В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Западу нужно договориться с Китаем — Project Syndicate

В своем последнем коммюнике лидеры стран — членов заявили, что представляет «системные вызовы международному порядку, основанному на правилах». Миссия Китая в дала на это четкий ответ, заявив, что Пекин не будет ни для кого представлять «системного вызова», но если кто-то захочет бросить «системный вызов» ему, КНР не останется равнодушной. В такой риторике нет необходимости, и большая часть населения мира, вероятно, не хочет ее эскалации. Тем не менее эскалация с каждым днем становится все более вероятной, пишут бывший председатель Гонконгской комиссии по ценным бумагам и фьючерсам Эндрю Шенг и председатель Гонконгского института международных финансов Сяо Гэн в статье, вышедшей 23 июня в Project Syndicate.

Западу нужно договориться с Китаем — Project Syndicate
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Во многом это связано с тем, что Китай — одно из немногих направлений политики, в которых президент в значительной степени поддержал подход своего предшественника . Этот подход заключается в том, чтобы яростно конкурировать, сотрудничать, когда необходимо, и вступать в конфронтацию, когда это нужно. Итак, как следует из ответа Китая на коммюнике НАТО, Пекин готов ответить по-своему: не искать стычки, не бояться сражаться и сражаться, когда это необходимо.

Видео дня

НАТО — далеко не единственный форум, на котором Байден продвигает подход США. На недавнем саммите G7 и во время встречи с лидерами ЕС Байден также пытался убедить союзников Америки сформировать единый фронт против Китая (и России).

Сенатор США видит проблему. Он недавно предупредил, что, выставляя Китай в качестве экзистенциальной угрозы, политический истеблишмент США, по сути, «бьёт в барабаны» новой холодной войны, в которой не будет победителя. По его словам, организация внешней политики США вокруг «глобальной конфронтации с Китаем с нулевым результатом» была бы «политически опасной и стратегически контрпродуктивной».

Ошибочный подход Америки к Китаю коренится в непоколебимой вере в концепцию абсолютной национальной безопасности. Но, хотя это могло быть разумной целью для Соединенных Штатов в десятилетия после Второй мировой войны, когда страна стояла у руля однополярного мирового порядка, в сегодняшней многополярной системе это нереально.

В сегодняшнем мире попытка «сдержать и противостоять» тем, кто придерживается других ценностей или систем, вместо того, чтобы заключать новый глобальный договор, в рамках которого эти ценности можно будет согласовать, чревата конфликтом. Такой подход, безусловно, препятствует возможности осуществлять взаимовыгодное экономическое взаимодействие и сотрудничество в решении общих проблем, таких как изменение климата. Как отметил после саммита G7 представитель китайского посольства в Лондоне, «те времена, когда глобальные решения диктовались небольшой группой стран, давно прошли».

Но проблема глубже: даже внутри этой «небольшой группы стран» решения, такие как развязывание конфликта с Китаем, необязательно отражают волю большинства. Как утверждал Джозеф Э. Стиглиц, сегодня США больше похожи на плутократию — 1% наиболее богатых граждан способен направлять большую часть государственной политики в свою пользу, — чем на представительную демократию.

Если верхушка государства, на которое приходится 5% населения мира, подтолкнет две крупнейшие экономики к конфликту, сильно пострадает весь мир, и подавляющее большинство людей не получит права голоса в этом вопросе. Если США и их западные союзники искренне верят в демократию, они сочтут это неприемлемым.

Более эффективный подход — и тот, который отражает ценности западных либеральных демократий — мог бы учитывать интересы «Единой Земли», охватывающей все человечество и планету, от которой мы зависим. Это означает расширение нашей перспективы за пределы национальной безопасности для обеспечения глобальной безопасности — величайшего блага для наибольшего числа людей — и обеспечение того, чтобы каждый человек имел право голоса в определении нашего коллективного будущего.

Авторы отметили, что не выступают за глобальное правительство. Естественные и социальные науки показали хрупкость монокультуры. В человеческой цивилизации, как и в природе, разнообразие приносит стабильность и прогресс. Даже конкуренция может быть позитивной вещью, но только если она уравновешивается эффективным сотрудничеством, а насилие против людей или окружающей среды избегается.

Итак, как могла бы быть реализована система «Единая Земля»? Решающее значение будут иметь механизмы обратной связи снизу вверх, реализуемые с помощью технологий. Цель должна состоять в том, чтобы сломать разрозненность, которую традиционно создавали с помощью заумных слов мировые элиты. Это позволило бы большему количеству людей — с опытом в большем количестве областей — участвовать в обсуждениях.

Преимущества такого подхода проявляются в противоречии между традиционным экономическим мышлением, ориентированным на все большее потребление, инвестиции и рост, и экологическими императивами, такими как сокращение выбросов парниковых газов и защита биоразнообразия. В системе «Единая Земля» отличное часто может оказаться врагом хорошего.

Устаревший, разрозненный подход также отражается в поверхностной риторике о том, что США и Китай находятся в состоянии «столкновения цивилизаций», столкновении империй. Цивилизации должны быть «вежливыми» по отношению друг к другу, не в последнюю очередь потому, что все мы живем на одной Земле.

Для этого лидеры должны выйти за рамки узкого акцента на национальную безопасность и перейти к широким, всеобъемлющим дискуссиям о том, как обеспечить глобальную безопасность в форме мира, стабильности, адекватного питания и экологической устойчивости. Но, прежде всего, США должны отказаться от сдерживания Китая и начать приспосабливаться к нему.