Ещё

«Русские идут!» Как министр обороны США сошел с ума 

Фото: Public domain
22 мая 1949 года в США покончил с собой первый министр обороны страны Джеймс Форрестол. В последнее время перед гибелью он впал в паранойю, ожидая скорого наступления СССР на США. Его знаменитая фраза «Русские идут!» надолго стала объектом насмешек со стороны советских газет в годы «холодной войны». Талантливый профессионал, интеллектуал, сошедший с ума в конце жизни из-за «советской угрозы», Джеймс Форестолл остался одной из знаковых и противоречивых фигур американской истории.
«Я спросил [президента США Гарри Трумэна], кто, как он думает, может стать наследником [советского лидера Иосифа] Сталина, но он сказал, что не уверен, что кто-то это знает. По его мнению, когда придет время, в России будет революция и борьба за власть», — писал в своих дневниках в июле 1945 года министр обороны США Джеймс Форрестол.
Эти дневники, а точнее разрозненные записи, найденные в архиве покойного главы американского оборонного ведомства, были опубликованы уже после его смерти. Записи подробны, в них немало ярких описаний встреч с коллегами по правительству, поездок в послевоенный Берлин, длинных путешествий по морю.
У Форрестола был хороший литературный стиль — выработать его помогло то, что во время учебы в Престоне он был редактором университетской газеты. Кроме страсти к журналистике, он тяготел к военной службе. На службу поступил в июне 1917 года и во время первой мировой войны служил в ВМС США. Он ушел в отставку в 1919 году в звании лейтенанта.
Бойкое перо и красноречие привело Форрестола в ряды Демократической партии, где он работал спичрайтером нескольких видных политиков, в том числе и будущего президента США Франклина Делано Рузвельта.
Через год после начала войны в Европе Рузвельт, уже глава Белого дома, назначит Форрестола своим помощником, а потом сделает его замминистра ВМС. В 1944 году после смерти министра он займет его должность, а в июле 1945 года Форрестол совершит вояж в Берлин, чтобы посмотреть на разгромленную Германию. Поездка была важна для изучения того, как продвинулись немецкие военные возможности и как можно использовать этот опыт для Америки. В путешествии главу ВМС США сопровождал 28-летний Джон Кеннеди — будущий президент США. Форрестол был заинтересован в Кеннеди и рассматривал последнего как возможного сотрудника министерства.
Работа занимала все время Форрестола. В одном из репортажей американского журнала Life опубликовали его фотографию — он обедает прямо за рабочим столом, над которым висит карта мира. Эрудит, интересовавшийся культурой, историей, Форрестол был настоящим трудоголиком и мало думал о близких, практически не интересуясь ни женой, ни детьми, и днями и ночами пропадая на работе.
При этом галантный джентльмен, он нравился женщинам, которым казался человеком, словно сошедшим со страниц романа Скотта Фицджеральда.
Его часто можно было увидеть в компании красивых женщин, с которыми он летал в Европу, чтобы послушать новую оперу. Он был богат — большие средства ему принес инвестиционный бизнес и покупка акций крупных кампаний, к 1932 году он заработал $5 млн, что по сегодняшним меркам ровно примерно $300 млн 
Работая в администрации Рузвельта, Форрестол был поглощен идей создания мощного американского флота, он выступал за строительство авианосцев, но его идеи выглядели слишком дорогостоящими и были отклонены. Впоследствии уже после смерти министра военные признают его правоту, и при описании авианосцев будет использоваться выражение «корабли класса Джеймса Форрестола». На одном из них в 1967 году вспыхнет пожар, в то время как там будет служить будущий сенатор США Джон Маккейн.
При этом, несмотря на то что Форрестол противился созданию единого министерства обороны, ему пришлось стать первым руководителем военного ведомства.
На этом посту ему ставят в заслугу развитие ядерного оружия, а также создание мощного американского флота.
«Форрестол был американским героем в самую героическую эпоху Америки. Жесткий и воинственный, маленький, но удаленький, он объединил восходящий гений американского капитализма с умелым драйвом бюрократии нового курса. Результат, когда результаты имели наибольшее значение, состоял в том, что он превратил ветхий флот в самую мощную армаду, которую когда-либо видел мир», — писала о Форрестоле The Washington Post.
Правда, министру не всегда удавалось найти общий язык с новым президентом США Гарри Трумэном. Во время первого Берлинского кризиса 1948 года, блокады СССР Западного Берлина, Форрестол попросил президента передать контроль над ядерным оружием от гражданских к военным. Президент выступил против, посчитав, что тогда решение о его применении может быть принято каким-нибудь «удалым полковником».

Игра Форрестола

Форрестол активно интересовался советской программой разработки ядерного оружия — записи на этот счет можно найти в его дневнике.
Однако обеспокоенность советским оружием и ростом влияния Москвы в Европе начинала становиться для Форрестола навязчивой идеей — в марте 1949 года у него начинается резкое ухудшение психического состояния.
В этой связи он снят с должности и помещен в военный госпиталь в округе Колумбия. Врачи ставят экс-министру диагноз: нервное и психологическое истощение. Министр, еще недавно строивший планы на развитие военного ведомства, находился в подавленном состоянии. Как отмечают в своей книге «Америка. Нерассказанная история США» режиссер Оливер Стоун и историк Питер Кузник, предложение Трумэна уйти в отставку «уничтожило» Форрестола.
Знавшие его рассказывали, что еще до того, как он попал в госпиталь, министр пытался совершить самоубийство из-за страха перед вторжением русских войск.
«Как психически больной, он повторял те формулы, которые уже носились в воздухе. Но в несколько более навязчивой форме. Я считаю, что это его личная трагедия. Неустойчивая психика, помноженная на травлю в прессе и переживания касательно увольнения», — отмечает в беседе с «Газетой.Ru» историк и публицист Максим Артемьев.
Как свидетельствуют очевидцы, однажды Форрестол выскочил на улицу в одной пижаме с криком «Русские идут!»
Эти заявления сделали Форестолла излюбленной мишенью советских газет, которые изображали, как он в смирительной рубашке читает лекции экс-премьеру Великобритании Уинстону Черчиллю и главе ЦРУ Джону Фостеру Даллесу. Как отмечают Кузник и Стоун, в госпитале в Вашингтоне, куда поместили экс-министра, его мучали кошмары, а сам он считал, что может погибнуть как президент Чехословакии Ян Масарик. По одной из версий, Масарик покончил с собой, по другой — был убит советскими агентами.
Накануне своей гибели Форрестол, любивший литературу, читал антологию греческой поэзии, переписывая стихи из трагедии «Аякс», древнегреческого драматурга Софокла.
После гибели экс-министра начали появляются слухи, что его смерть была насильственной, однако подтверждения они не нашли.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео