В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Друг до поры. Почему Судан пересматривает соглашение с Россией по морской базе

объявил о пересмотре соглашения с по созданию на Красном море пункта материально-технического обеспечения ВМФ . Это произошло в то время, когда окончательно исключили страну из списка государств — спонсоров международного терроризма, после чего Вашингтон и объявили о налаживании отношений в различных областях. Можно ли это считать случайным совпадением или события все-таки связаны между собой?
Друг до поры: почему Судан пересматривает соглашение с РФ по морской базе
Фото: ТАССТАСС

Российская база

О пересмотре соглашения с Россией по морской базе было заявлено с мотивировкой о наличии в документе некоторых положений, которые могут нанести вред государству. Как заявил начальник страны генерал-лейтенант Мухаммед Усман аль-Хусейн в интервью суданскому телеканалу Blue Nile, "в настоящее время идут переговоры по пересмотру данного соглашения, чтобы учесть в нем интересы Судана и выгоду для государства". Ряд статей документа, уточнил он, "нес некоторый вред стране".
"Это соглашение было подписано при прежнем режиме [], но оно не было ратифицировано законодательным органом, как того требует процедура одобрения международных договоров, — разъяснил генерал. — Поэтому мы пока юридически не связаны обязательствами и у нас есть возможность для внесения поправок и изменений в соглашение о военном сотрудничестве с Россией в Красном море с учетом наших интересов". Аль-Хусейн добавил, что сделка будет завершена, если она включит обоюдную выгоду стран. "Поэтому мы пересматриваем его, чтобы определить интересы Судана в этом соглашении, и об этом шла речь на последних переговорах [с российской стороной]", — отметил он, выразив надежду, что разговоры с Москвой приведут к результату.
О заключении между Россией и Суданом соглашения о создании на территории арабского государства пункта материально-технического обеспечения (МТО) ВМФ РФ было объявлено в начале декабря 2020 года. Он предназначен для проведения ремонта, пополнения запасов и отдыха членов экипажа российских военных кораблей. Согласно документу, Судан передает в безвозмездное пользование на весь срок действия соглашения территорию и недвижимое имущество, включающие в себя береговую зону и водную акваторию с областью причального фронта (стоянка плавсредств). При этом максимальная численность военного и гражданского персонала пункта МТО не должна превышать 300 человек — увеличение возможно только по согласованию с Суданом.
Соглашение рассчитано на 25 лет с автоматическим продлением на десятилетние периоды в случае, если ни одна из сторон не менее чем за год до истечения очередного периода письменно не уведомит другую по дипломатическим каналам о намерении прекратить действие соглашения. Перед подписанием представленный проект документа прошел согласование в , Верховном суде, и и предварительно проработан с суданской стороной. В соглашении оговорено, что нахождение пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Судане отвечает целям поддержания мира и стабильности в регионе, носит оборонительный характер и не направлено против других стран.
О возможности появления на Красном море российской базы заговорили еще после визита в Москву президента Судана Омара аль-Башира в ноябре 2017 года, в ходе которого были достигнуты договоренности о содействии РФ в модернизации суданских вооруженных сил. В мае 2019 года вступило в силу соглашение между двумя странами о военном сотрудничестве, подписанное сроком на семь лет. Оно, в частности, предусматривает обмен мнениями и информацией по военно-политическим вопросам, вопросам укрепления взаимного доверия и международной безопасности. Кроме того, оно нацелено на обмен опытом миротворческой деятельности в операциях по поддержанию мира под эгидой , взаимодействие в мероприятиях по поиску и спасению на море, развитие отношений в области совместной подготовки войск.
Стоит отметить, что для России имеет большое значение наличие пункта материально-технического обеспечения на Красном море в Судане, поскольку он обеспечивает открытый выход в океан и позволяет контролировать не только Красное море, но и побережье Аравийского полуострова, а также гарантировать России безопасность стратегических морских транспортных путей в различных районах Мирового океана.

Черный список США

Тем временем 14 декабря 2020 года вступило в силу решение США об исключении Судана после многих лет из списка стран — спонсоров международного терроризма. Этому долгожданному событию предшествовал военный переворот в стране в апреле 2019 года и отстранение от власти находившегося там 30 лет Омара аль-Башира. Управляющий сейчас государством Суверенный совет в составе военных и представителей гражданской оппозиции объявил о курсе на демократизацию, реформы и прекращение всех военных действий на территории страны. Аль-Башир, которого многие в стране и за рубежом считают главным виновником того, что страна оказалась под санкциями, приведшими ее в конечном итоге к тяжелейшему экономическому положению и революционным событиям, сейчас находится в тюрьме.
Вашингтон обвинял прежние власти Судана в оказании содействия (запрещена в РФ) в организации взрывов у посольств США в Кении и Танзании в 1998 году, жертвами которых стали более 200 человек, включая 12 американцев. На Хартум была также возложена ответственность за подрыв американского эсминца "Коул" в Адене 12 октября 2000 года, унесший жизни 17 человек. В конечном итоге осенью прошлого года Судан по требованию США выплатил компенсации семьям жертв террористических актов в размере $335 млн.
Уже на следующий день после исключения страны из черного списка стало известно, что Вашингтон согласился предоставить Хартуму ссуду в размере $1 млрд для погашения задолженности перед . Это значит, что Судан сможет обратиться за ежегодной помощью в размере $1,5 млрд по линии Инициативы оказания помощи бедным странам с крупной задолженностью. Для Хартума эта помощь крайне необходима. Несмотря на то, что Штаты сняли с Судана действовавшие 20 лет санкции еще в октябре 2017 года, страна так и не смогла встать на ноги после тяжелейшего кризиса, который был усугублен отключением страны много лет назад от международной финансовой и банковской системы.
Безусловно, за решением тогдашнего главы Белого дома исключить Хартум из списка спонсоров международного терроризма, о котором было объявлено еще в октябре, стоял свой интерес Вашингтона. Осень стала для Штатов периодом "Авраамовых соглашений", когда арабские страны одна за другой объявляли о нормализации связей с Израилем и открытии посольств. После Объединенных Арабских Эмиратов и Бахрейна настал черед Судана, который откликнулся на призыв Штатов "утрясти" отношения с Израилем. Но пока дальше этого дело не пошло — уже и Марокко установило дипотношения, а Судан все молчит, противостоя внутренней серьезной оппозиции этому процессу. Но с приходом к верховной в США власти отношение к "Авраамовым соглашениям" несколько изменилось (как и само это название — оно больше не используется). Поэтому у Хартума появилось время проанализировать все за и против нормализации связей с Израилем при наличии и без этого огромного количества куда более важных для страны проблем — с одной стороны. А с другой —думаю, у США в случае необходимости всегда есть, чем привлечь Судан на свою сторону.

Новый друг лучше старых?..

О том, что Судан принял решение приостановить действие соглашения с Россией, стало известно еще в апреле. Тогда об этом сообщил арабский телеканал "Аль-Арабия" со ссылкой на источники в Хартуме. В качестве причины такого шага называлось отсутствие в стране законодательного органа, который уполномочен ратифицировать этот документ. Посольство России опровергло тогда эту новость.
Действительно, страна живет сейчас в условиях переходного периода, который завершится в лучшем случае в конце 2023 года. Парламентские выборы состоятся не ранее 2024 года. Судан настаивает на том, что без одобрения парламента сделка с Россией не имеет законной силы. Но соглашение о создании базы подписывалось уже в условиях отсутствия законодательного органа, а значит, стороны не могли не проговорить этот момент еще на этапе разработки договора.
Во время интервью телеканалу Blue Nile начальник Генштаба Мухаммед Усман аль-Хусейн заявил об открытости его страны к военному сотрудничеству с США. "Ранее Судан вынужден был ограничиваться военным сотрудничеством с Россией и Китаем, но в нынешнюю эпоху, после того как государство было исключено из американского списка стран — спонсоров международного терроризма, мы можем сотрудничать с Америкой и странами Запада", — заметил он. В Хартуме, впрочем, по словам начальника Генштаба, никак не увязывают пересмотр соглашения с Москвой с налаживанием отношений с Вашингтоном.
Однако многие аналитики и наблюдатели просматривают в этом очевидную и тесную взаимосвязь. Взявший интервью у аль-Хусейна корреспондент Blue Nile пытался вывести генерала на откровенный разговор, задавая множество наводящих вопросов, но военный старой закалки был непреклонен. Но и без этого многим видится очевидным стремительное сближение Судана с США с ориентацией Хартума на западный курс, который может принести стране свои дивиденды.
Предполагаю, что неслучайно о приостановке соглашения было объявлено вскоре после захода 1 марта в Порт-Судан эскадренного миноносца ВМС США "", о чем сообщило тогда посольство США в Хартуме. Всего за день до этого впервые в новейшей истории в Порт-Судане встал на якорь фрегат "Адмирал Григорович", ставший первым из пришвартовавшихся там боевых кораблей Черноморского флота. По мнению региональных наблюдателей, именно Штаты могли надавить на Судан в вопросе соглашения, так как, по некоторым данным, Хартум не просто решил приостановить действие документа, но и потребовал от Москвы вывезти из Порт-Судана все ранее завезенное туда оборудование.
пока никак не комментирует информацию о решении Судана пересмотреть соглашение с Россией по морской базе, заявив устами пресс-службы об отсутствии контекста по этому вопросу и возможности подтвердить сообщения. Между тем американские СМИ активно перепечатывали новость из Хартума, проявляя к этому куда больший интерес, чем даже в самом Судане.