В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«"Искандеры" на северо-западе»: спрогнозирован ответ России на вступление Швеции и Финляндии в НАТО

Директор Центра военно-политических исследований в разговоре с "Рамблером" прокомментировал решение поддержать членство и в , а также рассказал о возможном ответе на вступление новых стран в Североатлантический альянс.

Проблема достаточно интересная, она заключается в том, что есть некоторые долгосрочные тенденции, которые доминируют, и есть частные моменты, которые какое-то время могут путать тех, кто не ориентируется в серьезном анализе. Что я имею в виду: когда произошла эта коллизия с Турцией, я уже тогда озвучил два тезиса. Первый тезиc, что отношения Финляндии и Швеции с НАТО и давным-давно приняли характер широкого сотрудничества, в том числе были подписаны сотни соглашений о военно-техническом и военно-политическом сотрудничестве. Это означало только одно, что процесс начался не вчера и даже не позавчера, а десятилетия назад. И он логичен с точки зрения развития отношений Швеции и Финляндии с НАТО. Поэтому формальное вступление этих стран в НАТО, конечно, имеет значение, но оно, скорее, является логичным продолжением тех тенденций, которые давно существовали. И я приводил пример того, как в структуре Евросоюза стали создаваться военные органы. Например, комитет по разведке Евросоюза, которым, кстати, долгое время руководил мой знакомый финский адмирал.

Второй тезис, о котором я говорил: ничего сверхординарного с позицией Турции не произойдет. Под давлением и внешних обстоятельств она, конечно, поторгуется на восточный манер и ступит на этап разрешения вступления Швеции и Финляндии. Здесь не должно было возникать никаких сомнений. Поэтому то, что произошло, - это абсолютно естественный процесс, который меня, например, не удивляет. Меня удивляет другое, что до сих пор в России остались "последователи Горбачева" (я бы их так назвал, в кавычках), которые все время ищут каких-то друзей на Западе, сопротивляющихся давлению агрессивных кругов и так далее.

Там достаточно жесткая и последовательная политика, которая проводится Соединенными Штатами. Им в последние десятилетия удалось полностью подчинить себе правящие элиты европейских государств. Впрочем, не только европейских, но и других государств, принадлежащих к западной цивилизации. И эта политика приобретает очевидную коалиционную основу. Мне в этом смысле приятно, что мою идею о коалиции, в том числе, стал озвучивать и министр иностранных дел . Потому что были разговоры о широкой западной коалиции, они, как правило, ограничивались только действиями НАТО, что неверно. На самом деле сейчас в широкую коалицию, кроме стран-членов НАТО, входят еще порядка тридцати других государств. И как раз Швеция и Финляндия входили в эту широкую коалицию. И наше противоборство с Западом происходит, прежде всего, на цивилизационной основе. Здесь надо понимать, что это противоборство носит принципиальный характер, когда речь идет не столько о существовании государственного суверенитета, который, кстати сказать, практически все союзники Соединенных Штатов в разной степени потеряли, сколько о национальной идентичности. Не больше и не меньше. Поэтому все идет в рамках той концепции развития международной обстановки, которая существует уже несколько последних десятилетий после развала СССР и Организации Варшавского договора. И вступление Финляндии и Швеции в НАТО - это частное проявление, которое по большому счету носит локальный характер.

У России должно быть и есть несколько вариантов ответа. Как минимум несколько. И все они в той или иной степени должны быть использованы. Прежде всего, речь идет о том, что мы должны формировать аналогичную, по сути дела антизападную широкую коалицию. Сейчас неслучайно встречается с лидерами прикаспийских государств, у него проходят бесконечные встречи с руководством других стран. Тех, кого не устраивает диктат Запада, можно и нужно политико-дипломатическими средствами и способами объединять в антизападную коалицию, создавать свою площадку для противоборства...

Кроме того, мы, конечно, должны принимать военно-технические меры, которые будут нас гарантировать от использования уже новыми странами-членами НАТО своей территории и своего потенциала. Надо понимать, что и Швеция, и Финляндия - это территории, которые увеличивают границу соприкосновения с НАТО более чем на тысячу километров. Не только сухопутную, но и морскую. Здесь, соответственно, придется наращивать наши военно-морские возможности, прежде всего, на севере. Но и на Балтике, которая после вступления Финляндии в НАТО становится для нас практически враждебным морем, придется принимать соответствующие меры. На море и на суше. Но не надо повторять ситуацию 1939-1941 годов, когда северная часть Финского залива, который будет теперь враждебным, превратится для России в зону запрета доступа, то есть когда нам просто перекроют выход в Балтийское море. Для этого необходимо развертывание соответствующих систем. На примере Калининграда мы уже показали, что мы готовы развернуть "Искандеры", в том числе и в Белоруссии. Надо понимать, что это сверхэффективное средство по отношению к таким государствам, как Финляндия и Швеция. Они должны быть развернуты на северо-западе и непосредственно угрожать натовским государствам. Совершенно очевидно, что это должно быть сделано. Квазибаллистические и крылатые ракеты, которые используют "Искандеры", - это непосредственная угроза военным и политическим центрам этих государств. Важный аспект, который надо учитывать, что и Швеция, и Финляндия создали свои оригинальные инновационные технологические системы, которые даже на Западе не имеют аналогов. И нам нужно пойти по этому пути, повторяя опыт, например, Финляндии, которая сумела создать собственную оригинальную инновационную технологическую систему, акцентируя внимание на некоторых направлениях. Это нам нужно будет делать обязательно, независимо от характера отношений. И понятно, что наши сверхблагоприятные условия сотрудничества для Финляндии надо будет менять на обычные межгосударственные отношения.
Алексей Подберезкин
Алексей ПодберезкинДиректор центра военно-политических исследований, профессор МГИМО

Ранее Турция дала согласие на вступление Финляндии и Швеции в НАТО. Лидеры трех государств подписали совместный меморандум, в котором Хельсинки и Стокгольм обязались учесть обеспокоенности Анкары в сфере безопасности и борьбы с терроризмом. Генсек альянса заявил, что 29 июня Финляндию и Швецию официально пригласят войти в состав альянса. По его мнению, это событие в корне изменит ситуацию в Балтийском регионе.