь риск немного выше. Иммиграция в Литву не первый год растет. Это не временная тенденция. Можно надеяться на 35 — 40 тысяч иммигрантов в этом году. Поскольку эмиграция снизится, и будет меньше 50 тысяч, то и соотношение (иммигрантов/эмигрантов — прим. ред.) будет меньше, самым низким за последние 25 лет. А может быть, даже будет баланс.
— То есть не только меньше 11 тысяч, но и, к примеру, плюс 500?
— Да, как в декабре прошлого года.
— Я не просто так спросил вас, деньги ли эти 1 тысяча 500 евро, поскольку зарплаты — это именно тот пункт, из-за которого мы уезжаем. У нас небольшие зарплаты, поэтому люди ищут лучшего заработка за границей. Неужели сейчас все будет так, что все будет быстро расти, поэтому свои могут вернуться домой и спокойно жить?
— Разница в зарплатах есть, она сохранится, она слишком велика, но люди находят ниши по специальности, скажем, информационные технологии или другие секторы, где зарплаты ненамного выше. Люди решаются получать меньше, но жить в своем окружении. Другой момент существенный — если взглянуть на статистику, куда люди возвращаются — это крупные города. И успех нашей эмиграционной политики, я думаю, по большей мере зависит от привлекательности наших больших городов. Насколько они будут конкурентоспособны в европейском масштабе и сколько у нас будет этих городов, к сожалению, сейчас реально есть лишь один — Вильнюс. Но если мы будем надеяться, что человек, прожив 5 — 7 лет в Лондоне или Дублине решится, вернуться в небольшой городок, скажем Скуодас, Купишкис или Пасвалис… Чаще всего, к сожалению, на такие радикальные решения люди не идут.
— Какие вы видите шаги нашего правительства в деле снижения масштабов эмиграции?
— Я думаю, в первую очередь не надо злить эмигрантов решениями, подобными ОНЗ. Может, теоретически, это и неплохое решение, но то, как это подается, как его люди понимают, как вообще оценивают наше государство, его эффективность, доверие к нему, такого не должно делать. Другой момент — наверное, должны стараться обеспечить максимально хорошие условия для местных жителей и создавать как можно более ясную систему. Хороший пример — Люксембург. Он лидирует в сфере инвестиционных фондов. Но почему? Потому что все там расписано в книжечке едва ли не из нескольких страниц. Все — от А до Я. Такое должно быть и для наших эмигрантов, чтобы не было такого, что люди вернулись, хотят вести детей (в школу — прим. ред.), а там какие-то выравнивающие классы. Надо более гибко подходить ко всему, если мы хотим вернуть эмигрантов. Третий момент — все же, даже если это и непопулярно, не нужно столько внимания регионам, туда люди все равно не возвращаются. Надо укреплять центры, создавать центры лидерства, мировые центры лидерства ЕС — иметь несколько или один, но хороший университет мирового уровня, какие-то инновационные центры, инвестиции, крупные компании. Не потребуются дополнительные кампании, вроде компенсаций за жилье в регионах, которые сейчас придумали. Не из-за дорогого жилья люди уезжают. Жилье очень дешевое, иногда до смешного дешевое. Уезжают люди из-за небольших зарплат, нет рабочих мест, низкое доверие к государственным ведомствам, высокий уровень коррупции и т.д.
— Вот вы и сказали, что у нас проблемы с лидерами и идеями — на самом деле это проблема Литвы. Как вы думаете, какой будет Литва в конце 2018 года? Сколько здесь будет людей? Изменится ли их количество, по сравнению с тем, что есть сейчас?
— Я думаю, что оно все же уменьшится. Конечно, уменьшится. Но мой прогноз — должно быть 2,8 миллиона. Литва — феномен, у нас нет ни войн, ни стихийных бедствий. Это стабильный период — мы являемся членами НАТО, ЕС, еврозоны, скоро станем членами ОЭСР, у нас образованные люди, но все равно у нас высокий уровень эмиграции. то необычно в мировом масштабе. Такого в Литве почти не должно быть. Люди должны ехать в нашу страну. Поэтому, если взглянуть на долгосрочную перспективу, если говорить о 2050 годе, я думаю, большая часть прогнозов, что здесь будет 1,5 миллиона — это глупости. Больше вероятность, что в 2050 году в Литве будет 4 миллиона жителей. Конечно, это не факт…
— Тут вы спор не предлагаете?
— Что это будут литовцы здесь — нет. Но людей будет больше. Я думаю, точно будет больше, такой уж мы феномен. — Спасибо за интервью.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео