В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Воспоминания полковника Дмитрия Тихобразова о драматических ноябрьских событиях 1917 года

В ноябре 1917 г. перед только что взявшими власть в обеих столицах большевиками встала задача подчинить себе Ставку. Между тем начальник штаба Ставки генерал Н.Н. Духонин после падения власти Временного правительства 1 ноября 1917 г. принял на себя временное исполнение обязанностей Верховного главнокомандующего и не стал подчиняться Совету народных комиссаров.

Воспоминания полковника Дмитрия Тихобразова о драматических ноябрьских событиях 1917 года
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Заседание Ставки Верховного главнокомандующего. За - Тихобразов (стоит слева). . 1 апреля 1916 г. Фото: из архива

Видео дня

18 ноября 1917 г. в Ставку приехал друг Духонина и его однокашник по академии генерал С.И. Одинцов, убедивший своего товарища не сопротивляться смене власти. Тем не менее важнейшим распоряжением Духонина, повлиявшим на дальнейшее развитие событий в стране, стало освобождение 19 ноября организаторов корниловского выступления, находившихся под арестом в Быхове, неподалеку от Могилева: генералов Л.Г. Корнилова, А.И. Деникина, И.П. Романовского, А.С. Лукомского и С.Л. Маркова. Освободившись, они отправились на Юг России, где возглавили Белое движение.

Быховская тюрьма. 2010 г. Фото: Андрей Ганин

Сам генерал Духонин на следующий день был убит толпой солдат и матросов на станции Могилев у вагона нового главковерха Н.В. Крыленко...

Одним из неизвестных свидетельств тех событий являются воспоминания полковника Дмитрия Николаевича Тихобразова (1886-1974). Их автор в период Первой мировой войны служил в чинах капитана и подполковника в Ставке, став очевидцем отречения Николая II, выступления генерала Л.Г. Корнилова против Временного правительства и, наконец, занятия Ставки большевиками. В годы Гражданской войны Тихобразов участвовал в Белом движении на Юге России, эвакуировался за границу, где прожил большую часть жизни. Умер в Каннах.

Страница рукописи Д.Н. Тихобразова. BAR. Публикуется впервые.

В эмиграции Тихобразов написал объемные воспоминания о своей жизни, которые хранятся в Бахметевском архиве Колумбийского университета в (BAR). Одно из наиболее важных свидетельств Тихобразова касается занятия Ставки большевиками в ноябре 1917 г. Его фрагменты впервые предлагаются вниманию читателей.

А. Дорогин. Мятежные генералы во главе с Л.Г. Корниловым в Быховской тюрьме. Диорама. Могилевский областной краеведческий музей. Фото: Андрей Ганин

Дмитрий Тихобразов

Взятие Ставки большевиками*

Поздно вечером иду я в управление генерал-квартирмейстера. Уже никого в штабе нет. Только в оперативном отделении, за большим столом начальника отделения сидит полковник Кусонский1 с присущим ему напускным олимпийским величием. Холодом веет от него, и хоть я более двух лет работал в этом отделении и иногда заменял начальника, Павел Александрович2 ни о чем говорить со мной не хочет. А может быть ему просто не до разговоров накануне рокового дня.

Вдруг стоящий на его столе телефон звенит. Он берет трубку и слушает, чередуя "так точно" и "слушаюсь".

Из редких реплик трудно себе представить сущность разговора, но кому Кусонский так почтительно отвечал и кто мог так поздно вызывать начальника оперативного отделения? Мне было ясно, что это был Духонин3, дававший последние приказания Верховного главнокомандующего.

Попавшиеся между ритуальными словами "так точно" и "слушаюсь" отдельные слова: "с рассветом", "на паровозе", заставляли меня думать, что рано утром 20-го готовится что-то из ряда вон выходящее, но общий смысл разговора стал мне понятен только впоследствии, когда я узнал, что на рассвете Кусонский на паровозе отправился в Быхов освободить арестованных генералов и предложить им вывезти их на паровозе, но Корнилов4, партизан в душе, предпочел ехать во главе высланных ему текинцев5, пробиваясь на юг, а Лукомский6 следовать в том же направлении, переодевшись купцом. Другие бежали самостоятельно...

Генерал Н.Н. Духонин (1876-1917).

Расправа над Духониным

В управлении генерал-квартирмейстера ни души. Один только телеграфный зал полон телеграфными чиновниками, сидящими перед "Юзами" и "Бодо". Сухой треск этих телеграфных аппаратов долетает до дежурной комнаты и раздражает и без того натянутые нервы.

Сижу как бы в полузабытье за отсутствием какого-либо дела.

Не знаю, сколько времени прошло после завтрака, когда ко мне в дежурную комнату влетает Рябцев7.

"Господин полковник, Духонина только что убили на моих глазах. Он с Одинцовым находился в вагоне Походного атамана, вокруг которого толкались толпа солдат и матросов. Слышались крики, требовавшие выдачи Верховного. Одинцов вышел на площадку вагона с погонами Духонина в своей поднятой руке и заявил толпе, что Верховного главнокомандующего больше не существует, что Духонин сдался добровольно и, вместе со своими погонами, снял с себя прежнюю должность"8.

Толпа, по-видимому, успокоилась и начала было расходиться, когда на станцию прибыл поезд, в котором отряд матросов, поехавший в Быхов, чтобы расправиться с быховскими узниками, ранним утром выпущенными на свободу по приказу Духонина, вернулся обратно с пустыми руками.

"Выскочив из вагона, озверелые матросы подбежали к вагону Походного атамана, вопя: "Дать нам Духонина. Выпустили Корнилова, выпустите и Духонина. Дать нам Духонина".

"Духонин вышел тогда на площадку вагона и своим высоким голосом9 начал: "Даю вам честное слово". Фразы своей он не докончил. Пробравшийся с другой стороны на ту же площадку матрос толкнул Духонина в спину и тот, падая с площадки, был взят матросами на штыки. Они стали колоть Духонина штыками и избивать прикладами. Я же больше на вокзале не оставался".

Поблагодарив Рябцева, я бросился в аппаратный зал и по прямому проводу вызвал дежурного штаб-офицера Румынского фронта.

подполковник Щербачев10 сразу же подошел к аппарату.

"Гришу" знал я хорошо. Мы вместе с ним кончили Михайловское артиллерийское училище, оба вышли в гвардию: я в 1-ю, он - во 2-ю бригаду. Постоянно встречались в обществе, только академию он, кажется, кончил на год раньше меня, во всяком случае, его со мной на академическом курсе не было11.

После того, как была передана обычная формула: "У аппарата Генштаба подполковник Тихобразов", которой начинался разговор по прямому проводу, с моих слов аппарат отстучал: "Отвезенный на вокзал Духонин только что убит. Передай Димитрию Григорьевичу12, что приказ номер**** вступает в силу. Должен кончать. В комнату уже входят они".

"Все будет сделано сейчас же. Отныне прекращаем всякие сношения с вами. Прощай"...

А. Пономаренко. Прибытие сводного отряда Н.В. Крыленко в Могилев. Диорама. Могилевский областной краеведческий музей. Фото: Андрей Ганин

Визит Крыленко

Скомкивая телеграфную ленту нашего разговора, направляюсь я в сторону входной двери в залу, в которую вошла группа людей, человек в пять-шесть; вошедшая с ними "пачка" матросов, человек в десять-пятнадцать с винтовками и примкнутыми штыками остановилась у двери.

Впереди других следует, направляясь ко мне, довольно полный человек среднего роста в бараньем тулупе, на плечах которого чернильным карандашом нарисованы прапорщичьи погоны (полоска с одной звездочкой). Догадываюсь, что это Крыленко13, большевистский главковерх.

Не отдавая чести, жду его приближения.

- Где прямой петроградский провод?

- Там, в углу, - отвечаю я, рукой указывая угол.

Прапорщик Н.В. Крыленко (1885-1938).

Крыленко идет в указанный угол, обходя встречающиеся на пути его аппараты, а я подымаю глаза на людей, пришедших вместе с Крыленко. Среди них узнаю генералов Бонч-Бруевича14 и Одинцова15, и поручика Шнеура16. Бонч-Бруевич в офицерском пальто без погон; Одинцов в черном ватном пальто штатского покроя; Шнеур в своем черном ментике.

- Здравствуйте, Димитрий Николаевич, - говорит мне Бонч-Бруевич и подает мне руку.

- Здравия желаю, Ваше Превосходительство, - отвечаю я и, приложив руку к козырьку, жму протянутую мне генеральскую руку.

- Как видите, я принужден был принять на себя должность начальника штаба, чтобы избежать ненужного пролития крови.

- Верите ли вы искренно в возможность этого?

Генерал М.Д. Бонч-Бруевич (1870-1956).

Бонч-Бруевич от ответа воздержался, а я, пользуясь авторитетом, который мне давался рукопожатием большевистского наштаверха17, направился к двери, где толклись матросы.

- Вам надо выйти из зала и оставаться за дверью. По техническим причинам, присутствие в зале посторонним не разрешается.

К моему глубокому удивлению, матросы сразу же послушались и безмолвно вышли за дверь, которую я и закрыл за последним из них...

После недолгого разговора по прямому проводу с Петроградом, Крыленко, не говоря ни с кем, вышел из телеграфного зала и поднялся по лестнице в оперативное отделение, сопровождаемый свитой.

BAR. D.N. Tikhobrazov Collection. Box 3.

Тихобразов Д.Н. Воспоминания. Глава ХII. Взятие Ставки большевиками. С. 12-14, 20-27. Подлинник. Рукопись.

1. Кусонский Павел Алексеевич (07.01.1880-26.08.1941) - полковник (впоследствии - генерал-лейтенант), помощник начальника оперативного отделения управления генерал-квартирмейстера Ставки.

2. Ошибка мемуариста. Правильно - Алексеевич.

3. Духонин Николай Николаевич (01.12.1876-20.11.1917) - генерал-лейтенант, временно исполняющий обязанности Верховного главнокомандующего. Убит на станции Могилев.

4. Корнилов Лавр Георгиевич (18.08.1870-31.03 (13.04).1918) - генерал от инфантерии, бывший Верховный главнокомандующий. Один из основоположников Белого движения на Юге России и создателей Добровольческой армии.

5. Текинский конный полк составлял личный конвой генерала Л.Г. Корнилова.

6. Лукомский Александр Сергеевич (10.07.1868-25.02.1939) - генерал-лейтенант, бывший начальник штаба Верховного главнокомандующего.

7. По данным Д.Н. Тихобразова, подъесаул из штаба Походного атамана всех казачьих войск.

8. Для большей ясности, заменяю лаконичные слова Рябцева "В это время из Быхова пришел поезд с матросами" моим пояснительным текстом (примеч. Д.Н. Тихобразова).

9. Фальцетом (примеч. Д.Н. Тихобразова).

10. Щербачев Григорий Даниилович (02.01.1886-30.09.1970) - полковник, служил в штабе Румынского фронта при своем дяде генерале Д.Г. Щербачеве.

11. Г.Д. Щербачев окончил Императорскую Николаевскую военную академию в 1912 г., а Д.Н. Тихобразов - в 1913 г.

12. Щербачев Дмитрий Григорьевич (06.02.1857-18.01.1932) - генерал от инфантерии, помощник Августейшего главнокомандующего армиями Румынского фронта.

13. Крыленко Николай Васильевич (02.05.1885-29.07.1938) - советский партийный и государственный деятель, прапорщик старой армии, Верховный главнокомандующий (1917-1918).

14. Бонч-Бруевич Михаил Дмитриевич (24.02.1870-03.08.1956) - генерал-майор, начальник штаба Верховного главнокомандующего.

15. Одинцов Сергей Иванович (02.07.1874-08.09.1920) - генерал-майор.

16. Шнеур Владимир Константинович (1880-?) - штабс-капитан, авантюрист, участник переговоров с германцами в ноябре 1917 г., один из организаторов захвата Ставки большевиками, за что произведен Н.В. Крыленко в полковники. 25 ноября 1917 г. разоблачен как агент Департамента полиции и арестован.

17. По коду: начальник штаба Верховного главнокомандующего (примеч. Д.Н. Тихобразова).

* Подзаголовки даны редакцией.