Ещё

Сирийская ссора 

Фото: ТАСС
В американском сериале «Карточный домик» российский президент Петров (символизирующий ) был единственным человеком, который сумел переиграть американского визави Френка Андервуда. , конечно, ничего общего с маккиавелистом Андервудом не имеет, поэтому Владимир Путин — не единственный оппонент, сумевший обыграть нынешнего хозяина Белого дома. Однако именно это поражение американцы восприняли наиболее болезненно и демонстративно.
заявил о «коварстве русских», обведших американцев вокруг пальца в сирийской сделке, а другие представители Белого дома добавили, что Москва заплатит за это терактами в российских городах и трупами российских солдат. После чего Вашингтон официально объявил о том, что выбор России и сирийского режима в пользу военного курса, несовместимого с режимом прекращения огня» и «усилившиеся нападения на гражданские объекты» привели к тому, что у Америки «иссякло терпение». Белый дом приостановил переговоры с Россией по Сирии, сохранив лишь канал по предотвращению конфликтных ситуаций (чтобы российские самолеты не дай Бог не ударили по позициям с американскими инструкторами). «Нельзя сказать, что это решение было принято легко», — добавил представитель .
Доигрались
Москве есть, конечно, за что себя упрекнуть после срыва перемирия. Союзники в регионе — Иран и Сирия, в данной ситуации вышли из под контроля. Ни для кого не секрет, что и в иранском, и тем более в сирийском руководстве есть лица, не заинтересованные в реализации российско-американской сделки. Они хотели выписать себе кровью российских солдат билет в 2011 год — то есть отказаться от любых компромиссов с оппозицией и вести войну в Сирии до полной победы и возврата контроля за всей территорией страны. Судя по всему, именно эти силы стоят за ударом по ооновскому гуманитарному конвою 19 сентября, и российское фактически не стало покрывать виновников инцидента. Который сейчас американцы и ставят в вину России, фактически называя этот удар доказательством «коварства России».
Однако куда большая вина лежит на Соединенных Штатах. Ведь первым и ключевым ударом по перемирию стали события, произошедшие за два дня до атаки на гуманитарный конвой. Речь идет о бомбардировке американскими самолетами сирийских войск в Дейр-эз-Зоре, унесшая жизни десятков солдат правительственной армии. Америка должна была как-то отреагировать на этот инцидент, и тут Обама попал в ту же ловушку, что и Эрдоган после удара по российскому самолету в ноябре 2015 года. Налицо была очевидная провокация, организованная представителями американской власти (вероятно, ), не заинтересованными в реализации соглашения и выступающим за более активные военные действия в Сирии. От Обамы, естественно, не требовалось выйти с трибуны и сказать подобное — достаточно было лишь сразу признаться в ошибке и извиниться. Возможно, тогда бы и Москва осознав реальность американских намерений, заняла другую позицию в вопросе об ударе по гумконвою в Алеппо (который состоялся после Дейр-эз-Зора и с большой долей вероятности был либо ответом, либо аналогичной провокацией сирийской стороны). Вместо этого Обама, как обычно, затаился в раздумьях, пустив ситуацию на самотек. А самотек и довел ее до приостановки диалога.
Дальше что?
Безусловно, основными пострадавшими от этой приостановки стали сами американцы. У России есть альтернатива сделке — она может продолжать военную операцию в Алеппо, нацеленную не только на взятие города, но и на силовое принуждение вменяемой части боевиков к мирному соглашению. Чем, собственно, и занимается при помощи той же американской пассивности (опубликованное The New York Times публичное признание Джоном Керри неспособности США изменить ситуацию в Алеппо, сделанное в ходе встречи с сирийскими представителями, лишь укрепляет боевиков в мысли о том, что помощи ждать неоткуда). Но есть ли альтернатива у американцев? В чем заключается их «план Б»?
В принятии новой резолюции в стенах , требующей от Асада свернуть операцию в Алеппо? Очевидно, что этот документ под стандартные уже возмущения будет заблокирован невозмутимым «Мистером Вето» — представителем РФ . Начинать наземную операцию в Сирии? Американские войска Обама отправить не может, а из союзников на земле готова воевать лишь Турция. И то лишь против и при условии недопущения к этой операции курдов (а «сливать» курдов до конца ради неподконтрольного Эрдогана Вашингтон не готов). Усиливать поставки оружия боевикам? Оно попадет в руки исламистов и будет использовано против США и их союзников в регионе.
В Кремле не исключают, что «планом Б» может быть усиление сотрудничества с террористами. «У нас крепнет впечатление, что в стремлении добиться вожделенной смены власти в Дамаске Вашингтон готов „заключить сделку с дьяволом“ — пойти на союз с отъявленными террористами, мечтающими повернуть историю вспять и силой насаждающими свои бесчеловечные нормы», — говорится в заявлении российского . Однако даже несмотря на цинизм американцев, такой альянс сейчас выглядит крайне маловероятным.
Оптимальной тактикой из имеющихся вариантов «плана Б» будет включение режима ожидания. Да, на первый взгляд это может привести к постепенному ухудшению американских позиций в регионе — российские ВКС удобрят сирийские пески сотнями новых боевиков, а сирийские войска достигнут нового прогресса в Алеппо. Однако, с другой стороны, за это время Москва может еще глубже втянуться в сирийские дела (как известно, у сирийцев нет достаточных войск для наступления, иранцы посылать новые отряды не готовы, и хотят, чтобы новых солдат предоставила Россия). А значит у Владимира Путина, уже выполнившего большую часть своих задач в сирийском конфликте, будет больше заинтересованности в том, чтобы выйти из него. Тем более если это поможет реализовать последнюю, возможно самую важную задачу — принудить Соединенные Штаты к реальному сотрудничеству в региональных вопросах, которое может стать началом глобальной нормализации российско-американских отношений.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео