Ещё

Союзники США пришли делить Дейр-эз-Зор 

Фото: Reuters

Сирийские демократические силы (СДС), поддерживаемые США, обещали не атаковать армию Башара Асада в боях за Дейр-эз-Зор. Однако после победы над ИГ СДС и правительственные войска могут вступить в прямое соприкосновение. Кому в итоге достанется богатая нефтью область Дейр-эз-Зор и приведет ли это к очередному обострению конфликта, разобралась «Газета.Ru».

Отряды Сирийских демократических сил не намерены вступать в противостояние с правительственной армией в Дейр-эз-Зоре. Об этом РИА «Новости» заявил официальный представитель этих вооруженных формирований Таляль Салу. Основным ядром СДС является ополчение сирийских курдов. Также в нем участвуют ополчения арабов и ассирийцев, проживающих на севере страны.

СДС, державшие позиции в 30-40 км к северу от Дейр-эз-Зора на левом берегу реки Евфрат, начали свое наступление 9 сентября. Это произошло через четыре дня после того, как к городу подошла сирийская армия и ее союзники. Правительственные силы при активной поддержке российских ВКС пробились к городу с юго-запада и деблокировала гарнизон, находившийся в осаде более трех лет.

В то же время, по словам Салу, СДС оставляют за собой право на ответ, если подвергнутся атаке со стороны сирийской армии. «Если мы подвергнемся нападению, то ответим. Это наше законное право, но мы не стремимся к столкновению с сирийской армией», — добавил Таляль Салу.

Ракка осталась сбоку

Отряды СДС сейчас являются главным союзником США в сирийской войне. Американцы поставляют им вооружение (за что их критикует Турция), оказывают воздушную и наземную поддержку. В частности, американские спецподразделения участвуют вместе с бойцами СДС в боях за город Ракка — «столицу» террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).

Сотрудничество с другими антиправительственными вооруженными организациями США либо свернули, либо, как в случае с «Новой сирийской армией», занимающей малозначительные территории на юге страны, перевели в пассивный режим.

В первую очередь, это связано с тем, что данные организации оказались слабыми в военном плане: не способными на равных противостоять ни Башару Асаду, ни ИГ.

В настоящее время СДС контролируют большую часть территорий Сирии, которые расположены на левом берегу Евфрата — здесь провозглашена Федерация Северной Сирии. Лишь отдельные районы области Дейр-эз-Зор, расположенные на левом берегу, до сих пор занимают боевики ИГ.

Надо заметить, что СДС уже более трех месяцев ведет операцию по освобождению Ракки. Кварталы города, где ведутся боевые действия, похожи на «старый город» Мосула, поскольку они так же сильно разрушены. Именно за «старый город» шли самые ожесточенные бои по ходу освобождения этого иракского города от ИГ.

По данным англоязычного издания Military.com, за Ракку сражаются 30-40 тыс. бойцов СДС. Сколько именно составляет численность СДС, достоверно неизвестно — командование официально не объявляло таких данных. По информации Reuters, в марте 2017 года ряды СДС насчитывали не менее 80 тыс. бойцов.

Нужно учитывать, что они не только участвуют непосредственно в боевых действиях, но и несут охрану важных объектов по территории Федерации Северная Сирия и обороняют подконтрольные участки сирийско-турецкой границы (Турция считает ополчение сирийских курдов террористами и спорадически атакует их).

Поэтому, вероятно, СДС привлекли к наступлению на ИГ в области Дейр-эз-Зор часть формирований, занятых ранее в штурме Ракки.

К чему спешка?

Начало наступления СДС на Дейр-эз-Зор было объявлено бойцами отрядов «Военный совет Дейр-эз-Зора». Он входит в состав СДС и подчиняется их командованию. Ранее эта военная структура никак о себе не напоминала и, по крайней мере, медийно стала известна только после своего заявления.

«Военный совет Дейр-эз-Зора» довольно размыто заявил о своих намерениях касательно одноименной области: намерены они освобождать весь регион или лишь какую-то его часть.

Стоит также добавить, что те позиции, с которых 9 сентября СДС начали наступать, были заняты формированиями этой организации еще летом 2016 года. С тех пор особой активности союзники США на том направлении не проявляли. Они никак не помогли, например, гарнизону правительственных сил в Дейр-эз-Зоре зимой-2016/17, когда боевики ИГ предприняли массированные атаки против них.

Начав наступление, отряды СДС, по их заявлениям, буквально за один день вышли к промышленной зоне Дейр-эз-Зора, расположенной к северу от города. Основная часть районов города расположена на правом берегу Евфрата. На левом берегу расположены районы, которые можно отнести, скорее, к категории пригородов. Поэтому самые сложные задачи по освобождению Дейр-эз-Зора будут решать солдаты сирийской армии.

Ранее СДС не предпринимало активных действий одновременно с правительственными силами в одном и том же районе. Даже во время битвы за Алеппо осенью и зимой прошлого года отряды сирийских курдов, контролировавшие один из районов города, ограничивались лишь защитой своих позиций, хотя позиционировали себя в качестве ситуативного союзника Башара Асада.

Сейчас происходит, хотя и несогласованное, однако первое одновременное наступление в одной области отрядов Федерации Северной Сирии и не признающего ее Дамаска.

Такую спешку со стороны СДС можно объяснить тем, что область Дейр-эз-Зор является самой нефте— и газоносной провинцией страны. И месторождения находятся не только на правом берегу Евфрата, но и на левом.

Второй важный момент: состоит в том, что река станет естественной границей между Федерацией и областями, контролируемыми правительством. Таким образом,

все более зримые черты обретает территориальный раздел Сирии между силами, занятыми борьбой с ИГ и рядом других радикальных группировок.

Еще в январе 2016 года «Газета.Ru» писала о территориальном разделе Сирии между правительством и оппозиционными организациями, как о самом вероятном сценарии окончания войны. Сами сирийцы уже тогда говорили о том, что державы, втянутые в войну, договорились разделить их страну по типу Боснии и таким способом добиться окончания конфликта. То есть на месте ныне пестрой в религиозном и этническом отношении страны, вероятно, появятся монорелигиозные и моноэтнические субъекты в формате федерации.

12 сентября начальник штаба группировки российской армии в Сирии генерал-лейтенант Александр Лапин рассказал журналистам, что «до полного уничтожения ИГ» в стране осталось освободить 27 тыс. кв. км (15% территории республики). К этому, пожалуй, стоит добавить ряд районов, в частности, в области Идлиб, которые контролирует террористическая организация «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России).

Контуры разгрома террористических организаций в Сирии вырисовываются все отчетливее. И вопрос дальнейшего обустройства страны становится тем острее.

По инициативе российских, турецких и иранских дипломатов компромисс между правительством и умеренной оппозицией обсуждается в Астане. При более широком вовлечении международных посредников послевоенное устройство Сирии является предметом переговоров в Женеве. Но ни в один из этих диалогов не вовлечены представители Федерации Северной Сирии и СДС (хотя представители России неоднократно предлагали включить их в переговорный процесс). Поэтому совсем не очевидно, что после окончательного поражения в Дейр-эз-Зоре отрядов ИГ бои за контроль над этим городом закончатся. За контроль над городом и ресурсами одноименной области могут побороться уже силы Дамаска и курдов.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео