Далее:

Как борцы за права черных превратили бывшую колонию в страну рабовладельцев

26 июля 1847 года Либерия первой из африканских колоний провозгласила независимость.
Новость не стоила бы ничего для любого человека, ничего не понимающего в Африке, если бы не одна важная, правда, с элементами комизма, деталь.
Независимость Либерии, новообразованного государства, объявили не населявшие эту землю народы манде и ква, а те, кто вполне справедливо на тот момент имел право называться афроамериканцами — потомками африканцев, проданных африканскими вождями в рабство белым рабовладельцам в Америку, и добившимся в Америке права возвратиться обратно на Африканский континент, для основания собственного независимого государства.
Чтобы добиться такого выдающегося переплета, чернокожие рабы в США вынесли различные виды борьбы за свои права.
В 1816-м, в год, когда в России генерал Ермолов вступал в должность губернатора Кавказа, в Америке было основано Американское колонизационное общество (АКО) ставившая целью поддержки «возвращения» свободных афроамериканцев в Африку.
АКО было объединением, состоящим из квакеров, и рабовладельцев, которые хотели избавиться от освобождённых негров, так как видели в них потенциальную угрозу основам существующего общества. Они же финансировали пароходы для переселения освобожденных рабов в Либерию, способствовав основанию столицы Монровии, как места для вольноотпущенников.
Основателями общества были Джон Рэндолф, Генри Клей и Ричард Блэнд Ли.
Почему я сказал про элементы комизма?
А потому что, грезившие высшими идеалами справедливости и равных прав всех чернокожих, прибывшие на территорию Либерии в Западной Африке переселенцы из США, сбежавшие от рабства, мгновенно захватили в рабство большую часть местных чернокожих, и спустя год безраздельно владели 500 километровой территорией.
Прибыв в Африку, они называли себя американцами и, как коренными жителями, так и британскими колониальными властями соседней Сьерра-Леоне, считались именно АМЕРИКАНЦАМИ.
Ненавидя США, амеро-либерийцы тем не менее, сделали национальный флаг, герб и печать ровно точно такими же, как в США.
Спустя некоторое время амеро-либерийцы тяпнули куски соседних колоний — Сьерра-Леоне, Берега Слоновой Кости и Государства Мэрилленд.
Монополизировали власть с помощью одной партии. Установили жесточайшую эксплуатацию рабочего класса на местных рудниках и плантациях. Взяли в 1926 кредит в 5 млн американских долларов у американских компаний под гарантии государства, спустили его, а потом весь XX век за него расплачивались, что не раз приводило Либерию на грань краха.
В первую мировую войну объявили нейтралитет, но симпатизировали немцам, потому что половина товаров поставляли туда.
Когда англичане перекрыли все торговые пути, в Либерии начался лютый голод.
В 1944 году президент Либерии Уильям Ваканарат Шадрак Табмен официально объявил войну Германии!
Участие государства в войне, впрочем, свелось к поставкам в США стратегического сырья — натурального каучука. В боевых действиях либерийские войска не участвовали.
Начиная с конца 70-х годов прошлого столетия Либерия становится ареной самых страшных и продолжительных гражданских войн, сопровождаемых резней этнической, религиозной и просто бессмысленной.
В 2005 году единственный значимый в мире футболист из Либерии Джордж Веа пытался стать президентом страны, но проиграл американской ставленнице, выпускнице Гарварда, и, естественно, сотруднице Всемирного банка.
В настоящее время Либерия является одним из беднейших государств мира наряду со Сьерра-Леоне, Гаити и Вануату.
За исключением последней страны, все предыдущие являются самыми криминально опасными странами в мире, самыми опасными с точки зрения эпидемиологии, странами с худшей транспортной логистикой в мире, куда даже такие известные блогеры-путешественнки, как Илья Варламов и Тёма Лебедев заезжали с большой опаской и усиленной охраной, а убывали оттуда в полном ужасе.
Глядя на историю Либерии, у которой накануне был День Независимости, думается, что тем первым переселенцам из Америки на территорию «Мамы Африки», наверное не стоило садиться в пароходы АКО — жили бы сейчас в полном шоколаде где-нибудь в Гарлеме или Кони-Айленде.
Оставить комментарий