Ещё

Advance (Хорватия): российская политика в Ливии 

Фото: ИноСМИ
Ливия обретает все большее значение в российской внешней политике. Поддержка, которую Россия оказывает основным политическим силам, включая генерала Хафтара, обладающего самым большим военным потенциалом, призвана обеспечить ей влияние в Ливии. Для России важно, чтобы новые ливийские власти укрепляли экономическое и энергетическое сотрудничество с ней, а также обеспечили выполнение договоренностей, достигнутых до начала гражданской войны в 2011 году. Россия также рассчитывает на возможность разместить в Ливии свои военные базы. Ее активность в Ливии является частью новой российской стратегии в Африке и проявлением устремлений, направленных на возвращение России статуса сверхдержавы.
Россия обвиняет коалицию западных стран (прежде всего США и Францию как основных участников) в разрушении ливийского государства и подчеркивает, что во время интервенции в 2011 году они вышли за рамки мандата ООН. При этом Ливия является одной из важнейших стран-партнеров России в Северной Африке, поэтому РФ активно поддерживает мирный процесс в этой стране. Ориентация России очевидна и в Совете безопасности ООН. В сентябре и ноябре 2018 года Россия не наложила вето на две британские резолюции (под номерами 2434 и 2441), связанные с Ливией. Россия также участвует в других международных мероприятиях, посвященных будущему Ливии и помощи этой стране, в том числе в той, которую итальянский премьер Джузеппе Конте созвал в ноябре 2018 года в Палермо. На этой двухдневной конференции российскую делегацию возглавлял премьер Дмитрий Медведев.
Россия и впредь будет включаться в политические процессы в Ливии и, прежде всего, в президентские и парламентские выборы, намеченные на весну 2019 года, а также в План действий ООН по Ливии. Он подразумевает политические — в том числе создание новой конституции — и экономические реформы. Однако официально Россия не поддерживает ни одну из сторон ливийского конфликта, в основном потому, что ни генерал Хафтар, который контролирует западную часть страны, богатую природными ресурсами, ни премьер Правительства национального единства Файез Аль-Сарадж не могут взять Ливию под контроль полностью.
Россия поддерживает отношения со всеми важнейшими политическими игроками, которые намерены обеспечить себе влияние после выборов вне зависимости от того, кто победит. Тем не менее наиболее тесный контакт у россиян с генералом Хафтаром, чья Ливийская национальная армия поддерживает парламент, который работает в Тобруке. Более того, только по желанию России генерал Хафтар принял участие в конференции в Палермо. Хафтара также поддерживают Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Франция. Вместе с тем в декабре 2018 года Россия, воспользовавшись своим положением одного из неформальных гарантов мирного процесса в Ливии, поддержала идею о том, чтобы Саиф аль-Ислам Каддафи, сын свергнутого диктатора, мог баллотироваться на президентских выборах. Цель российских действий, как и в других регионах — создать условия, в которых было бы невозможно принимать решения о будущем Ливии без ее участия. Россияне пользуются опытом, приобретенным во время переговоров по Сирии, а также отсутствием у Евросоюза и США стратегии относительно Ливии.
В последние годы правления Муаммара Каддафи Россия активизировала экономическое сотрудничество с Ливией. В 2008 году Россия и Ливия подписали договор более чем на два миллиарда евро о строительстве железной дороги на отрезке Бенгази-Сирт. Кроме того, ливийские власти планировали совместные с Россией инвестиции в добычу энергоносителей и закупки российского оружия. Сейчас Россия нацелена на контракты по восстановлению Ливии, включая транспортную и энергетическую инфраструктуру. Контракты в этой области могут стать особенно прибыльными, если учесть, что по запасам нефти Ливия занимает десятое место в мире, а ливийская национальная нефтяная компания «НОК» (NOC) сообщила, что собирается в пять раз увеличить добычу. До начала гражданской войны в 2011 году «Газпром Ливия БВ» (Gazprom Libija BV), дочерняя компания Газпрома, зарегистрированная в Нидерландах, закупала нефть с четырех месторождений (с двух эксклюзивно, а с двух вместе с немецкой компанией «Винтерсхалл АГ» (Wintershall AG). Российская компания хочет не только вернуться на оставленные ею позиции, но и расширить свое прежнее сотрудничество, и в 2018 году компания уже провела переговоры с NOC. Что касается продолжения добычи нефти, NOC также ведет переговоры с Татнефтью, которая в 2005-2006 годах провела геологическую разведку и пробное бурение на двух месторождениях. Кроме того, в феврале 2017 года Роснефть и NOC подписали соглашение о сотрудничестве в области добычи нефти и разведки новых нефтяных месторождений.
Российские энергетические компании будут конкурировать с компаниями из Европы, главным образом — итальянскими и французскими. Они уже очень давно присутствуют на ливийском рынке. Французская компания «Тоталь» (Total) заинтересована в восстановлении сотрудничества с Ливией, а договор между итальянской компанией «ЭНИ» (ENI) и британской «БиПи» (ВР) с ливийским Правительством национального единства может помешать интересам Газпрома. В ноябре 2018 года ENI купила 43,5-процентную долю ВР в договоре о разведке нефти и газа (сейчас в Италию ежегодно импортируется от восьми до 11 миллиардов кубометров газа, добытого в Ливии). Поэтому для России важно, чтобы на выборах победил человек, который гарантирует продолжение военно-экономического сотрудничества с Россией и реализацию договоренностей, подписанных в период с 2008 по 2011 год.
У России и Ливии давняя традиция военного сотрудничества. Во времена холодной войны СССР отправлял в Ливию военных советников, при этом Ливия закупала советское оружие. Поддержание хороших отношений с Ливией было для СССР, а затем и для России противовесом тем союзам, которые другие страны Северной Африки заключали с американскими и западноевропейскими государствами, что соответствовало логике соперничества холодной войны. В период с 2016 по 2018 год во время нескольких визитов в Москву генерал Хафтар просил у России военной поддержки, включая охрану ливийских границ. Россияне отказали в помощи, сославшись на то, что окажут ее после урегулирования ситуации в Ливии. Однако есть информация, что во время этих встреч были подписаны договоры на два миллиарда долларов. Кроме того, в российских больницах проходят лечение бойцы Хафтара, и в России обучают полицейских. В обмен на эту помощь генерал Хафтар пообещал, что после прихода к власти позволит россиянам создать в Ливии две военные базы: одну в Тобруке и одну в Бенгази. Если это случится, то, учитывая российское военное присутствие в Сирии (авиационная база в Хмеймиме и морская в Тартусе), Россия значительно расширит свои военные возможности по контролю над юго-восточным Средиземноморьем и получит в регионе военное преимущество перед США и странами Европейского Союза. Для НАТО, который активен в Средиземноморье, это станет дополнительным вызовом.
Россия также рассчитывает на новые договоренности об оружии, когда ООН снимет эмбарго на продажу оружия Ливии. Здесь нельзя не вспомнить, что в 2008 году она подписала с Ливией контракт на продажу оружия на 2,2 миллиарда долларов, а в 2010 — на 1,3 миллиарда долларов (в 2008 году Россия выкупила ливийский долг в размере 4,5 миллиардов долларов). Вместе с тем российские частные военные компании ведут деятельность в Ливии, в том числе Группа Вагнера и РСБ-Групп. В ноябре 2018 года генерал Хафтар встретился в Москве с российским министром обороны Сергеем Шойгу и с Евгением Пригожиным, который считается владельцем Группы Вагнера. Вероятно, целью беседы было наладить сотрудничество между наемниками из Группы Вагнера и Ливийской национальной армией.
Поддерживая генерала Хафтара, Россия превратилась в одного из главных игроков в Ливии будущего. Российская политика в отношении этой страны связана с действиями РФ на международной арене, схожими действиями вокруг Сирии, а также соответствует стремлению России создать систему, которая помогала бы налаживать будущее других близких стран.
Благодаря выводу американских войск с Ближнего Востока и из Северной Африки, а также неспособности европейских стран заменить американцев, Россия может восстановить свое положение в регионе. Кроме того, несмотря на текущую поддержку, Евросоюз, который реализует в Ливии 23 проекта стоимостью 70 миллионов евро (всего на эти цели он выделил 375 миллионов евро), не сможет компенсировать российское влияние. Из-за политических ограничений ЕС может сотрудничать только с ливийским Правительством национального единства, которое базируется в Триполи. Россия сотрудничает со всеми политическими игроками, но не ставит свою поддержку в зависимость от проведения реформ, что дает россиянам дополнительное преимущество. Поэтому единственный вариант сотрудничества Европейского Союза с Россией при восстановлении Ливии — это продолжение реализации Плана действий ООН.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео