Ещё

Госдеп умерит навязывание американских ценностей 

Фото: Ron Sachs/DPA/Global Look Press
не то чтобы закрываются, а полузакрываются, — так эксперты оценивают программное выступление госсекретаря перед американскими дипломатами. Глава дал понять — Белый дом не намерен жертвовать интересами США ради абстрактного продвижения демократии и прав человека. Заявленная балансировка курса только начата, но Тиллерсон наметил несколько направлений, упомянув и .
Госсекретарь разъяснил сотрудникам своего ведомства, как именно принцип «Америка прежде всего» (America First) будет применен во внешней политике, — сообщает The New York Times.
Первым делом глава Госдепа пояснил: приоритеты внешней политики США за предыдущие десятилетия оказались «несколько разбалансированными». Соединенные Штаты слишком сосредоточились на развитии экономической активности вовне, и на торговле со странами с развивающейся экономикой, пояснил Тиллерсон. «Для нас эти отношения действительно важны, и эти альянсы действительно значимы, но мы должны вернуть баланс», — подчеркнул Тиллерсон, обращаясь к сотрудникам Госдепа.
«Перебалансировка» подразумевает, что распространение американских ценностей отныне не должно мешать экономическим договорам и интересам национальной безопасности США.
Рекс Тиллерсон пояснил: «Если мы будем слишком усердно заявлять, что и другие должны разделять наши ценности (которые мы выработали за время нашего собственного долгого исторического развития», то это действительно создаст препятствия для нашей способности продвигать свои интересы».
Госсекретарь дал сигнал: в «некоторых взаимоотношениях с другими странами» США не будут делать сильный акцент на озабоченности соблюдением прав человека, делает вывод New York Times.
«Перебалансировка» встретит сопротивление в самих США 
New York Times отмечает, что тезисы Тиллерсона уже встретили негативную реакцию в вашингтонских политических кругах. Газета приводит мнение неназванного «старого чиновника», который раскритиковал использование госсекретарем лозунга «Америка прежде всего». Эта фраза использовалась раньше изоляционистами, которые пытались удержать США от вступления во Вторую мировую войну, напомнил собеседник агентства.
«Тот факт, что они все еще используют America First, показывает, что они ничего не знают об истории. И что еще хуже, им все равно. Это оскорбительно!», — негодовал анонимный собеседник.
Модель предложенная Тиллерсоном — «совершенно здравая, но она встретит большое сопротивление внутри самих США; она вступает в строгое противоречие с общей концепцией американской внешней политики», — отметил в беседе газетой ВЗГЛЯД политолог-американист . Эксперт пояснил — вне зависимости от того, как эта политика понимается извне, она «очень идеологизирована как минимум со времен , а на самом деле всегда».
Но в случае реализации, это станет существенным разворотом американской внешней политики за последние 20 лет, полагает почетный глава Совета по внешней и оборонной политике, декан факультета мировой экономики и мировой политики .
Разрыв с мессианством становится выгодным
Политика Вашингтона станет более жесткой по одним вопросам и более реалистичной по другим, заявил Караганов газете ВЗГЛЯД.
Эксперт полагает, что объективные предпосылки к возвращению США в пространство внешнеполитического прагматизма уже сложились. Есть понимание, что внешняя политика «под флагом продвижения либеральных ценностей, демократии и прав человека слишком дорого стоит с точки зрения продвижения их реальных интересов», — отмечает Караганов. Экс-президента Рекса Тиллерсона как раз и считают этого воплощением прагматизма и умения считать деньги.
Американцы готовы пойти на усиление экономического национализма, поощрения возвращения инвестиций и непоощрения вывоза капитала из страны, отмечает эксперт. «Также США перестали интересоваться крупными процессами — „Транстихоокеанским партнерством“, „Трансатлантическим торговым и инвестиционным партнерством“, — отмечает Караганов. — Они не то чтобы закрываются, а полузакрываются. США сначала нужно усилить свою национальную экономику, а затем с новыми силами выходить на новый рынок».
На это, происходящее на глазах «полузакрытие», нервозно реагируют в Европе. Наиболее откровенно, и раньше всех — сразу после избрания Трампа, это беспокойство выразили отставники-тяжеловесы. Трамп «рвет с идеей мессианства нации, он не уверен насчет курса войны с диктатурами ради утверждения прав человека», писал в начале года экс-глава . Бывший министр иностранных дел  констатировал в статье, опубликованной Project Syndicate: «Западный порядок опирается на неизменное обязательство американцев содействовать обороне их союзников. Этот порядок не может существовать без ключевой роли США, от которой Америка Дональда Трампа вполне может отказаться».
Возможные направления нового курса
«Внешняя политика администрации Трампа» сейчас «в большой степени загадка для нее самой; никакой большой стратегии у них нет», — отмечает Никита Куркин. Впрочем, некоторые направления большой стратегии хотя бы эскизно были намечены Тиллерсоном в его речи перед сотрудниками Госдепа.
New York Times отмечает: помимо прочего, госсекретарь обозначил приоритеты США в отношениях со странами Восточной Азии, с Россией, а также со странами Западного полушария и Африки, и при этом не упомянул Европу.
Первым делом Тиллерсон заговорил о кризисе вокруг северокорейской ядерной программы. Он сообщил, что администрация Трампа готова применить так называемые вторичные санкции против иностранных компаний, которые продолжают вести дела с  в нарушение санкций . Кампания давления на  находится «примерно между 5 и 6 часами на циферблате», констатировал Тиллерсон.
Второй тематический блок касался отношений с . Тиллерсон назвал КНР супердержавой, и отметил, что у США есть «огромные возможности» для выстраивание отношений с Пекином на ближайшие десятилетия. Чувствуется большой интерес Пекина к налаживанию этих отношений, заявил глава Госдепа, обращаясь к подчиненным-дипломатам. Тиллерсон проанонсировал встречу, которую он и министр обороны США  проведут в июне с китайскими коллегами. Встреча должна стать продолжением диалога, который начал с Китаем экономический блок администрации Трампа: министр финансов и министр торговли Уилбур Росс.
С Китаем начался жесткий торг, отмечает Сергей Караганов. Здесь следует ожидать, что в данном случае проявится заявленный курс на отстаивание США своих в экономической, войной и военно-политической сфере, считает эксперт.
Более прагматичным, по мнению Караганова, станут отношения США с арабским миром. Если раньше арабские страны сквозь зубы критиковались предыдущими американскими президентами за вопиющие нарушения прав человека, то сейчас «в значительной степени это, видимо, уйдет», полагает Караганов. «Совершенно точно уйдет критика по чисто политическим соображениям», — указал эксперт. Караганов напомнил, что  способствовала разжиганию «арабской весны», «что было верхом идиотизма». Таким образом, американцы смогут «замедлить ослабление своих позиций на арабском Востоке, которое шло очень быстро», — указал эксперт.
Отношения с Россией — констатация «заморозки» и прагматичное сотрудничество
Тиллерсон не мог не упомянуть одно из самых сложных направлений работы Госдепа — отношения с Россией.
Госсекретарь напомнил, что он сказал в ходе своего визита в  в прошлом месяце, что отношения США с Россией находятся на самом низком уровне после холодной войны (отметим, что ровно так же состояние российско-американских отношений оценивают и в российском МИДе). Путин «не возражал. Он пожал плечами и кивнул в знак согласия», рассказал сотрудникам Госдепа Тиллерсон.
С одной стороны, судя по пересказу New York Times, этой неутешительной констатацией госсекретарь и ограничил упоминание российско-американских отношений. С другой стороны, во вторник Тиллерсон оценил телефонный разговор Путина и Трампа как «очень хорошую беседу», упомянув «длительное обсуждение» ситуации в  и борьбы с терроризмом. Обнадеживает и подтверждение Госдепа, что на очередном раунде переговоров в  будет присутствовать представитель Вашингтона.
При этом следует ожидать, что «в военно-политической сфере США будут с использованием всяких инструментов, в том числе и экономических, давить на Россию, на Китай все остальные страны, или по крайней мере показывать свою решимость, что они уже и делали», — резюмировал Сергей Караганов.
Насколько будет соответствовать действительности этот практически ориентированный подход, сказать сложно, в свою очередь указывает Никита Куркин. «Следует посмотреть на первый эксперимент, который они проведут на этом поле, будет ли он последовательным и уже после этого делать выводы», — отмечает эксперт.
Комментарии2
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео