Ещё

Ливия: что скрыто за «рабством» 

Фото: ИноСМИ
Шок после выхода на CNN видео о «продаже» мигрантов в Ливии не должен затеряться в волне возмущения. Раскрытые преступления не должны вытеснить на второй план еще большее зло: сотни тысяч африканских мигрантов на протяжение десятилетий живут и работают в Ливии и Магрибе в условиях сильнейшего угнетения и посягательства на их человеческое достоинство. Кроме того, эти настоящие преступления против человечности касаются не одной лишь Ливии. Так, например, египетские и израильские бедуины (играют вспомогательную роль для армий) опередили ливийцев в этой практике, которая до сих пор применяется ими и была подробно задокументирована.
В связи с предельно гнусным характером этих преступлений против человечности они требуют самой внимательной оценки. Такое поведение, разумеется, заслуживает самого жесткого порицания, однако стоит задуматься, действительно ли определение «рабство» является наиболее подходящим с научной точки зрения для понимания этой практики и борьбы с ней, так как именно оно в течение тысячи лет было одной из главных характеристик отношений Магриба с черной Африкой. Остаются и факторы культурного бессознательного в обществах по ту и другую сторону Сахары, «бомба замедленного действия». «Неправильно назвать предмет, значит добавить к бедам этого мира», — писал Камю. Ливия же представляет собой конденсат миграционных бед. Поэтому все нужно рассматривать без стремящихся к упрощению эмоций.
Прежде всего, они ни в коем случае не представляют собой результат нынешнего хаоса в стране (пусть он и обостряет их). Эксперты и журналисты уже не первое десятилетие отмечают тяжелое положение мигрантов в Ливии, которые с 1960-х представляют собой двигатель экономики этой живущей на нефтяной ренте страны. В некоторые годы их число могло достигать миллиона человек при населении страны в пять миллионов. Это многое говорит об их значимости в экономической и социальной структуре страны. Как бы то ни было, их большое число вовсе не способствовало их интеграции, а было связано с систематическим подрывом их положения, о чем говорят массовые выдворения в 1979, 1981, 1985, 1995, 2000 и 2007 годах. Они были призваны сформировать реверсивность миграции, а также наказать или отблагодарить родные страны мигрантов, чтобы подчинить их. Африканские лидеры, вероятно, оставались глухи к требованиям мигрантов, чтобы не обидеть «вождя», верными клиентами которого они были. Промолчали они и в 2000 году, когда бывший начальник ливийских спецслужб Муса Куса (сейчас он с комфортом устроился в Лондоне) устроил настоящий погром с 500 жертвами среди африканских мигрантов в ходе устроенных «народных волнений». Циничной целью было подтвердить новую направленность режима на нормализацию и открытость с Европой, а также расшатать позиции антиафрикански настроенной старой гвардии, которая была против перемен. Этот процесс, в основу которого легли трупы африканских мигрантов, завершился воцарением Каддафи в роли стража европейских границ. Мигранты, которые перехватываются или же выдворяются Италией в нарушение европейских законов, сегодня в некоторых случаях оказываются в тех же местах и подвергаются такому же жестокому обращению.
В 2006 году в ливийских тюрьмах гнили не 260 (как в вызвавшем волну возмущения репортаже), а 3 000 мигрантов, причем в точно таких же бесчеловечных условиях. Каддафи подписал все затребованные европейцами конвенции, прекрасно понимая, что не станет их соблюдать. Но когда УВКБ ООН попыталось обсудить с ливийской властью женевскую конвенцию по беженцам, Каддафи закрыл его представительства и выдворил его руководство 9 июня 2010 года. В тот же день стартовал очередной раунд переговоров по партнерскому соглашению между Ливией и ЕС, а 10 июня Каддафи приняли в Италии. Год спустя, когда Национальный переходный совет еще не установил свою власть по всей стране, а Каддафи со своими войсками еще оказывали сопротивление, НПС был вынужден подписать с Италией миграционное соглашение, которое в частности предусматривало прием выдворенных мигрантов. Как тогда, так и сейчас, ЕС открыто обратился к ливийским властям с просьбой вести политику подавления и удержания мигрантов. Разве можно сегодня игнорировать тот факт, что сегодня взаимодействие с ливийскими властями, в частности по вопросам безопасности, означает взаимодействие с вооруженными группами, от которых они зависят? Так, что же тогда удивительного в том, что эти отряды занимаются затребованными ЕС центрами содержания мигрантов?
В Ливии все еще никак не может сформироваться центральная власть, а западные страны выдвигают все новые требования по лагерям мигрантов. Они хотят переложить на нестабильные ливийские власти защиту от миграции и терроризма, рискуя тем самым еще больше их расшатать, как показал пример ополчений из Мистраты. Они играют важную роль в примирении страны и борьбе с экстремизмом, однако их практически в одиночестве отправили в Сирт сражаться с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.). Все это обернулось для них большими потерями, сомнениями и ослаблением позиций по отношению к радикалам. Рэкет, похищения и принудительный труд для тех, кто не может платить — эта участь касается и ливийцев, в частности тех, кто относятся к лагерю побежденных и сидят в «тайных тюрьмах». Неспособные заплатить ливийцы и мигранты вынуждены отрабатывать время заключения, которое может длиться от нескольких недель до нескольких месяцев за смешные суммы.
В видео CNN названные суммы в 400 ливийских динаров ошибочно переведены журналистами как 400 долларов. Хотя официальный курс действительно таков, на реальном рынке их стоимость в десять раз ниже: за один доллар дают десять динаров, а за евро — 12. Перевозка человека даже через одну только расположенную в Сахаре часть территории приносит контрабандистам и отрядам в 15 раз больше (500 евро). Поэтому вооруженные группы мирятся с эксплуатацией оказавшихся без денег, но неудобных мигрантов.
Заснятая CNN сцена ужасна и представляет собой преступление против человечности. Как бы то ни было, речь здесь идет о принудительном труде, а не продаже людей. Мы не пытаемся преуменьшить серьезность этого преступления, однако нужно называть вещи своими именами. Мы имеем дело с военными преступлениями и бандитизмом, эксплуатацией огрех миграционной политики. А не возрождением рабства. Не нужно обесценивать возмущение и бдительность отсылками к вызывающим всплеск эмоций историческим категориям. Потому что у этого всегда есть последствия. Пока вокруг бушуют споры о «рабстве», сотни «свободных» людей тонут в Средиземном море, увеличивая тем самым список из десятков тысяч имен.
Комментарии  Ещё 2 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео