Дружбы хватило на 20 минут 

Фото: Reuters

С самых первых слов на пресс-конференции с Эрдоганом Трамп акцентировал внимание на том, что Турция и США являются давними военными союзниками.

«Турция была опорой в сражении против коммунизма во время холодной войны, она была бастионом против советской экспансии», — сказал американский лидер.

Тем самым он сразу же дистанцировался от российской тематики.

Американский президент сосредоточился на славной боевой истории Турции и США. Трамп процитировал американского генерала Дугласа Макартура, который называл турок-союзников США в Корейской войне «одними из самых великих солдат мира».

После этого американский президент выразил готовность поддержать Турцию в борьбе против «Исламского государства» (ИГ, запрещенная организация), а также «Рабочей партии Курдистана» (РПК), которую и Вашингтон, и Анкара считают террористической, — в отличие от вооруженных формирований курдов в Сирии.

Эрдоган, по собственным словам, «еще раз и публично» поздравил Трампа с победой на выборах и тоже обратился к длинной истории отношений между странами, основанных на «общих демократических ценностях». Турецкий лидер выразил надежду на расширение сотрудничества между странами, не только в вопросах борьбы с международным терроризмом.

По заявлениям обоих лидеров сложилось впечатление, что переговоры прошли в позитивном ключе — несмотря на то, что еще накануне встречи комментаторы обращали внимание на сложности в отношениях, которые возникли между странами в последние несколько месяцев. Так, например, на прошлой неделе Трамп разрешил Пентагону начать поставки вооружения сирийским курдам, входящим в коалицию «Силы демократической Сирии». Турция же занимает принципиальную позицию по этому вопросу — Анкара настаивает, что курдские формирования в Сирии связаны с запрещенной в Турции «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которую как Анкара, так и Вашингтон считают террористической.

О планах Пентагона рассказала пресс-секретарь оборонного ведомства США Дана Уайт. «Мы прекрасно осознаем озабоченность по поводу безопасности нашего партнера по коалиции Турции по поводу безопасности в регионе. Мы хотим убедить народ и правительство Турции в том, что США придерживаются курса на предотвращение дополнительных угроз безопасности и защиту нашего союзника по НАТО», — заявила тогда Уайт.

Заявление Трампа о готовности бороться против курдской РПК в этом контексте выглядит несколько расплывчато. Политик не конкретизировал, будет ли Вашингтон считать террористическими сирийские курдские группировки, которые Анкара связывает с РПК, но которые не входят в одну организацию.

По мнению Александра Кирпичева, директора Центра региональной безопасности на Ближнем Востоке, компромисс по курдскому вопросу, в частности по поставам оружия курдской партии «Демократический союз», найден не был, хотя на это надеялась Анкара. «Предполагаю, что сторонам не удалось найти решения по данному вопросу, который для Турции является ключевым», — считает эксперт.

«Несмотря на то что Эрдоган ознаменовал переговоры новой страницей в двусторонних отношениях и запуском новой эры взаимоотношений, президент Турции запросто пересмотрит их, если США продолжит поддержку курдских бандформирований, — добавил собеседник «Газеты.Ru». — На пресс-конференции также прозвучали слова Трампа о поставках различного рода вооружений Турции. Это является показателем, что Эрдоган готов взаимодействовать со Штатами по всей антитеррористической повестке».

По мнению Юрия Мавашева, руководителя политического направления Центра изучения современной Турции, еще одним важным вопросом был разделе сфер влияния в Сирии. «В первую очередь, это касается провинции Идлиб, на которую претендуют турки», — рассказал он.

Курдский вопрос — не единственная конфликтная точка, осложняющая переговоры между США и Турцией. Турецкие власти настаивают на экстрадиции Фетхуллаха Гюлена, духовного лидера влиятельного в исламском мире движения «Хизмет». Анкара считает Гюллена главным вдохновителем неудавшейся попытки военного переворота в Турции летом 2016 года. Проповедник в 1999 году уехал в США и сейчас живет в штате Пенсильвания.

16 мая об этом говорил Эрдоган. Накануне встречи президентов министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу опубликовал в журнале Foreign Policy статью под доходчивым заголовком «Соединенные Штаты должны экстрадировать Фетхуллаха Гюлена».

«Сеть гюленистов словно гидра опутала более 160 стран. С мозговым центром в Пенсильвании, ее щупальца распространились повсюду, эксплуатируя нищету, страх, дефицит демократии и коррупцию», — пишет Чавушоглу.

Старший преподаватель кафедры общей политологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Леонид Исаев считает, что вопрос о Гюлене не носит ультимативного характера. «С точки зрения международных отношений важен сам сигнал. Понятно, что Трамп не может никак помочь с выдачей Гюлена. Но если Эрдоган поднимет эту тему, то это будет означать, что этот вопрос для него неактуальный, неважный, тогда как это не так», — говорит эксперт.

На данном этапе эксперт характеризует фон нынешних отношений между США и Турцией как неоднозначный. «С одной стороны, отношения между Турцией и западными странами переживают не самые лучшие времена — регулярно возникаю разногласия и споры. Но с другой стороны, после прихода Трампа и нескольких его шагов в том числе на ближневосточном направлении мы наблюдаем достаточно оптимистические настроения. Вспомните удар по авиабазе Шайрат. Это было восторженно встречено турецким руководством», -— говорит эксперт.

В последнее время отношения Турции и Евросоюза заметно обострились. 16 апреля в Турции прошел референдум об изменении конституции. За принятие предложенных правящей партией поправок и превращение парламентской республики в президентскую высказались 51,41% граждан. Благодаря этому президент, ранее имевший довольно формальные функции, превратится в мощный центр реальной власти.

Эрдоган, фактически управляющий страной с 2002 года, получил законные основания для того, чтобы лично назначать министров, представлять бюджет, выдвигать кандидатуры большинства судей, а также издавать указы, которые впоследствии получат статус законов. При этом на президентском посту Эрдоган может оставаться до 2029 года.

Выступая в Стамбуле после референдума турецкий лидер заявил, что обсудит с премьер-министром Бинали Йылдырымом вопрос о возвращении смертной казни в стране. Об этом он заявил в ходе выступления в Стамбуле. «Если этот законопроект ляжет на мой стол, я это одобрю», — сказал он. Эрдоган также считает, что если инициатива не поддержит поддержки от оппозиции в парламенте, то в стране нужно будет провести дополнительный референдум по этому вопросу.

Европа крайне негативно отнеслась к такому повороту событий. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что в случае возвращения смертной казни в Турции процесс присоединения страны к ЕС будет незамедлительно остановлен.

Дональд Трамп, напротив, на следующий же день после референдума о внесении поправок в конституцию Турции позвонил Эрдогану и поздравил его с успешным проведением голосования. Именно во время этого телефонного разговора лидеры двух стран договорились провести личную встречу.

Кроме того, накануне встречи Эрдогана и Трампа Анкара без видимых причин отменила визит группы депутатов немецкого бундестага на военную базу Инджирлик, хотя на базе дислоцируются, по разным данным, 250–260 немецких военнослужащих. Они выполняют полеты над Сирией на немецких самолета-разведчиках Tornado, а также занимаются заправкой самолетов стран — партнеров по НАТО. Министерство иностранных дел Германии назвало «абсолютно неприемлемым» запрет Турции на посещение немецкой делегацией военно-воздушной базы Инджирлик, которую используют силы международной коалиции по борьбе с организацией ИГ.

Разница в ближневосточной политике между ЕС и администрацией Трампа заключается в том же идеологическом различии, что сохраняется между американскими демократами и республиканцами, считает Леонид Исаев.

«Демократы зациклены на вопросах вроде отношения к правам человека. И европейские демократы особенно. Республиканцам же это никогда не было свойственно. И для госсекретаря Тиллерсона, и для Трампа это вещи второстепенные. Есть национальные интересы, а остальным можно пренебречь», — говорит Исаев.

По мнению эксперта, от встречи не стоило ждать прорывных результатов, потому что она во многом носила символический характер.

«Визиты ближневосточных лидеров в США важны не столько с точки зрения договоренностей, они важны как таковые — как визиты ради визитов. Правда, к Турции это относится в меньшей степени. И в большей к визиту короля Иордании и наследного принца Саудовской Аравии, — говорит Исаев. — Это конструирование новой американской политики на Ближнем Востоке».

«Трамп дает сигнал странам региона, что если они являются партнерами, то он готов их защищать. Его предшественник Обама в этом смысле не показывал такую готовность.

Наглядным примером является бездействие США во время арабской весны, которая заставила арабские страны усомнится в американских гарантиях безопасности», — добавил собеседник «Газеты.Ru».

Исаев также считает, что ключевой темой переговоров было военное сотрудничество в борьбе против терроризма на Ближнем Востоке. Тем не менее, по словам эксперта, от встречи не стоило ожидать прорывного результата.

«Стороны не смогут прийти к какому-то четкому соглашению по одной простой причине. В государственном департаменте США сейчас кадровый вакуум. Нет людей которые могли бы разработать и написать стратегию США на Ближнем Востоке. Это большая проблема нынешнего периода работы администрации Трампа. Очень сложно перейти от лозунгов к реальным действиям», — считает Исаев.

«Показательным было очень короткое общение Трампа и Эрдогана: 20 минут. Это говорит о малом круге вопросов, которые стороны готовы с друг другом обсуждать», — добавил Александр Кирпичев. Также он считает важным тот факт, что встреча президентов Турции и США прошла уже после того, как Эрдоган посетил Индию, Россию и Китай.

 Ещё 47 источников 
Читайте также
Видео
Больше видео