В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

У США большие проблемы со стратегическими материалами — National Interest

Во время бушевавшей в 1980-х годах ирано-иракской войны противоборствующие стороны часто нападали на нейтральные суда в Персидском заливе, в результате чего под угрозой оказывались поставки нефти в страны «свободного мира». Холодная война была по-прежнему очень холодной, и с их союзниками нефть Персидского залива была очень нужна для стимулирования своей экономики и вооруженных сил, пишет старший научный сотрудник по военно-морским вооружениям и передовым технологиям в Центре национальной обороны фонда The Heritage Foundation Брент Сэдлер в статье, вышедшей 2 марта в The National Interest.
У США большие проблемы со стратегическими материалами — National Interest
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Читайте также: Битва на выживание: США необходимо о Китай в технологиях — The Hill
Чтобы обеспечить поставки этого стратегически важного ресурса, 24 июля 1987 года Вашингтон инициировал операцию «Твёрдые намерения» (Earnest Will). Она была и остается крупнейшей морской операцией по конвоированию судов со времен Второй мировой войны. В ходе ее выполнения погибли 37 военнослужащих ВМФ США, еще 30 получили ранения, тогда как два корабля были серьезно повреждены.
Сегодня США полагаются на другие стратегические материалы, поставляемые из-за рубежа. И в случае кризиса или конфликта необходимо будет обеспечить безопасность этих поставок. Подобный риск признают в обеих политических партиях США, понимают его и в администрации, о чем свидетельствует исполнительный указ о цепочках поставок Америки, изданный на тридцать шестой день правления администайдена. Таким образом, можно ожидать, что военно-морскому флоту вновь придется выполнять одну из своих традиционных функций — охранять морскую торговлю страны. Вопрос в том, поставки каких важных материалов нужно будет обезопасить и в каких регионах для этого придется действовать ВМФ США.
Основополагающая работа Альфреда Тайера Махана 1890 года «Влияние морской силы на историю» не потеряла своей актуальности и в современных условиях глобального характера цепочек поставок, распределенного производства и мгновенных глобальных коммуникаций через подводные кабели. Главный урок этой книги взят из изучения Маханом событий войны андией и Англией в 1653—1654 годах.
Оказавшаяся в морской блокаде со стороны Великобритании, Голландская республика оказалась неспособной вести морскую торговлю. Военно-морской флот не смог получить древесину, необходимую для строительства новых кораблей, а также для технического обслуживания имеющихся, в результате чего страна оказалась бессильна прорвать блокаду. Руководствуясь такими историческими уроками, Великобритания инициировала Суэцкий кризис в 1956 году в попытке обеспечить доступ к запасам нефти в Персидском заливе, а Соединенные Штаты пошли на войну в Персидском заливе в 1990 91 годах, когда они импортировали более половины своей нефти из этого региона.
До недавнего времени Вашингтону не приходилось беспокоиться о том, что его внешняя торговля окажется под угрозой. Единственными, кто мог ей угрожать, были сомалийские пираты, боКаиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или повстанцы-хусЙемене. Излишне говорить, что такие угрозы не представляли реальной угрозы жизнеспособности международных торговых линий США.
Однако в последние годы появились более серьезные уг. Иран, похоже, приложил руку к необъявленному нападению на судоходство в Персидском заливе. В свою очередь, Китай приступил к масштабному проекту возведения военных объектов и укрепления гарнизонов, распложенных рядом с торговыми путями на спорных территориях в Южно-Китайском море.
Тем не менее потребовалось, чтобы Китай в 2010 году ввел эмбарго на экспорт редкоземельных элеменЯпонию во время кризиса в Восточно-Китайском море, чтобы в США серьезно озаботились по поводу обеспечения доступа к стратегическим материалам, которые носят критически важный характер для национальной обороны. В частности, в 2013 году была создана Программа анализа и поддержки промышленной базы (IBAS), предназначенная для обеспечения адекватных поставок для оборонной промышленности.
С тех пор правительство Соединенных Штатов подготовило несколько отчетов, отражающих все более четкое понимание уязвимости страны к давлению посредством пресечения торговли стратегическими материалами. К ним относятся подписанный в июле 2017 года исполнительный указ 13 806, отчет межведомственной целевой группы за 2018 год и подготовленный для Конгресса дбороны по промышленной политике за январь 2021 года. Благодаря тому, что основное внимание было сосредоточено на пяти стратегических материалах, можно сформировать определенную картину того, какие торговые отношения играют важную роль, а также какими слабыми сторонами страдают ВМФ США.
В результате были выбраны пять товаров и материалов из-за их влияния на цепочки поставок ВМФ, сложности производства и зависимости от зарубежных источников: микропроцессоры (то есть микроэлектронные логические схемы), прецизионные станки, вольфрам (например, для производства ламп), титан и высококачественный алюминий. Этот список, безусловно, не носит исчерпывающий характер, поэтому определенное внимание было уделено также LCD и OLED-дисплеям, используемым на морских платформах и самолетах, а также редкоземельным элементам (то есть постоянным неодимовым магнитам).
Тем не менее в обоих случаях включение их в этот список на данный момент неактуально из-за того, что их производство возвращается в страну, а также из-за того, что их поставкам уделяют внимание в Конгрессе. Для более глубокого изучения хрупкости и критичности стратегических рынков ресурсов, а также инструментов, используемых для защиты цепочек поставок в оборонной сфере, стоит обратить внимание на готовящееся к публикации исследование Майи Кларк. Тем не менее нынешние запасы редкоземельных элементов, имеющиеся у американского ВПК и составляющие около четырнадцати тысяч тонн, необходимо пересмотреть с учетом требований затяжного конфликта.
Прежде всего, это микроэлектроника, которая используется повсюду. Благодаря ей возможно строить распорядок дня и поддерживать нормальную работу экономики. С помощью нее же вооруженные силы США могут проводить свои операции. Неспособность контролировать поставки этих критически важных компонентов может привести к остановке всей отрасли. Сегодня нечто подобное уже происходит в автомобильной промышленности.
Из-за коронавируса темпы производства микроэлектроники их постоянными поставщиками замедлились, в результате Volkswaи Ford столкнулись с проблемой поиска новых источников этих незаменимых компонентов. И поиск этот нельзя назвать успешным. В результате производство популярных автомобилей, таких как Ford F-150, резко сократилось. В целом в первом квартале 2021 года в мире будет произведено на 672 тыс. автомобилей меньше.
Для расширения производства микроэлектроники внутри США или возвращения его в страну для удовлетворения внутреннего спроса потребуется $10 30 млрд. Более того, на это могут уйти годы. Очевидно, что это слишком дорогостоящий и медленный процесс, чтобы обеспечить быстрое восстановление от последствий коронавируса. В военное же время подобные меры, безусловно, будут носить недостаточный характер. Между тем страна и флот в подавляющем большинстве (более 80%) получают микроэлектронику из Восточной Азии — прежде всего из Южной Кореи, затем Тайваня, Китая и менее всего из Японии.
При этом эксперты ВМФ выявили одну серьезную проблему — появление контрафактной микроэлектроники, которую также необходимо обнаружить, чтобы она не попала в продукцию ВПК. И серьезность этой проблемы нарастает. Давно пришло время принять меры в этом отношении. Обнадеживающим моментом в этой области стало требование Федерального совета по регулированию закупок от ноября 2019 года о том, чтобы поставщики оборонной продукции сообщали о случаях контрафактной микроэлектроники.
Затем важную роль в национальной безопасности играют прецизионные станки, необходимые для производства военного оборудования, отвечающего жестким требованиям качества. Эти станки, в частности, используются на судостроительных заводах. Они важны в целом ряде отраслей промышленности, что играет ключевую роль в многочисленных производственных линиях.
И здесь Соединенные Штаты снова полагаются на иностранные источники. Согласно рыночным данным за 2019 год, среди крупнейших производителей станков в мире можно назвать Китай ($19,42 мрманию ($14,00 млрд), Японию ($12,99 мИталию ($6,51 млрд), США ($6,00 млрд), Южную Корею ($4,47 млрд), а также Тайвань ($3,95 млрд). По мере развития аддитивного производства, или 3D-печати, существует потенциал снижения зависимости от высокоточных станков в оборонном секторе. Тем не менее точной гарантии такого развития технологий пока нет, тогда как на их развитие потребуются долгие годы.
Важен также и вольфрам, который в ВМФ США используют в качестве важнейшего компонента в своих системах связи и радиолокации. Согласно отчету Геологической службы США за 2021 год, ключевую роль в мировой торговле и производстве вольфрама играет Китай, контролируя более 80% рынка. Хотя в Соединенных Штатах есть значительные месторождения вольфрама, добыча этого металла в коммерческих целях не производится с 2015 года. Вместо этого в стране работают шесть компаний, которые занимаются переработкой лома и производят этот материал из концентратов. Этого недостаточно для удовлетворения потребностей. Помимо Китая, в настоящее время этот металл поступаоливии, Гермаспании.
Не последнюю роль играет и титан, который является важным элементом в авиастроении и морской технике из-за его коррозионной стойкости и прочности.
В 2019 году 86% потребностей США в титане обеспечивалось за счет поставок из-за рубежа, в основном из Япхсткраины. Внутреннее производство сегодня ограничено рудником в штате Юта, на котором добывается пятьсот тонн для радиоэлектронной промышленности. В 2020 году общее потребление титана в США составило 24,1 тыс. тонн. Два дополнительных титановых руднНевада и Юта простаивали из-за неблагоприятных рыночных условий, однако в случае возобновления их работы они смогут производить более 23,5 тыс. тонн в год.
Наконец, алюминий, который играет важную роль в производстве нескольких современных военно-морских кораблей, таких как вариант Independence прибрежного боевого корабля (Littoral Combat Ship), экспедиционный быстроходный транспорт класса Spearhead, а также различные компоненты выхлопных систем и надстроек кораблей ВМФ США. Алюминий импортируется в виде лома, рафинированного материала или боксита-сырца, который затем обогащается внутри страны. В 2020 году для производства этого материала США импортировали более 75% бокситов и 49% глинозема. Основными источниками этого импортаазтрЯмаКанада.
Сегодня правительство США приняло меры по обеспечению безопасности стратегических материалов. Подобные меры можно отнести к таким категориям, как защита от иностранных хищнических практик, расширение внутреннего производства и накопления стратегических запасов.
В 2018 году през Трамп, чтобы защитить промышленность США от хищнических действий, используя полномочия, предоставленные Законом о расширении торговли 1962 года, ввел пошлины на импорт алюминия из Китая. Это решение было основано на выводах министерства торговли о том, что Китай демпинговал импорт товаров, нанося ущерб национальной безопасности США. Впоследствии администрация Трампа распространила эти антидемпинговые пошлины еще на восемнадцать стран.
Заметен рост внутреннего производства редкоземельных элементов. Как уже упоминалось, шок экспорта редкоземельных элементов из Китая в 2010 году стимулировал ряд действий Конгресса по поддержке внутреннего производства, которые продолжаются и сегодня, в частности гранты и налоговые льготы для стимулирования внутреннего производства; то есть IBAS. Закон об оборонном производстве (Раздел III) использовался для поддержания ряда критически важных промышленных ресурсов и способствовал производству редкоземельных элементов. Последний раз закон пересматривался в 2018 году.
Наконец, после нефтяных потрясений 1970-х в стране сохранялся стратегический нефтяной резерв, однако сегодня американские военные делают запас целого ряда материалов, необходимых в кризисной ситуации. Например, национальные запасы обороны и программа Warstopper Агентства оборонной логистики (DLA) задуманы для обеспечения министерства обороны достаточными военными резервами, чтобы пережить начальные фазы кризиса. Менее ясно, как долго эти запасы продержатся в случае затяжной войны.
В то время как правительство США в последние годы осознало опасность, с которой сталкиваются цепочки поставок оборонной продукции, необходимо принимать дополнительные меры. В частности, были сделаны две рекомендации для обеспечения более продуманной защиты цепочек поставок, а также в плане тех мер, которые ВМФ США должны принимать для обеспечения безопасности поставок стратегических материалов.
Так, министерство торговли в сотрудничестве с министерством обороны должно расширить мониторинг рынка стратегических материалов. 25 января 2021 года американский минторг создал систему мониторинга и анализа импорта алюминия по образцу аналогичной программы, разработанной для стали. Аналогичные программы должны быть созданы для стратегического импорта, такого как микроэлектроника, вольфрам и титан, чтобы обеспечить наиболее полную картину рыночных тенденций, которые могут поставить под угрозу доступ ВМФ к этим материалам.
Военно-морской флот должен подготовить план обеспечения присутствия, позиций и операций с целью обеспечения доступа к стратегическим материалам. В некоторых случаях нельзя обеспечить наличие того или иного стратегического товара или материала посредством внутреннего производства или добычи во время конфликта. Понимание возможности развития событий по этому сценарию должно лежать в основе того, где именно ВМФ проводит свои операции, а также влиять на планирование операций по более широкому кругу направлений.
В целом свободный рынок, связавший страны по всему миру, обеспечивает наилучшую среду для всеобщего процветания, но зависимость от зарубежных рынков сопряжена с рисками безопасности, которые необходимо тщательно взвешивать. Под влиянием благоприятных рыночных тенденций Китай стал основным источником слишком большого количества жизненно важных продуктов и материалов. Это создает серьезный стратегический риск, который можно уменьшить только за счет диверсификации поставщиков и, по крайней мере, некоторой степени возвращения производства в США.
Для ВМФ США цель состоит в том, чтобы свести к минимуму уязвимость к давлению и максимизировать устойчивость сил в конфликте. К сожалению, со времен Холодной войны не было устойчивых и всеобъемлющих попыток уменьшить чрезмерную зависимость от зарубежных источников стратегических ресурсов и продуктов.