Войти в почту

Стало известно, сколько наших сейчас в плену у бандеровцев

В украинском плену находятся порядка 500 российских военнослужащих, заявил глава ДНР в эфире «Соловьев Live». «Цифра примерная, потому что очень трудно найти подтверждение».

Стало известно, сколько наших сейчас в плену у бандеровцев
© Свободная пресса

Пушилин добавил, что раньше стороны обменивались информацией, но сейчас получить сведения гораздо труднее, так как « не нужно ничего этого».

Обмены пленными, действительно, до недавнего времени проходили регулярно. Но последний состоялся летом, когда сообщило о возвращении 94 военнослужащих, а в апреле, по данным ведомства, в страну вернулись более ста человек. С тех пор обмены не проводились. Почему? Действительно, не видно, чтобы Киев проявлял к этому интерес.

Между тем, по оценке , в минувшем июне в российском плену находились 6489 военных ВСУ. Надо полагать, сейчас их намного больше. Ведь случаи сдачи в плен и добровольного перехода на сторону России среди украинских солдат стали регулярными в последнее время.

Стоит напомнить, что значительная часть пленных ВСУшников отказывается возвращаться домой, где их могут снова отправить на фронт. В такой ситуации обмен «всех на всех» невозможен. Как же вытаскивать наших ребят?

– Соотношение числа взятых сторонами в плен говорит о многом, – отмечает историк, публицист, постоянный эксперт Александр Дмитриевский. – Если российские военнослужащие чаще всего попадают в плен именно в результате сложившихся обстоятельств, но не по своей воле, то значительную массу украинских пленных составляют добровольно сдавшиеся.

Всем известна разница в отношении к военнопленным. Если украинская сторона их подвергает безжалостным издевательствам, то условия пребывания в российском плену соответствуют всем международным требованиям.

Кроме того, добровольная сдача украинских военнослужащих в плен в основном обусловлена принудительностью мобилизации и невозможностью покинуть страну законным способом, в то время как процент мотивированных людей на российской стороне в разы выше. И опять же, та сторона, которая ведёт менее успешные боевые действия, теряет пленными гораздо больше.«СП»: Многие украинские пленные не желают возвращаться на Украину. Что с ними делать?

– Возвращаться или нет – это право военнопленного. Международные конвенции позволяют пленным не только репатриироваться, но также остаться в стране пребывания в плену в качестве свободных людей после окончания войны, либо выехать в любую другую страну, которая согласится их принять. Если обмен производится по формуле «всех на всех», это означает, что обмену подлежат все выявленные и согласившиеся участвовать в обмене военнопленные.

Судьба отказавшихся от участия в обмене решается в зависимости от обстоятельств и договорённостей: их либо удерживают до окончания боевых действий, либо позволяют выехать в третьи страны. Но в любом случае после завершения войны каждый пленный имеет право распорядиться своей судьбой по собственному усмотрению, и волеизъявление этих людей принято учитывать.

– Возможно, в плену находится даже меньше наших военнослужащих, чем говорит Пушилин, – считает крымский журналист . – Я внимательно слушал это интервью. Если быть точным, Денис Владимирович сказал следующее: «В украинском плену находится порядка 500 человек, цифра примерная, потому что очень трудно найти подтверждения. Если раньше эта работа была выстроена, мы обменивались информацией, то сейчас Украине это не нужно».Действительно, в условиях, когда киевский режим избегает всяких гуманитарных контактов, трудно понять: находится наш боец в лагере военнопленных, или его сразу же замучили, а может, военнослужащий, зная о звериной жестокости ВСУ, предпочел гибель плену. Знаю, что многие российские офицеры для такого случая имеют при себе гранату.«СП»: Разница в числе военнопленных очень большая…

– Военнослужащие, находящиеся по разные стороны линии боевого соприкосновения, отличаются мотивацией в этом вооруженном противостоянии. В ВСУ очень многие предпочитают сдаться, особенно в последнее время. Ведь у необученного украинского крестьянина, изловленного в родном селе и сразу же брошенного в кровавую мясорубку, ничтожно мало шансов выжить на поле боя. Тем более, если сверху на голову летят полуторатонные бомбы. И люди, руководствуясь, во-первых, инстинктом самосохранения, а во-вторых, видя бессмысленность и бесперспективность вооруженного сопротивления, готовы сложить оружие.К тому же с середины лета российское военное командование выделило определённую радиочастоту для желающих сдаться: не хочешь воевать – настраивайся на нее, вызывай «Волгу», договаривайся с российской стороной о сдаче и иди вперед, в плен. Солдаты ВСУ в последнее время этим активно пользуются, выбрасывая белый флаг.

Армейский источник ТАСС сообщил, что за последних два с половиной месяца такой возможностью воспользовались около 10 тысяч украинских солдат и офицеров. А это – три бригады. Причем сдавались не только со стрелковым оружием, но и приносили с собой минометы и даже пригоняли БМП. Были случаи, что сдающиеся расстреливали пытавшихся помешать им сослуживцев, убежденных бандеровцев.Американский журналист , шокированный многочисленными видео сдачи в плен военнослужащих ВСУ, высказал предположение, что бойцы массово сдаются в плен из-за крайне жестокого обращения украинского командования с подчиненными и из-за гуманного отношения к пленным в России. Даже несмотря на то, что киевская пропаганда запугивает мобилизованных тем, что в плену их в лучшем случае кастрируют, в худшем – расстреляют. Но подобными небылицами можно нагнать страху на одурманенного бандеровской пропагандой юнца, а не на 50-летних мужиков, которые ещё помнят совместную жизнь в единой стране, воспитаны в общем культурном пространстве и не понаслышке знают, что такое Россия. «СП»: Как вытаскивать наших пленных? Обмен? Не похоже, что Украина к этому стремится…

– В последний раз Министерство обороны сообщало об обмене пленными 6 июля. Тогда он проходил по схеме «45 на 45». Больше известий об обмене в информационном пространстве не появлялось.

Зеленскому не нужны эти мужики из украинских сел и рабочих окраин. Но если бы у нас в плену находились знаковые фигуры, украинские генералы, иностранные наемники, лидеры общественного мнения или главари националистических банд, бандеровский режим был бы посговорчивей.«СП»: Некоторые украинские пленные отказываются возвращаться на Украину. Много ли таких? Как это влияет на процесс?

– Очень много. Те, кто принял решение о сдаче добровольно, прекрасно осознают, что на Украине их ожидает приговор и снова фронт, а там – неминуемая гибель. Поэтому таких пленных мы не имеем морального права выдавать. Не думаю, что это повлияет на процесс – «обменный фонд» у нас и так чрезвычайно большой.

«СП»: Какие еще есть варианты, кроме обмена?

– Есть еще такой путь решения вопроса, как выкуп. Ведь украинский режим не только бандеровский, но ещё и клептократический, не упускающий возможности поживиться на чем только можно. Не раз появлялись сообщения, как киевские боевики требовали от жен и матерей пленных российских солдат деньги в размере в среднем 5000 долларов.Такая практика родилась не сегодня. Еще в 2014-2015 годах ополченцы Донбасса – через посредников – выкупали своих товарищей за 10 тысяч долларов. Причем, как рассказывали, все нужно было делать быстро, чтобы информация не выходила дальше окопа. Если пленного ополченца передавали в , тариф существенно возрастал. Поэтому, думаю, наше Минобороны должно активно использовать жадность украинских боевиков. Мы не имеем права бросать своих в беде.

Последние новости и все самое важное о спецоперации на Украине читайте в теме «Свободной Прессы».