В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Забытый штурм Грозного

6 августа 1996 года столица вновь превратилась в арену противостояния российских войск и боевиков. В этот день неожиданно для федералов сепаратисты развернули масштабное наступление на их позиции в . Свою операцию они назвали «Джихад».

Забытый штурм Грозного
Фото: Русская ПланетаРусская Планета

Общее руководство отрядами террористов осуществлял бывший полковник советской армии . Тогда он занимал пост «начальника » Ичкерии, а в 1997 году на волне успехов в борьбе с дорос до «президента» республики.

Видео дня

Операция «Джихад» оказалась переломным эпизодом Первой Чеченской кампании. Несмотря на численное меньшинство, боевикам удалось заблокировать российские войска. В Кремле отказались помогать военнослужащим и попросили перемирия. В итоге Чечня на несколько лет превратилась в квазигосударственное образование с шариатскими законами.

Преступная беспечность

Августовским сражениям предшествовали тяжёлые бои за контроль над Грозным и равнинными территориями Чечни, которые начались ещё в декабре 1994 года. К концу января 1995 года Объединённая группировка войск (ОГВ) практически сломила сопротивление засевших в Грозном боевиков.

13 февраля Масхадов пошёл на перемирие, а в марте из столицы ЧР вышли последние формирования террористов. Федералы продолжили развивать успех и принялись выдавливать незаконные вооружённые формирования (НВФ) из других городов и населённых пунктов республики.

Так, в середине марта была разгромлена аргунская группировка сепаратистов, в июне российские войска взяли Ведено, Шатой и Ножай-Юрт. В ответ боевики под предводительством огрызнулись карательной акцией в и перешли к тактике партизанского сопротивления, которая выражалась в обстрелах, диверсиях и терактах.

Крупным успехом федералов можно назвать ликвидацию «президента» Ичкерии Джохара Дудаева в апреле 1996 года. В самом Грозном были установлены мощные блокпосты с солидным запасом боеприпасов и продовольствия. Федералы контролировали дороги и основные подступы к столице.

По словам командующего ОГВ Анатолия Куликова, с 1 апреля по 1 августа 1996 года в Грозном инженерными подразделениями были переоборудованы 22 КПП, из них 12 «в капитальном варианте». Большая работа была проведена по минированию.

Однако недостатком такой обороны являлся её очаговый характер. Федералы слабо контролировали пространство за пределами укреплённых административных зданий и блокпостов. С населением работа практически не велась, Грозный жил своей жизнью.

Достижения российских войск перечёркивало и поразительное нежелание командования усиливать борьбу с подпольем. С гор в Грозный начали стекаться террористы. Боевики принялись организовывать тайники с оружием и боеприпасами, вербовать местных жителей, агитируя их выступить против «оккупантов».

В Москве владели информацией о готовящемся выступлении сепаратистов. В целом войсковая разведка работала весьма эффективно. У командования было представление о том, где сконцентрированы силы НВФ, имелись координаты главных огневых точек, но необходимых превентивных мер не предпринималось.

Штурм Грозного можно было сорвать нанесением артиллерийских и авиационных ударов по кварталам, где находились боевики. Также имел смысл стянуть к столице Чечни дополнительные силы для зачистки. Куликов, например, неоднократно просил ввести в Грозный два мотострелковых полка.

Пассивность и преступная беспечность вышестоящего командования позволила сепаратистам грамотно воспользоваться недостатками обороны федералов. Не обладая численным превосходством, боевики рассредоточились по всему периметру Грозного и взяли в окружение пункты сосредоточения российских войск.

Первыми удару боевиков подверглись штабы и подразделения внутренних войск, и ФСК (). Одновременно с этим находившиеся за пределами Грозного сепаратисты попытались заблокировать маршруты, откуда осаждённые могли получать подкрепления или прорваться.

Атакам террористов подвергся не только Грозный. Федералы столкнулись с нападениями и в других населённых пунктах, что позволило временно сковать ОГВ, лишить возможности маневрировать и перебрасывать силы.

В момент огневого соприкосновения поддержать в Грозном российские войска с воздуха или артиллерийскими ударами уже не представлялось возможным из-за слишком близкого расположения позиций. Дистанция между боевиками и федералами и террористами составляла несколько десятков метров. Военные не рисковали наводить авиацию, опасаясь «дружественного огня», под который попадали ранее.

Бесславное перемирие

Тем не менее, российские войска оправились от шока и оказали ожесточённое сопротивление боевикам. Благо, как говорилось выше, на должном уровне были проведены мероприятия по инженерному обеспечению, накоплению боеприпасов и продовольствия.

Военнослужащие рассчитывали, что отсутствие ощутимых успехов заставит сепаратистов ослабить хватку. К тому же они питали надежду на скорый приход подкрепления, которое окончательно разгонит отряды сепаратистов.

Однако решения об оказании помощи осаждённым в Грозном федералам не появлялось. Роковую роль сыграло то, что ситуация со штурмом столицы Чечни превратилась в объект для поствыборных манипуляций и политических игр.

В России принято романтизировать , работавшего в августе 1996 года секретарём . Однако именно этот генерал совершил чудовищное по масштабу предательство интересов России и простого русского солдата, который стойко оборонялся в Грозном.

22 августа 1996 года на встрече с Масхадовым Лебедь заключил «Соглашение о неотложных мерах по прекращению огня и боевых действий в Грозном и на территории Чеченской Республики», а 31 августа в Хасавьюрте подписал документ, по которому федеральные войска обязались покинуть территорию Чечни.

Действия Лебедя полностью перечеркнули достижения Первой Чеченской войны. Генерал пытался представить результаты переговоров с сепаратистами как необходимый компромисс в гражданском конфликте, акты миротворчества и спасения жизней военнослужащих, якобы находившихся в патовой ситуации.

Но подобная риторика была далека от реальности. Баланс сил легко смещался в пользу федералов элементарными распоряжениями со стороны президента, министра обороны и иных высокопоставленных лиц. Более того, штурм Грозного вполне мог послужить прологом окончательного освобождения Чечни от бандформирований.

История не знает сослагательных наклонений. Пассивность Ельцина и «дипломатичность» Лебедя, который стремился заработать политические очки на соглашениях с боевиками, создали предпосылки для возникновения нового кровопролитного конфликта на Северном Кавказе.

Об этом необходимо помнить, чтобы спустя четверть века не допускать попыток добавить каких-либо светлых красок в образы первого президента РФ и его приближённых, которые думали исключительно о пиаре, собственных карманах и боялись брать ответственность за решительные действия против сепаратистов.