В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Научное объяснение многовековой аномалии Бермудского треугольника

Ученые утверждают — тайна Бермудского треугольника скоро будет раскрыта.

Раскрыта тайна Бермудского треугольника
Фото: depositphotos.comdepositphotos.com

В зловещей аномальной зоне в Атлантическом океане по необъяснимым причинам бесследно пропадают самолеты и корабли вместе с пассажирами. Ни одного обломка от исчезнувших судов найти не удалось.

Бермудский треугольник начал испускать странные сигналы в виде гамма-лучей. Источник сигнала явно находится на океанском дне. А мощность вспышек такова, что их фиксируют даже американские радиолюбители.

В природе источников гамма-излучения нет. Породить его способны лишь гигантские объекты в космосе — нейтронные звезды, или пульсары. А искусственно получить такие импульсы на Земле можно только в ходе ядерного взрыва. Но кто или что посылает их из глубины? Периодичность гамма-вспышек непредсказуема. Хотя удалось установить направление сигнала — это созвездие Сириус.

Само название этого места было придумано американским писателем Винсентом Гаддисом — автором книги о морских тайнах. Этот район Атлантического океана, расположенный между Бермудскими островами, Пуэрто-Рико и Флоридой с древних времен имел дурную славу.

Брюн Гернон — единственный летчик, которому удалось выжить после странных событий в Бермудском треугольнике. Его история поразительна. В декабре 1970 года он вместе с отцом и приятелем вылетел с Багамских островов и взял курс на Майями-Бич, штат Флорида, США. Вскоре после набора высоты Брюс Гернон заметил прямо по курсу странное облако полукруглой формы.

Самолет оказался внутри облака. Внезапно резко потемнело, и лишь вокруг сверкали странные зарницы. Это было не похоже на огни Святого Эльма — статическое электричество, о котором знают моряки и летчики.

Брюс Гернон увидел в облачной мгле просвет в виде туннеля и направил машину туда, где виднелось голубое небо. Туннель начал закрываться, но самолет успел прорваться. И тут началось нечто невообразимое.