В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Израиль и Марокко "прислушались" к Франции? В шорт-лист Pegasus вошел телефон президента

Израиль и Марокко "прислушались" к Франции? В шорт-лист Pegasus вошел телефон президента
Фото: ТАССТАСС

Утечка в СМИ данных телефонного списка, составленного израильской группой NSO (в том числе по заказу ) для электронной слежки за зарубежными абонентами в рамках программы Pegasus, вызвала неизбежный кризис в отношениях Парижа с Тель-Авивом и . Среди 50 тыс. телефонных номеров, объятых масштабным проектом электронного шпионажа, оказался и мобильный французского лидера Эмманюэля Макрона.

Видео дня

Особый дискомфорт

Как сообщили в Елисейском дворце, глава государства сменил раскрытый номер телефона. Но этим дело не ограничилось. Совет обороны посвятил инциденту внеочередное заседание. По следам разоблачений, предпринятых интернет-сайтом журналистских расследований Forbidden Stories, руководитель Франции провел в конце минувшей недели нелегкий телефонный разговор с премьер-министром Нафтали Беннетом.

В беседе, если верить ее неофициальной версии, Макрон выразил "озабоченность" в связи с тем, что для слежки за французскими политиками, адвокатами и журналистами использовалось "мощное шпионское программное обеспечение". Беннет, судя по всему, отвечал президенту уклончиво, ссылаясь на то, что события произошли еще до его вступления в мае на пост главы правительства.

Выводы с французской стороны, несомненно, последуют, но прежде на парижском политическом олимпе ждут итогов собственного расследования. Уже сейчас аналитики акцентируют внимание на том, что для любой коммерциализации программы частной группе NSO было необходимо согласие израильского правительства. Кроме того, указывают аналитики, каждый пятый из отобранных для подслушивания номеров, в том числе президентский, оказался в этом шорт-листе по просьбе Марокко.

Особый дискомфорт, который вызвала у французских властей эта история, вполне объясним. Рабат считается ныне близким партнером Парижа в самых разных областях — от борьбы с терроризмом до управления миграционными потоками Субсахарской Африки.

Впрочем, история двусторонних отношений знала и периоды напряженности. В октябре 1965 года марокканский оппозиционный политик Мехди Бен Барка был похищен в Париже, когда направлялся на встречу с единомышленниками в столичный ресторан Lipp. В деле был установлен след марокканских спецслужб. Генерал Шарль де Голль, разгневанный организацией этого похищения на французской территории, отозвал тогда своего посла из Рабата, и кризис во франко-марокканских отношениях продолжался до конца его пребывания на посту президента. Расследование всех обстоятельств похищения, впрочем, не завершено и сейчас, полвека спустя.

Категорически все отрицают

Хотя нынешнее дело и развертывается на глазах всего мира, на него едва ли прольется весь свет. Как дал понять координатор французских разведывательных служб , данные, полученные в итоге наблюдения, скорее всего, останутся конфиденциальными. уже потребовала объявить международный мораторий на использование технологий кибернаблюдения.

Пока власти Марокко категорически все отрицают. Королевство не приобретало программу Pegasus, его службы не шпионили ни за президентом Макроном, ни за бывшим премьером Эдуаром Филиппом, ни за членами правительства. Рабат, утверждал марокканский посол в Париже Шакиб Бенмусса, поддерживает с Парижем особые гуманитарные и культурные связи, основанные на общности интересов, но во Франции есть враждебные Марокко круги, которые вынашивают планы дестабилизации. Он поставил под сомнение достоверность списка из 50 тыс. абонентов и сослался на заверения группы NSO, отрицающей существование такого шорт-листа.

В марокканском посольстве считают, что обвинения не имеют оснований: какие, мол, причины были у Рабата для ведения шпионажа? Глава миссии дал понять, что в деле может быть замешан . "Известно, что успехи королевства не всем по душе, в частности нашему соседу, — заявил он. — Королевство добивается прогресса на многих направлениях, а это не всем нравится". К тому же, напомнил он, Марокко вскоре предстоят парламентские и региональные выборы.

Среди тех, кто попал под колпак проекта Pegasus, оказались оппозиционный журналист Омар Радхи (в этом месяце он был приговорен к шести годам тюрьмы) и даже принц Мулай Хишам, кузен короля Мухаммеда VI и критик монархии. Это лишь укрепило подозрения, что целью электронного шпионажа является борьба с оппозицией, а не противодействие терроризму.

"Не выдерживает критики"

Франция не впервые попадает в сферу особого внимания спецслужб своих зарубежных партнеров. Так, летом 2015 года стало известно, что американское (АНБ) вело наблюдение за видными французскими политиками и бывшим послом в Вашингтоне Жан-Давидом Левиттом. Данные, обнародованные рядом изданий совместно с , свидетельствовали о том, что в период с 2006 по май 2012 года оно прослушивало телефонные переговоры и перехватывало электронные сообщения трех французских президентов — , и , а также их ближайших помощников.

Судя по всему, действительно решили всерьез "прислушаться" к Франции. Американские спецслужбы интересовало буквально все. Так, в мае 2012 года вскоре после инаугурации Олланда АНБ прослушивало разговоры нового президента с Жан-Марком Эйро, назначенным на пост главы правительства. В приватной, как он думал, беседе со своим соратником французский лидер высказывал откровенные замечания по поводу политики федерального канцлера Ангелы Меркель и обсуждал планы неофициальных контактов с германской оппозицией.

Несколькими годами ранее Николя Саркози, старавшийся публично не задевать США, в подслушанном конфиденциальном разговоре возлагал на Вашингтон ответственность за ошибки, спровоцировавшие, по его мнению, мировой финансовый кризис. В правление Жака Ширака американской разведке, в частности, стало известно о его инструкциях к переговорам в , адресованных Филиппу Дуст-Блази, который в тот период возглавлял французскую дипломатию.

Документы WikiLeaks убедили французских аналитиков в том, что по другую сторону Атлантики "не стесняются использовать собственные разведслужбы и их огромные возможности для сбора стратегической информации, способной принести им экономические преимущества". На этом фоне, полагала Le Monde, не выдерживает критики морализаторство за океаном по поводу кибератак, направленных против американских интересов, в частности экономических. Соединенные Штаты, заметила газета, призывают соблюдать правила, которые "сами же склонны нарушать". Лидер "Национального объединения" Марин Ле Пен считала разоблачения, сделанные WikiLeaks, чрезвычайно серьезными, поскольку прослушивание несет прямую угрозу независимости, суверенитету и безопасности страны. Политик назвала возвращение Франции в военную структуру "серьезной стратегической ошибкой, которую необходимо исправить".

США шпионят за Францией с самого начала независимой политики генерала де Голля, убежден эксперт в области стратегии, профессор криминологии Ален Бауэр. "Огромные инвестиции в технологии прослушивания и посягательство на индивидуальные свободы официально объясняют целями борьбы с терроризмом, — отметил он. — Но именно в указанной области эта практика дает наиболее скромные результаты. Из этого я заключаю, что главным побудительным мотивом подслушивания является экономический шпионаж".

"Шпионаж между дружественными странами недопустим, — заявила по поводу досье Pegasus глава столичного региона , намеренная баллотироваться на пост президента Франции. — Правительство должно передать это дело правосудию".

История с электронным наблюдением с участием Израиля и Марокко, по всей вероятности, найдет свое отражение в ходе избирательного марафона, начинающегося во Франции в связи с предстоящими в апреле 2022 года выборами президента республики. Тема укрепления суверенитета, которая периодически поднимается многими французскими политиками, получила сейчас дополнительную актуальность.