Ещё

Как приход Китая в Афганистан затронет интересы США и России 

Китай подключит Афганистан к «Китайско-пакистанскому коридору развития» в рамках проекта «Один пояс — один путь». Об этом заявил во вторник министр иностранных дел КНР Ван И на первой в истории трехсторонней встрече министров иностранных дел Китая, Пакистана и Афганистана. КНР активно претендует на экономическое и политическое доминирование в регионе, угрожая интересам США, отмечают эксперты. Сможет ли Пекин вытеснить американцев из Афганистана и как это скажется на интересах России — в материале RT.
Коридор влияния
Первая встреча министров иностранных дел Китая, Афганистана и Пакистана завершилась во вторник, 26 декабря, в Пекине. Стороны обсудили широкий спектр вопросов, однако наиболее громкое заявление касалось экономического сотрудничества, и сделал его министр иностранных дел Китая Ван И. Выступая перед журналистами, он отметил, что Китай и Пакистан будут использовать все подходящие средства, чтобы «расширить „Китайско-пакистанский экономический коридор“ на Афганистан».
Речь идёт о масштабном инфраструктурном проекте общей стоимостью $62 млрд, создание которого было анонсировано в 2015 году. Он предполагает строительство шоссейных и железных дорог, которые связали бы запад Китая с пакистанскими портами на побережье Индийского океана, в первую очередь портом Гвадар. Также планируются расширение и модернизация портов и аэропортов, масштабные инвестиции в электроэнергетику, создание СПГ терминалов, нефте— и газопроводов на территории Пакистана. Это крупнейший инвестиционный проект в истории этой мусульманской страны.
Через Пакистан Китай получит прямой выход к побережью Индийского океана и далее — к Ближнему Востоку и Европе. Этот маршрут, по которому могут перебрасываться товары и необходимые экономике Китая энергоресурсы, короче, чем существующий ныне морской путь через Малаккский пролив и спорные акватории Южно-китайского моря. Власти КНР считают этот «экономический коридор» одним из ключевых в рамках реализации проекта «Один пояс — один путь», который должен создать ориентированную на Пекин систему экономической и инфраструктурной интеграции в Евразии.
Порт Гвадар. Пакистан.
Reuters
Афганистан, как отмечает индийская исследовательница Аруши Кумар в статье для издания South Asian Voices, представляет интерес для Китая с точки зрения безопасности, стремления ликвидировать террористическую угрозу, поскольку исламская республика граничит с Синьзян-Уйгурским автономным районом КНР, где действуют местные сепаратисты и исламские экстремисты. Кроме того, Пекин намерен обезопасить свои проекты в Пакистане. Наконец, КНР интересны природные ресурсы Афганистана.
Ещё в 2007 году китайские корпорации China Metallurgical Group Corp., Jiangxi Copper Corporation и Zijin Mining Group Company выиграли тендер на разработку одного из крупнейших месторождений меди в мире — Айнак, недалеко от Кабула. Сделка в $3,5 млрд считается крупнейшей в истории Афганистана. Пекин также могут интересовать и другие залежи меди, а также добыча золота и железа в стране. Кроме того, в Афганистане находятся практически неразработанные залежи нефти (около 1,6 млн баррелей) и природного газа (15,7 триллионов куб. м).
Афганистан ещё в апреле 2017 года заявлял, что готов подключиться к китайскому проекту «Один пояс — один путь» и конкретно к «Китайско-пакистанскому коридору развития». В частности, с такими заявлениями выступал посол Афганистана в Пакистане Омар Захивал, пишет издание The Diplomat.
Мотивы Афганистана понятны, отмечает Аруши Кумар. После десятилетий непрерывной войны производственный сектор и инфраструктура страны находятся в ужасающем состоянии, и выбраться из ситуации экономической отсталости и тотальной нищеты страна может только при наличии масштабных иностранных инвестиций. При этом КНР уже активно вкладывает деньги в Афганистан и, по словам эксперта, является крупнейшим инвестором в экономику страны.
За пределами экономики
«Китай демонстрирует, что становится долгоиграющим игроком в новой «большой игре» в регионе», — отмечает Аруши Кумар.
«Большая игра» — название, традиционно применяемое для описания геополитического противостояния в Средней Азии и Афганистане между царской Россией и Британской империей в XIX — начале XX веков, а позже между СССР и США. Сейчас, по мнению экспертов, на роль ведущей державы в регионе претендует Китай.
Сотрудничество Кабула и Пекина выходит далеко за пределы экономики. Так, Китай оказывает безвозмездную помощь Афганистану на сотни миллионов долларов ежегодно, строит жильё и инфраструктуру. В 2016 году Китай впервые предложил военную помощь Афганистану, а руководство страны провело переговоры о расширенном оборонном сотрудничестве с Минобороны КНР. Кабул выразил заинтересованность в первую очередь в логистическом оборудовании, лёгком вооружении, запчастях для авиации, боеприпасах и военной форме из Китая.
В 2017 году, несмотря на опровержения официального Пекина, поступали сообщения о присутствии китайских войск на афганской территории. Утверждалось, в частности, что китайские военные проводили совместное патрулирование со своими афганскими коллегами в горах Малого Памира. Представители Минобороны КНР в феврале 2017 года не подтвердили эту информацию, но зато сказали, что, обе страны выполняли совместные контртеррористические операции.
Единство и борьба противоположностей
Как отметил в беседе с RT эксперт Центра геополитических экспертиз Леонид Савин, усиление позиций Китая в Афганистане не противоречит интересам России. Обе страны заинтересованы в борьбе с терроризмом и наркотрафиком, в налаживании процесса политического диалога с умеренной частью талибов, что помогло бы вернуть страну к мирной жизни. Этот вопрос поднимался и на трёхсторонней встрече в Пекине.
Бойцы движения «Талибан»
«Мы призвали «Талибан»* присоединиться к мирному процессу, и Пакистан объявил о своей поддержке мирных переговоров между талибами и афганским правительством, — заявил министр иностранных дел КНР Ван И. — Китай также поддержит афганский процесс примирения».
По словам Савина, интересы Китая и России в Афганистане взаимно дополняют друг друга, а вот аналогичное усиление влияния Пекина в Пакистане через проект «Китайско-пакистанского экономического коридора» встречает болезненную реакцию Вашингтона.
«В новой стратегии национальной безопасности США прямо указано, что они будут оказывать давление на Пакистан, а КНР и Иран — враги», — добавил Савин.
Как отмечал ранее в интервью RT американский политолог Майкл Хьюз, решение администрации Трампа усилить военное присутствие США в Афганистане может быть частично вызвано борьбой за ресурсы страны с КНР.
«Он (Трамп) стремится направить сообщение Китаю, — отмечает Хьюз. — Ему советуют люди из American Elements (американская компания, занимающаяся добычей редкоземельных элементов — RT), такие как Майкл Н. Сильвер, которые верят, что всё это стратегическое сдерживание Китая… Что необходимо противостоять доминированию Китая в сфере добычи редкоземельных элементов. И это можно сделать в Афганистане, даже если у них всего 2% этих минеральных ресурсов».
«США решили остаться в Афганистане на неопределённое время, — пишет для издания The DAWN бывший представитель Пакистана в ООН Мунир Акрам. — Они знают, что не могут победить афганских талибов и не хотят соглашаться на равноправное политическое урегулирование. Они стремятся использовать Афганистан как базу для сдерживания Китая и противостояния России».
По мнению Савина, экономическое усиление КНР в Афганистане не означает, что Пекин стремится диктовать Кабулу, как ему проводить свою внешнюю политику.
«Китай традиционно продвигает свои экономические и финансовые инструменты, но не навязывает свои условия, не вмешивается в политические процессы, а создаёт новые рынки сбыта, вместе с инвестициями идут определённые договорённости о покупке китайских товаров и услуг», — объясняет эксперт.
Он уверен, что на этом поле серьёзно конкурировать с КНР вряд ли кто-то сможет, а вот на рынке вооружений Афганистана и Пакистана Китаю будет трудно что-то противопоставить России.
Вопрос безопасности
Одновременно со встречей министров иностранных дел Китая, Афганистана и Пакистана в Пекине 26 декабря 2017 года завершилась встреча председателей парламентов России, Ирана, Пакистана, Турции, Афганистана и КНР в Исламабаде, посвящённая борьбе с терроризмом и многостороннему сотрудничеству. В центре внимания была ситуация в Афганистане.
Китайские военные на антитеррористических учениях в Пакистане
© AAMIR QURESHI / AFP
«Пакистан Иран и Россия раньше уже обсуждали проблему урегулирования ситуации в Афганистане, — отметил Савин. — Но теперь данное мероприятие происходит с участием китайской стороны».
По его мнению, это означает приверженность всех участников диалога многостороннему подходу в области безопасности, стремлению ликвидировать общие угрозы сообща. Эксперт отмечает отсутствие США и тот факт, что среди шести участников данной встречи три страны — Россия, Иран и Китай — официально объявлены Вашингтоном противниками, а два формальных союзника Соединённых Штатов — Турция и Пакистан — активно сближаются с Россией и Китаем.
«Для Кабула очевидна безрезультатность сотрудничества с Вашингтоном в вопросе безопасности, поэтому руководство Афганистана ищет пути создания новых условий, приглашает партнёров для урегулирования ситуации в целом, для нормализации процесса перехода к политическому диалогу», — объясняет такой состав участников Савин.
«К сожалению, там остаются американские военные, но думаю, это вопрос временный. У Китая стратегия осмыслена на годы вперёд, они мыслят столетиями», — отмечает политолог.
По мнению Майкла Хьюза, американские компании, горизонт планирования которых существенно ниже, также не смогут конкурировать с китайцами на поле инвестиций в Афганистан.
Чтобы обезопасить свои проекты в исламской республике, где действуют и различные радикальные элементы внутри «Талибана», и воюющее со всеми ИГИЛ**, Пекин будет полагаться на многостороннее сотрудничество с другими странами в регионе, считает Савин. Так, Россия, по словам политолога, «может обеспечить техническую и военную помощь Афганистану и рассчитывать на преференции в дальнейшем техническом сотрудничестве с этой страной».
«У Китая есть опыт обеспечения безопасности в Пакистане в рамках строительства объектов инфраструктуры «Китайско-пакистанского экономического коридора», возможно, его китайцы используют и в Афганистане», — отмечает эксперт.
* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.
** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео