Войти в почту

В последние годы Российский Север неожиданно стал витриной достижений федеральных властей. Здесь год от года растёт число образцовых военных объектов, по удобству намного превосходящих бараки советской поры. В «арктические войска» исправно поставляется современная техника. Но расцвета мирной хозяйственной деятельности на Севере при этом не наблюдается. А радужные прогнозы больше зависят от непредсказуемых изменений климата, чем от правительственных стратегий. Русские пришли! В начале апреля телекомпания CNN представила в материале о милитаризации Арктики спутниковые снимки, показывающие строительство российских военных объектов вдоль Северного побережья страны. Снимки делались в течение пяти лет, и можно проследить нарастающую динамику. Журналисты делают особый акцент, что в Арктике присутствуют не два ржавых танка, а новейшее российское оружие. Истребители МиГ-31БМ разместили на аэродроме в районе арктического посёлка Нагурский. Неподалёку испытывают морской беспилотник «Посейдон», способный нести ядерный заряд. Полгода назад советник госсекретаря заявил, что «Посейдон» предназначен для «затопления прибрежных городов США радиоактивными цунами». У побережья появились новые радиолокационные системы и подземные хранилища. Одновременно с этим модернизируются военные аэродромы и радарные установки советских времён. «Русские явно бросают военный вызов в Арктике, и это чревато последствиями для США и их союзников», – подтвердил телеканалу представитель . в последние годы и не скрывает своего усиления в Арктике. Недавно три атомные подводные лодки Северного флота эффектно всплыли в 300 метрах друг от друга, взломав двухметровый лёд. В ноябре 2020 г. военные доложили об успешном испытании противокорабельной гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон», которую несколько лет назад многие называли фейком, разрекламированной пустышкой. Но недавно глава норвежской разведки признал, что «Циркон» - это действительно «новая гиперзвуковая технология, от которой трудно защищаться». С помпой презентована новая военная база «Арктический трилистник» на Земле Франца-Иосифа. Сайт Минобороны сообщил, что это единственный в мире объект капитального строительства, возведённый на 80-м градусе северной широты, где полтора года смогут безвылазно жить 150 служивых. Процесс пошёл не вчера. В 2007 г. россияне во главе с депутатом Чилингаровым установили на дне хребта Ломоносова наш триколор на титановом древке. Иностранные партнёры тогда только посмеялись. На Северной Земле в 2009 г. возродили погранзаставу «Нагурское» – самую северную в мире на тот момент. А тогдашний глава Погранслужбы поделился планами создать ещё 20 застав на побережье Северного Ледовитого океана – вдобавок к 9 спасательным центрам и , которые планируется открыть в рамках развития Севморпути. Военных тоже вдруг начало беспокоить, что из 6 тыс. км маршрута 2, 5 тыс. км вообще не контролируется радиолокационными средствами, а 40 советских радиолокационных постов разрушены. В августе 2013 г. гидрографическое судно «Горизонт» и морской буксир МБ-56 совершили экспедицию к архипелагу Земля Франца-Иосифа под охраной подлодок Северного флота. А спустя два месяца отряд из десяти боевых кораблей во главе с атомным крейсером «Пётр Великий» в сопровождении четырёх ледоколов прошли за 2 тыс. миль через Баренцево море, Карское море и море Лаптевых к Новосибирским островам. На остров Котельный в дельте Лены доставлены более 40 единиц техники, крупногабаритные социально-бытовые блоки и тысяча тонн грузов. Таким образом Россия начала восстановление военно-воздушной базы «Темп», существовавшей в советские времена, где быстро появился аэродром, способный принимать транспортные Ил-76. На восстановление одной только заброшенной авиационной инфраструктуры Севера пообещали освоить 6 млрд рублей. Дислоцированная в Печенге 200-я мотострелковая бригада численностью 3 тыс. бойцов стала основой сухопутных «арктических войск». В 2015 г. к ней добавилась 80-я отдельная бригада, вооружение которой специально проектировали для северных условий. Например, бронетранспортёр, который создаёт давление на грунт меньше идущего пешком человека, и самоходные 122 миллиметровые орудия «Гвоздика», пуляющие на 15 километров. В бригаде есть и зенитно-ракетные комплексы «Тор-М2ДТ», и зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-СА». Для нужд флота в 2012 г. создан Арктический центр материально-технической поддержки, который занимается снабжением судов и технических баз в Мурманской и Архангельской областях. Его личный состав насчитывает 3 тыс. военнослужащих и 12 тыс. гражданских, имеющих 150 судов обеспечения и около 1200 единиц автомобильной и специальной техники. Но главная ставка – на присутствие в Арктике военной авиации. Аэродромы на Севере с 2013 г. стали начинять модернизированными истребителями Су-33 и противолодочными самолётами Ил-38. Чуть ли не вся боевая авиация постепенно пробовалась в суровых арктических условиях. Битва за северный урожай Отношение к происходящему у граждан России может быть совершенно различным. Для одних военные в Арктике – это привычный дискурс противостояния с Западом. Мы защищаем наш Север и его кладовые ресурсов. По оценкам Геологической службы США, в Арктике залегает около четверти мировых запасов углеводородов, в том числе 13% нефти и 30% газа. К тому же здесь проходит Северный торговый путь. Если вследствие глобального потепления арктические льды начнут таять, мы получим кратчайший путь для морских перевозок из Европы в Азию вдоль наших северных берегов, который намного короче традиционного ныне маршрута через Суэцкий канал. Для других всё это экономическое безумие. Разумно ли закрывать школы и больницы, чтобы возрождать советские радары и аэродромы? Крайний Север априори не предназначен для проживания людей, а вырыть окопы вдоль всей северной границы вряд ли удастся. Как признал профессор из Российского совета по международным делам, в арктическом пространстве всё стоит в 3–4 раза дороже, чем вне Арктики. На период до 2025 г. планировалось вкладывать порядка 260 млрд рублей под конкретные проекты. Но совокупную цифру по всем министерствам и ведомствам посчитать вряд ли удастся – это триллионы рублей. Цена порта Сабетта – порядка 80 млрд рублей. Один атомный ледокол стоит примерно столько же. Получается, вместо одного ледокола можно построить и оборудовать 40 перинатальных центров, из-за отсутствия которых провинциалы уезжают в большие города. Да ещё и «бабушка надвое сказала», что энергичное освоение Арктики обогатит страну. Сколько было разговоров о разработке Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море, запасы которого оценивались в 4 трлн кубометров газа. В настоящий момент приходится признать: не существует проверенных технологий, позволяющих с экономической выгодой добывать газ в таких условиях. в 2019 г. свернул проект строительства в посёлке Териберка предприятия по переработке добытого на Штокмане газа. Начать разрабатывать месторождение планируют не раньше 2028 г., однако из каждого динамика мы слышим, будто арктический лёд вот-вот растает и добывать ресурсы станет значительно проще. Но это тоже далеко не факт. Нас постоянно пугают глобальным потеплением: дескать, за 35 лет объём льда в Арктике уменьшился на 15%, а к 2070 г. льды на севере планеты могут полностью исчезнуть. Солнечные лучи перестанут отражаться, на планете начнётся перегрев. Гораздо менее известны результаты исследований, противоречащих выводам «климатического лобби». Например, учёные петербургского Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) уверены, что существует цикличность изменения температур в Арктике: например, в 1920–1940 х годах там наблюдалось потепление сродни сегодняшнему, обернувшееся похолоданием в 1960 е годы. Исследование ААНИИ даже предрекает новый ледниковый период после 2025 года. А ведь ААНИИ – это не шарашкина контора в поисках дешёвого пиара, а главный в стране институт по северам, известный во всём мире. По словам его недавнего директора Ивана Фролова, в ажиотажной борьбе с потеплением слишком заметны конъюнктурные интересы. Петербургский институт в них не так втянут, поскольку 80% своих расходов на науку покрывает сам. А вот для госкорпораций Арктика – как золотая жила: можно растаскивать бюджетные миллиарды, а потом всё списать на изменения климата. Как бы то ни было, здравая стратегическая идея защитить наши интересы на Севере не должна превратиться в «чёрную дыру» для прохудившегося бюджета. Уже многие смекнули: под «холодную войну» можно запустить самые чумовые мегапроекты. Например, в 2008 г. тогдашний президент утвердил «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». «На Арктику» пошли деньги, но в 2011-м тот же Медведев подарил часть богатейшего Свода Федынского в Баренцевом море. Депутаты и сенаторы тоже расстались с ним без сожаления. Так что будет завтра?

Война и мир Арктики
© Аргументы Недели