Ещё

Японский марш-бросок на Курилы 

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ выразил готовность как можно скорее разрешить территориальный спор между Москвой и Токио из-за островов Курильской гряды. Напомним, что Япония претендует на острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, которые отошли к ней в 1855 году по Трактату о торговле и границах, но были заняты Красной армией в последние дни Второй мировой войны. Так как СССР и Япония не подписали полноценный мирный договор, японская сторона не признает российский суверенитет над «северными территориями».

«Нужно окончательно покончить с этой проблемой при жизни моего поколения. Я хотел бы выразить такую решимость во время встречи в верхах», — сказал Абэ во время беседы с бывшими японскими жителями южнокурильских островов 12 декабря.

Под «встречей в верхах» Абэ подразумевал предстоящий визит президента РФ Владимира Путина, который запланирован на 15-16 декабря. В Японии на это событие возлагают большие надежды. 6 декабря министр иностранных дел Фумио Кисида заявил, что ведомство сделает все для того, чтобы визит стал значимым.

Немного позднее в японских СМИ появились публикации о том, что Токио, якобы, не принял во внимание возражения Вашингтона, который резко выступал против визита российского президента. А 10 декабря газеты пошли еще дальше и предположили, что Токио согласится на отмену санкционного режима против России. Но стоит отметить, что это вполне может быть пиар-ходом со стороны Токио, ведь в 2014 году Синдзо Абэ уже отзывал приглашение Владимиру Путину именно по просьбе США.

Авторитетное издание Foreign Policy 9 декабря опубликовало материал, в котором не исключило, что во время визита Владимира Путина стороны могут добиться значительного прогресса. Абэ, по мнению авторов, хочет продемонстрировать, что Япония в состоянии вершить самостоятельную политику без США, а также вбить клин между потенциальным союзом России и Китая.

Москва тоже хочет вбить клин, но уже между Японией и странами Запада, выступившими единым фронтом с антироссийскими санкциями. Кроме того, России в условиях экономического кризиса очень пригодились бы японские инвестиции, особенно на Дальнем Востоке. Избрание Дональда Трампа, более примирительно (по крайней мере, на словах) настроенного по отношению к России, способствует прогрессу в переговорах.

Однако это же, как ни странно, может помешать заключению соглашения. Издание пишет, что избрание Трампа, а также президентские выборы во Франции в следующем году, в результате которых к власти может прийти относительно пророссийский Франсуа Фийон, подталкивают Москву к мысли, что западное единство треснет и так. Поэтому Владимир Путин не будет спешить с серьезными шагами и как минимум захочет подождать, пока реальная позиция администрации Трампа в отношении России прояснится.

Последнее утверждение больше похоже на истину, чем рассуждения о готовности Москвы пойти на уступки, особенно если учесть, что пока российская сторона явно не разделяет энтузиазм японских партнеров. В середине ноября Минобороны РФ показательно развернуло на островах Итуруп и Кунашир противокорабельные ракетные комплексы «Бал» и «Бастион». А 2 декабря замглавы МИД РФ Игорь Моргулов призвал Токио принять итоги Второй мировой войны, в том числе в отношении Южных Курильских островов. Да и вначале сентября сам Владимир Путин говорил о том, что Россия «не будет торговать территориями».

Так насколько обоснованы надежды Синдзо Абэ на решение территориального спора с Россией «при жизни его поколения»?

— Никакого прорыва во время визита Владимира Путина в Японию не будет, — убежден старший научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Олег Казаков. — В лучшем случае стороны договорятся о том, что переговоры по заключению мирного договора будут продолжены. Ни российская, ни японская сторона не обсуждают компромиссный вариант, который был бы приемлем для обеих стран.

Успех предстоящего визита может заключаться только в подписании ряда договоренностей между Россией и Японией по торгово-экономическим и инвестиционным вопросам.

«СП»: — Но ведь разные варианты постоянно обсуждаются и политиками, и в СМИ. Ни один из них не устраивает и Москву, и Токио?

— Существует несколько основных подходов к решению территориальной проблемы. Первый заключается в том, чтобы оставить границу там, где она находится сейчас. При этом Россия и Япония будут выстраивать свои отношения, исходя из сложившегося после Второй мировой войны статус-кво.

Япония крайне негативно относится к этому сценарию, но, на мой взгляд, российская сторона именно эту идею пытается реализовать.

«СП»: — Какие еще есть подходы?

— Второй подход основан на 9-м пункте совместной декларации СССР и Японии 1956 года, в котором сказано, что после подписания мирного договора Советский Союз передает Токио в качестве жеста доброй воли гряду Хабомаи и остров Шикотан (меньшие из островов, занимающие около 7% спорной территории, — ред.). Декларация была ратифицирована парламентами обеих стран, имеет международный статус, поэтому обсуждается очень активно.

Но дело в том, что современная Россия не давала формального согласия на то, чтобы решать проблему таким образом. Точно так же, как Япония не выражала готовность принять этот вариант.

Наконец, третий подход, который сейчас активно обсуждается — это попытка, оставив острова под суверенитетом России, развернуть на них совместную деятельность, но по законам Российской Федерации. Такой вариант не вполне устраивает японскую сторону.

«СП»: — Тем не менее, Синдзо Абэ сделал решение территориального спора едва ли не своим главным приоритетом. На что же он рассчитывает?

— Напомню, что в свое время Борис Ельцин обещал решить территориальную проблему до 2000 года, но из этого ничего не вышло. Синдзо Абэ действительно пытается решить территориальный спор, причем делает это достаточно активно. По инициативе японской стороны Абэ встречался с Путиным в Сочи и предложил российской стороне некий план расширения торгово-экономических отношений.

Он публично заявлял о том, что готов решать вопрос. Часть японской общественности поддалась его энтузиазму, и в Японии многие имеют завышенные ожидания от визита Владимира Путина.

«СП»: — Каким же образом Абэ будет выходить из ситуации, если договориться не удастся?

— Вероятнее всего, стороны будут публично говорить о том, что встреча прошла успешно и достигнуты очередные договоренности по решению проблемы. Этот вариант был бы оптимальным для российско-японских отношений, поскольку он не конфликтный.

Негативный вариант возможен в том случае, если японская общественность поймет, что никакого продвижения по вопросу пересмотра границ не предвидится. Это нанесет имиджевый удар по Абэ, и следующий премьер будет уже по-другому смотреть на Россию. Если же США усилят нажим на Японию, что не исключено, учитывая фактор избрания Трампа, это может вызвать проблемы в отношениях.

«СП»: — Но западные СМИ, напротив, пишут о том, что Трамп может смотреть на российско-японские отношения сквозь пальцы…

— Судя по всему, Дональд Трамп — человек жесткий, и во главу угла ставит американские национальные интересы. О том, как реально будет вести себя новый президент во внешней политике, мы пока знаем очень мало. Предвыборные обещания зачастую не соответствуют практическим шагам. Тем более что политическая элита США, негативно настроенная в отношении России, может переломить ситуацию и вынудить Трампа действовать более жестко как в отношении Москвы, так и в отношении Токио.

«СП»: — Какой стратегии нужно придерживаться Москве, и существует ли у нас вообще четкий план в отношении Курил?

— Стратегия существует, хотя она завуалирована. С одной стороны, Москва предлагает Японии вести переговоры по мирному договору. С другой, не делает ничего, чтобы поднимать вопрос о передаче хоть каких-то территорий, даже по варианту 1956 года. Такая политика позволяет России поддерживать отношения с Японией, извлекая из них выгоду, но при этом не покушаться на статус-кво островов.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов считает, что любые уступки по Курильским островам стали бы поражением России.

— Для нас возможный прорыв на переговорах — это, скорее, предмет для опасений, чем для надежд. Компромисс, который предполагает передачу даже двух остров, стал бы очень неблагоприятным сигналом от России в Юго-Восточной Азии. Прежде всего, сигналом о слабости РФ в регионе, потому что в политической культуре ЮВА этот шаг будет воспринят именно так. Кроме того, он станет фактором существенного ухудшения отношений с Китаем.

«СП»: — Почему?

— Потому что для Китая территориальные вопросы с Японией тоже актуальны, и прецедент уступок по ним будет воспринят негативно.

Но главное, совершенно непонятно, что эти уступки дали бы России. Мирный договор? Само признание российской дипломатии, что отсутствие мирного договора с Японией является проблемой — это большая ошибка. Само по себе его отсутствие ни о чем не говорит и ничему не мешает. Мирный договор не является значимым политическим приобретением.

Что касается экономики, «экономическое чудо» для Сибири и Дальнего Востока может возникнуть только благодаря созданию условий самой Россией. Внешние силы могут играть значительную роль. Но в восточноазиатской политической культуре отсутствует понятие благодарности. Представить себе инвестиции на десятки миллиардов долларов, а это минимум того, что необходимо для комплексного развития, из соображений благодарности за Курилы, абсолютно невозможно. Инвестиции пойдут только если они будут выгодны для японцев.

«СП»: — Но, возможно, мы могли бы пойти на какие-то небольшие, формальные уступки ради нормализации отношений?

— Любая уступка, которую мы сделаем по Курилам, будет воспринята, как недостаточная. Существуют опросы японского общественного мнения, в соответствии с которыми Россия — один из антилидеров среди зарубежных стран в плане восприятия японцами. В гипотетическом случае передачи т.н. северных территорий Японии отношение к России не улучшится.

Мы же, помимо репутационных потерь, понесем еще потери экономические и военно-стратегические. Напомню, что свободный незамерзающий выход в Тихий океан напрямую связан с островами Курильской гряды. Кроме того, эта территория еще и рыбный Клондайк. Когда подписывалась советско-японская декларация, еще не было Морской конвенции 1982 года, которая ввела понятие 200-мильной исключительной экономической зоны.

Поэтому, с какой стороны ни посмотри, уступки по Курилам несут нам существенные риски. Мы понесем потери, но ничего не приобретем взамен. Сомневаюсь, что это изменит отношение Японии к России в вопросе санкций или повлияет на ее тесные связи США.

«СП»: — То есть, улучшения отношений с Японией ждать не стоит?

— Небольшой повод для оптимизма дает то, что международная обстановка благоприятствует улучшению российско-японских отношений даже без территориальных уступок. Стратегия Трампа по сдерживанию Китая создает большую заинтересованность в том, чтобы российский стратегический альянс с КНР не усиливался. Поэтому американцы хотят, чтобы российская азиатская политика диверсифицировалась. Нам это тоже выгодно. Эта заинтересованность и должна стать мотором наших отношений с Японией в ближайшем будущем, а не разговоры о территориальном вопросе.

 Ещё 19 источников 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео