Не поддаваться на китайский блеф 

Фото: ИноСМИ

Нью-Дели — Чем больше сил накапливает Китай, тем активней он пытается достичь своих внешнеполитических целей с помощью блефа, пустых угроз и наглого давления. Но на фоне продолжающегося противостояния с индийской армией на гималайской границе, становятся всё очевидней пределы подобной тактики.

Нынешний конфликт начался в середине июня, когда Бутан, ближайший союзник Индии, обнаружил, что Народно-освободительная армия пытается построить дорогу через Доклам, высокогорное плато в Гималаях, которое принадлежит Бутану, но на которое претендует Китай. Индия является гарантом безопасности крошечного Бутана, поэтому немедленно отправила войска и технику с целью остановить это строительство, заявив, что данная дорога, возвышающаяся над местом, где соединяются Тибет, Бутан и индийский штат Сикким, может угрожать её собственной безопасности.

С тех пор китайское руководство практически ежедневно делает Индии предупреждения с требованием отвести войска, грозя в противном случае военным возмездием. Министерство обороны Китая пригрозило преподать Индии «горький урок», пообещав, что конфликт нанесёт стране «намного больший ущерб», чем китайско-индийская война 1962 года, когда Китай вторгся в Индию в ходе пограничного спора в Гималаях и за несколько недель нанёс стране серьёзный урон. Тем временем, министерство иностранных дел Китая выпустило целый ураган гневных заявлений с целью запугать Индию и заставить её подчиниться.

Несмотря на всё это, правительство Индии во главе с премьер-министром Нарендрой Моди сохраняет хладнокровие, отказавшись реагировать на китайские угрозы, а тем более отводить войска. Милитаристская риторика Китая не ослабевает, но всё ярче проявляет свое истинное лицо. Сейчас уже понятно, что Китай пытается применить психологическое оружие, чтобы добиться своей стратегической цели — «победы без сражений», как рекомендовал ещё древнекитайский военный теоретик Сунь-цзы.

Китай ведёт психологическую войну против Индии, главным образом, с помощь кампании по дезинформации, манипулируя СМИ. Он пытается представить Индию — неорганизованную демократию с плохой публичной дипломатией — агрессором, а Китай — пострадавшей стороной. Китайские государственные СМИ уже несколько недель увлеченно ругают Индию. Кроме того, Китай ведёт «юридическую войну», избирательно ссылаясь на одно из соглашений колониальной эпохи, игнорируя при этом свои собственные нарушения более свежих двустороннних соглашений, о чём заявляют и Бутан, и Индия.

В первые дни Китай оказался в выигрышной позиции благодаря психологическому блицкригу. Но когда заявления и тактика Китая стали подвергаться более тщательному анализу, то выбранный им подход стал приносить всё меньше результатов. Более того, попытки Китая изобразить себя жертвой внутри страны (утверждая, что индийские войска незаконно вторглись на китайскую территорию и остаются на ней до сих пор) дискредитировали сами себя и спровоцировали националистическое недовольство неспособностью властей изгнать захватчиков.

В результате имидж председателя Си Цзиньпина как главнокомандующего, а заодно и представления о региональном доминировании Китая оказались под угрозой, причём всего за несколько месяцев до критически важного XIX Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Трудно представить, как Си Цзиньпин сможет выйти из этого положения.

Несмотря на общее военное превосходство Китая, у него вряд ли есть возможность решительно разгромить Индию в Гималайской войне, поскольку граница Индии очень хорошо укреплена. Даже в локальных стычках в районе трёх границ Китай будет не в состоянии доминировать, потому что индийская армия контролирует высоты и у неё выше плотность войск. Если после таких военных стычек Китай останется с разбитым носом, а так уже случалось в этом районе в 1967 году, на предстоящем съезде партии у Си Цзиньпина возникнут серьёзные проблемы.

Но даже и без реального конфликта Китаю грозит проигрыш. Его конфронтационная тактика может заставить Индию, геополитически самого важного неприсоединившегося государства в Азии, примкнуть к лагерю США, главного глобального соперника Китая. Кроме того, Китай может подорвать собственные коммерческие интересы в Индии, крупной экономике с самыми быстрыми темпами роста в мире, которая к тому же контролирует жизненно важный для Китая маршрут импорта энергоносителей.

Министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж уже намекнула на возможность введения экономических санкций, если Китай, чей ежегодный профицит в торговле с Индией достигает почти 60 миллиардов долларов, продолжит нарушать мир на границе страны. Если обобщать, Китай называет безоговорочный отвод индийский войск условием прекращения конфликта, а Индия, подвергающаяся в течение последнего десятилетия регулярным нападкам Китая, настаивает, что мир на границе является условием для развития двусторонних связей.

В таких условиях Си Цзиньпин поступил бы мудро, если бы попытался заручиться поддержкой Индии в поиске компромисса, который покончит с этим кризисом и позволит сохранить лицо. Чем дольше длится это противостояние, тем больше оно будет вредить столь тщательно культивируемому имиджу могущественного руководителя Си Цзиньпина, а также имиджу Китая как азиатского гегемона. Всё это может ослабить народную поддержку режима и влияние Китая на соседние страны.

Данный конфликт уже стал важным уроком для других азиатских стран, которые пытаются противостоять китайскому давлению. Например, недавно Китай пригрозил начать боевые действия против вьетнамских баз на спорных островах Спратли, вынудив вьетнамское правительство прекратить бурение газовых скважин на границе эксклюзивной экономической зоны Китая в Южно-Китайском море.

Пока что Китай не демонстрирует готовности менять свои подходы. Некоторые эксперты полагают даже, что вскоре страна перейдёт к «военной операции малого масштаба» с целью изгнания индийских войск, находящихся сейчас на территории, на которую претендует Китай. Однако вряд ли такая атака принесёт Китаю какую-нибудь пользу, а уже тем более изменит территориальный статус-кво в районе трёх границ. И уж конечно, она не даст Китаю возможность возобновить работы на дороге, которую он хотел построить. Эта мечта явно умерла в тот момент, когда Индия назвала китайские угрозы блефом.

Читайте также
Видео
Больше видео