Далее:

Набили шишек

Полицейские жестоко пытали подозреваемых в краже орехов
Фото:
Громкий судебный процесс начался в маленьком бурятском городке Закаменск. Местных полицейских обвиняют в применении изощренных пыток к подозреваемым. Двое в итоге признались в краже кедровых орехов, а третий неожиданно покончил с собой, оставив сиротой 12-летнюю дочь. Как получилось, что банальное вроде бы дело в итоге обернулось трагедией, разбиралась «Лента.ру».
Свидетель-самоубийца
По версии следствия, в ночь на 24 сентября 2016 года Николай Баландин и Дмитрий Рабжаев зашли на территорию местного предприятия, торгующего кедровыми орехами. Заперли сторожа (он, к слову, приходился Баландину родным братом) в каптерке, отобрав у него мобильный телефон и повредив стационарный. Затем взломали дверь склада и вывезли на грузовике почти три тонны орехов, наскоро засыпав их в мешки.
Наутро запертый сторож наладил поврежденную связь и сообщил о случившемся. На базу сразу прибыли сотрудники полиции и отвезли его в отдел. Что происходило в кабинете, где сторож рассказывал о случившемся, доподлинно неизвестно. Полицейские утверждают, что он сдал Баландина и Рабжаева, чем помог расследованию дела, возбужденного по статье 158 УК РФ («Кража»). Однако их адвокаты считают, что свидетельские показания были получены под пытками. Так или иначе, менее чем через сутки он покончил с собой на даче, не оставив предсмертной записки.
Осиротела его 12-летняя дочь, чьим воспитанием теперь занимается ее дядя — похититель орехов Николай Баландин. Летом нынешнего года его вместе с Рабжаевым осудили за кражу и приговорили обоих к условному сроку — так что за семьей пристально следят органы опеки. При этом обвиняемые по делу о краже оказались еще и потерпевшими по другому делу — о пытках.
Сколько весишь?
Их задержали тогда же, 24 сентября 2016 года. По словам адвоката, Николай Баландин прошел через ад: оперативники пытали его, выбивая признательные показания.
«В кабинете к нему подошел оперуполномоченный Базарсадаев, здоровяк ростом метр девяносто, весом более ста килограмм. Спросил моего подзащитного, сколько он весит. А он весит-то килограмм пятьдесят. Тогда опер поднял его за подмышки на высоту, примерно, полтора метра и бросил спиной на пол», — рассказал «Ленте.ру» адвокат Роман Сукачев.
По его словам, так Баландина бросали несколько раз, при этом сотрудники «заботливо» советовали ему не подставлять руки во избежание переломов. Затем оперативники усадили задержанного на стул, заковали в наручники и принялись бить руками и ногами по разным частям тела. Ему надевали на голову пакет, чтобы он задыхался, пытали электрошокером, распыляли в лицо раздражающее вещество из баллончика. Пытки продолжались даже тогда, когда он сдался и признал вину.
Позже следствием было установлено, что в пытках принимали участие трое: начальник отделения уголовного розыска Хажитов, его подчиненный — оперуполномоченный Абрамов и тот самый Базарсадаев, оперуполномоченный отделения экономической безопасности и противодействия коррупции.
Адвокат утверждает, что над Николаем Баландиным издевались в присутствии эксперта и еще одного сотрудника полиции (оба проходят по делу как свидетели).
«Они не били Баландина, но и не пытались остановить истязания. Один советовал сознаться, "мать пожалеть". Мы планируем, закончив процесс по делу этих трех полицейских, подать еще одно заявление, чтобы суд оценил действия других сотрудников», — говорит адвокат.
По словам Сукачева, помимо наказания для полицейских его подзащитный также хотел бы выяснить причины самоубийства своего брата: доследственная проверка тянется уже год. Николай рассказал адвокату, что в последний раз видел брата уже после ограбления. Перед тем как покончить с собой, тот навестил его в больнице. Он хромал и весь был в синяках. Проведенная судебно-медицинская экспертиза, впрочем, следов насилия на теле погибшего не обнаружила.
Адвокат второго потерпевшего, Дмитрия Рабжаева, утверждает, что его подзащитный в ходе допросов с пристрастием получил более тяжелые травмы, чем его сообщник. Его тоже бросали с высоты на пол, душили, обматывали вокруг головы пакет, пытали электрошокером.
«У Дмитрия были сломаны два ребра, повреждено легкое. После пыток он пробыл в хирургии две недели», — сообщил «Ленте.ру» адвокат Виктор Лапердин.
Пока Рабжаев находился на лечении, его родственники обратились в прокуратуру с жалобой на действия полицейских. Мать, со слов адвоката, утверждала, что над ее сыном издевались в этом отделении еще несколько лет назад, когда тот попал туда по «малолетке».
Несуществующие побои
Получив жалобы, прокуратура начала проверку, потерпевших отправили на экспертизу, и впоследствии в отношении троих сотрудников — Хажитова, Абрамова и Базарсадаева — возбудили уголовное дело по статье 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств»).
К осени дело с обвинительным заключением поступило в Закаменский районный суд. На первом заседании опросили Баландина, на втором, которое состоится 13 сентября, показания даст другой потерпевший.
В настоящее время обвиняемые сотрудники полиции находятся под домашним арестом. По данным «Ленты.ру», двое из них по-прежнему числятся в органах, а третий уволился по выслуге лет. Все трое отказываются сотрудничать со следствием и не дают никаких комментариев.
Как сообщили «Ленте.ру» в пресс-службе МВД по Республике Бурятия, в случае признания вины сотрудников полиции они будут уволены из органов внутренних дел по отрицательным мотивам. Меры дисциплинарной ответственности будут приняты и в отношении их руководителей.
Фото: пресс-служба ГУ МВД по Республике Бурятия
«Полицейские вину не признавали и сейчас не признают. Мой подзащитный воспользовался 51-й статьей Конституции («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого»). Другие тоже говорят, что насилия не применяли», — говорит адвокат оперуполномоченного Абрамова Петр Сахьянов.
Юрист отмечает, что у полицейских есть своя версия: якобы в отчетах были зафиксированы «несуществующие» побои. «У нас много вопросов по результатам экспертиз. Мы будем ходатайствовать в суде о проведении дополнительных исследований», — отмечает Сахьянов.
По его словам, оба потерпевших ранее судимы, не хотят работать и живут «по криминальным законам». Сахьянов, выходец из закаменской полиции, сетует, что с задержанием стражей порядка в районе резко упала раскрываемость преступлений. Мол, работать стало некому — новички не знают оперативную обстановку и не могут должным образом обеспечить безопасность граждан.
Волшебные орехи
А что же случилось с теми самыми тремя тоннами орехов? Этим вопросом задаются все: и полицейские, и сами воры. Адвокаты как обвиняемых, так и потерпевших говорят, что у похитителей изъяли почти три тонны орехов, а в отдел грузовик прибыл с заметно опустевшим кузовом.
Защита Баландина и Рабжаева отмечает, что орехи пропали уже после изъятия, когда находились в руках сотрудников правоохранительных органов. В свою очередь, полицейские считают, что пропажа орехов выгодна прежде всего самим осужденным за кражу: сумма нанесенного ущерба после исчезновения части похищенного значительно уменьшилась.
«Орехов стало меньше в процессе расследования дела, в итоге статья была переквалифицирована на более мягкую», — отмечает адвокат оперативника Абрамова Сахьянов. Каким образом обвиняемые могли это сделать, остается только догадываться.
Непонятно, зачем вообще Баландину и Рабжаеву понадобилось красть орехи. По словам Романа Сукачева, в республике они стоят примерно как семечки подсолнечника — проблем с их реализацией будет куда больше, чем выручки. Везти их в республиканскую столицу, где цены заметно выгоднее, крайне сложно: Закаменск и Улан-Удэ разделяют около 400 километров разбитой дороги и несколько полицейских постов. Переправить орехи в Монголию вообще невозможно из-за пограничного контроля.
«Сами воры действовали наудачу — просто попытались украсть орехи, вдруг получится, — выдвигает не самую убедительную версию адвокат Сукачев. — Своровали — а потом понятия не имели, что с ними делать».
Но тут стоит напомнить, что Баландин и Рабжаев несколько раз отбывали наказания за аналогичные преступления. Воры с таким уголовным стажем обычно не идут на дело, не имея представления о том, как они будут реализовывать краденое.
Брат-сторож, по словам самих осужденных, не был в курсе их планов. Но официальная версия плохо объясняет его самоубийство. Похищенное изъяли, и руководство предприятия не могло требовать от него возмещения ущерба. Разве что на этот шаг его толкнули муки совести после того, как он дал показания на брата.
В деле есть и другие темные пятна — в первую очередь те самые кедровые орехи. По данным следствия, Баландин и Рабжаев умудрились украсть примерно три тонны товара (как лущеных орехов, так и в шишках). Каким-то образом все эти тонны нужно было упаковать в мешки и погрузить в машину.
Как следует из материалов дела, злоумышленники не отличались крепким телосложением — значит, такая колоссальная работа заняла бы у них куда больше времени, чем несколько ночных часов. Версии здесь можно строить самые разные — от наличия сообщников до того, что Баландина и Рабжаева попросту сделали крайними. Как тут не вспомнить культовый фильм «Операция Ы» со знаменитой фразой «Все уже украдено до нас»…
Какое из предположений окажется верным, уже в ближайшее время предстоит выяснить суду.
Оставить комментарий