В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Ещё один регион Сербии готовится повторить судьбу Косово

Сербская общественность в последние недели пребывает в состоянии постоянного напряжения из-за грядущего продолжения переговоров между Белградом и Приштиной. Встреча на высшем уровне между президентом Александром Вучичем и премьер-министром сепаратистского Косово Альбином Курти уже была перенесена на более поздний срок из-за неготовности Приштины продолжить переговоры. Теперь в сербской прессе в качестве новой даты встречи называется середина июня. Накануне в Сербию направились спецпредставитель по диалогу Белграда и Приштины и представитель по Балканам . Они отметили, что стороны диалога сами должны определить, что станет тем компромиссным решением, которое необходимо для достижения окончательного соглашения.

Насколько реально подписание соглашения между Белградом и Приштиной в июне и нужен ли на самом деле Сербии компромисс по Косово и Метохии, ИА REGNUM рассказывает политолог, член президиума сербской партии «Заветники» Милица Джурджевич.

Видео дня

Встреча президента Сербии Вучича и премьера сепаратистского Косово Курти, запланированная на май, была отменена по настоянию албанской стороны. Теперь говорится о том, что Вучич и Курти встретятся в Париже в июне. Ряд СМИ не исключает возможности подписания документа, который де-факто станет признанием Косово со стороны Белграда. Как Вы относитесь к возможному подписанию соглашения с Приштиной?

С тех пор как президент Сербии Александр Вучич в 2017 году открыл так называемый внутренний диалог о будущем Косово и Метохии, в сербском общественном пространстве появился тезис о разграничении края как о возможном решении косовского вопроса. Это подразумевало бы автономный статус для севера Косово и Метохии, где в четырех муниципалитетах проживает почти сто тысяч сербов. «Заветники» тогда опубликовали политическую платформу восстановления суверенитета Сербии на всей её территории и выступили против концепции разграничения, так как мы считаем, что принцип нерушимости государственных границ должен быть приоритетным для любого государства, особенно в XXI веке. Нет причин для подписания Сербией каких-то соглашений с Приштиной, так как компромисс по Косово и Метохии уже был достигнут в рамках резолюции 1244, которая все еще является обязующим и действующим международным документом.

Пожалуйста, расскажите почему ваша партия выступила против «разграничения Косово»?

Этим планом было предусмотрено отдать так называемой Республике Косово, кроме территории автономного края Косово и Метохия, которую сепаратистское образование просто узурпировало, еще и два сербских муниципалитета на юге страны — Прешево и Буяновац. В Прешево более 90% населения составляют албанцы, а в Буяноваце половина населения сербской национальности. Этот план привел бы не только к признанию сепаратистского Косово, но еще и к расширению его территории. Особенно опасно то, что эти муниципалитеты находятся на транспортном «Коридоре 10», они очень важны в стратегическом плане, и в долгосрочной перспективе их потеря могла бы привести к потере сербских позиций на южном направлении и возобновлению территориальных претензий албанцев к Северной Македонии. Одним словом, это привело бы к формированию более широкой зоны албанского влияния на сербско-македонской границе и повлияло бы на развитие сербско-македонских отношений.

Вы упомянули платформу по Косово и Метохии, которую выработала партия «Заветники». Что содержала эта платформа?

Мы тогда проанализировали и предложили ряд вариантов и инициатив для решения косовского вопроса — что Сербия сможет сделать для восстановления своего суверенитета. Конечно, речь идет о долгосрочной стратегии, которая прежде всего подразумевает изменение позиции нашего государства по отношению к самому процессу переговоров с Приштиной. Нам незачем спешить к достижению какого-то ложного компромисса, каким является возможное признание независимости Косово. Компромисс был достигнут в тот момент, когда Сербия подписала резолюцию 1244 СБ ООН и обязалась предоставить широкую автономию косовским албанцам.

Очень скоро оказалось, что наши предпосылки верны, так как 18 стран мира отменило признание сепаратистского Косово. Их геополитические планы стали рушиться, и был период, когда казалось, что уже ни одно государство на карте мира не признает независимость Косово, и что наступил последний момент для того, чтобы они выудили у Сербии признание, вернее, добились приема Косово в . Но что тогда произошло? Положительная для Сербии тенденция была прервана подписанием Вашингтонского соглашения.

Эксперты разделились в оценке последствий Вашингтонского соглашения для Сербии. Некоторые назвали этот документ фактическим признанием Косово со стороны Сербии, некоторые считали, что это просто предвыборный трюк , и что никаких последствий для Белграда он не несет. Как его оцениваете Вы?

Все то, что происходит сегодня вокруг Косово и Метохии, мы не можем рассматривать вне контекста подписания Вашингтонского соглашения. Оно является своеобразной точкой поворота. Как бы нам не казалось, что подписанное соглашение было всего лишь частью предвыборной кампании Дональда Трампа, оно все-таки оставило возможность новой администрации настаивать на реализации всего того, что там было оговорено в ущерб сербской стороне. Мы видели, что наибольшее внимание СМИ привлек пункт о том, что Сербия переместит свое посольство в из Тель-Авива и . При этом взамен Израиль наградит нас признанием сепаратистского образования на нашей территории. Но самое главное, что этот пункт, по всей видимости, не был заранее оговорен, и он стал сюрпризом для самих представителей сербской делегации. Тем не менее, с их стороны не последовало никакой реакции, никаких возражений. Руководство Израиля недавно заявило, что они признали независимость Косово под давлением США. В соответствии с международным правом, если решение какой-то отдельной страны было принято под давлением другой, оно не считается законным.

Но самый спорный пункт Вашингтонского соглашения — тот, в рамках которого Белград обязался не лоббировать отмену признания Косово третьими странами в течение одного года. В момент подписания соглашения пять государств собиралось отменить признание Косово. Этот процесс, к сожалению, был приостановлен. Подписание соглашения в Вашингтоне Сербии ничего не принесло, особенно если иметь в виду тот факт, что Трамп уже не является президентом США.

Как, с другой стороны, этим документом воспользовалась Приштина?

В Приштине сформирована новая власть, более радикальная и в меньшей степени готовая к компромиссам, чем предыдущая. Эта власть перешла в наступление и инициировала ряд губительных для Белграда инициатив. Сербия, которая ранее проявляла дипломатическую инициативу, теперь перешла в состояние, когда она реагирует на действия Приштины. Мы уже несколько месяцев участвуем в решающем для нашей судьбы процессе не в качестве субъекта, а в качестве объекта, как будто мы непризнанная страна, которая борется за место в ООН, и как будто нам нужно, чтобы Приштина нас признала как государство. И в этом ожидании новых сообщений сепаратистских властей мы можем заметить несколько важных моментов.

Каких, например?

Косовские сепаратисты в первую очередь поднимают вопрос военных преступлений, которые Сербия якобы совершила против косовских албанцев. Приштина заявляет о намерении подать иск в международный суд в . Это она делает в тесной координации с неправительственным сектором, который финансируют посольства западных стран в Сербии. Неправительственные организации в нашей стране анонсируют некоторые шаги премьер-министра сепаратистского Косово Альбина Курти, и он, спустя несколько дней, реагирует именно в этом же направлении.

Также очень опасно то, что недавно участились попытки Приштины удалить пять сербских православных святынь на территории края из списка памятников духовного наследия, которые находятся под угрозой.

Еще важно обратить внимание на военные учения, которые в последнее время так называемые Силы безопасности Косово проводят с в и в . Но это не всё. Армия США сотрудничает с Силами безопасности Косово в деле создания новой базы, которая должна контролировать север края, населенный преимущественно сербами. Таким образом они заявляют сербам о своей готовности расправиться с ними, а также о том, что контроль над всей территорией Косово и Метохии принадлежит им.

Не так давно в балканских СМИ появилась первая новость о существовании «нон-пейпер-документа», предлагающего решение косовского вопроса. Потом эти «недокументы» стали появляться чуть ли не каждую неделю. Какую цель преследуют их авторы?

У всех этих неофициальных документов цель одна — подготовить общественное мнение к определенному сценарию. У нас все еще нет ответа на вопрос, кто стоит за всем этим, но мы можем сказать точно, что во всех этих вариантах от Сербии требуют признания Косово. В апреле докладчик Виола фон Крамон заявила о том, что Белград должен признать Косово. Все сигналы, которые поступают с Запада, говорят об этом. Единственная уступка сербской стороне — это обеспечение автономии для сербов на севере Косово и Метохии. Мы все знаем, как функционируют законы лжегосударства Косово, и можем предположить, как эта автономия функционировала бы на самом деле, так как с момента подписания Брюссельского соглашения в 2013 году и до сих пор Приштина не сформировала Сообщество сербских муниципалитетов, хотя оно никакой существенной автономии сербам не дает.

С другой стороны, у Белграда нет никакой стратегии на косовском направлении. Сербские власти все еще не ответили, привлекут ли они к участию в процессе переговоров экспертов из тех стран, которые поддерживают нашу территориальную целостность. Тем временем Приштина договорилась с посольством о том, что к переговорам подключатся международные эксперты из Великобритании, , . Этим сепаратисты укрепят свою позицию. По моему мнению, для Сербии было бы очень полезно, если бы российские эксперты и дипломаты, специалисты по международному праву включились в этот процесс. Так мы смогли бы поддерживать хоть какой-то баланс. Посредником в переговорах выступает Евросоюз, он поддерживает Приштину. Если подключатся эксперты из США и Великобритании, положение Сербии станет еще более сложным, чем в данный момент.

В с визитом приехал спикер парламента Сербии, бывший глава . По сообщениями сербских СМИ, министр иностранных дел России во время встречи с Дачичем заявил, что Россия поддержит любое решение по Косово и Метохии, на которое согласится Сербия. Подразумевает ли это, по Вашему мнению, и то, что Россия согласится с признанием Косово, вернее, не станет возражать против членства Приштины в ООН?

Мы считаем, что нет никакой оправданной причины, чтобы в первую очередь Сербия согласилась с таким сценарием, и чтобы она допустила отделение колыбели своей культуры. Также я считаю, что для России важно оставаться приверженной своей позиции по поводу неукоснительного соблюдения резолюции 1244. В этом смысле я хотела бы напомнить, что недавно посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко очередной раз подчеркнул важность этого документа и этим поставил точку в дискуссии о том, что и у России есть свой «нон-пейпер-документ» по Косово. Мне кажется, что у России нет «нон-пейпера», у нее есть «пейпер», а это резолюция 1244 и Хартия ООН о нерушимости государственных границ.

Парламент Сербии недавно начал процедуру внесения изменений в текст конституции. Официальной причиной названа необходимость согласовать законодательство в сфере правового государства с требованиями ЕС. Существует ли при этом опасность, что из новой редакции конституции исчезнет преамбула о КиМ как неотъемлемой части Сербии?

Вряд ли преамбула конституции может так просто быть изъята из её текста. Дополнения к конституции — это не шутка, они не могут быть приняты без референдума. Для того чтобы результаты референдума были признаны действительными, нужно чтобы более 50% граждан приняло участие в голосовании. Этот закон все еще действует, хотя предлагалось его изменить также. Перед проведением референдума граждане должны быть проинформированы о том, какие точно изменения вносятся в текст конституции.

По моему личному убеждению, конституцию не надо менять, несмотря на требования ЕС изменить положения об устройстве судебной власти. Нет никакой необходимости в том, чтобы Сербия приводила свое законодательство в соответствие с законодательством ЕС, так как она никогда не станет членом этой организации. Любые конституционные изменения усложняют положение Сербии, потому что нивелируют важность нашего главного закона.

Брюссельская администрация потом скажет — если вы один раз изменили конституцию, можете сделать это еще раз из-за Косово и Метохии. Я против изменений конституции, общественность на это отреагирует бурно.

Не так давно вы посетили муниципалитет Буяновац, который находится на юге страны, и который, как вы об этом говорили ранее, мог бы стать разменной монетой в случае реализации плана разграничения. Расскажите о том, какая там обстановка.

Вот если меня что и удивляет, так это полное отсутствие реакции властей в Белграде на происходящее в муниципалитетах Прешево и Буяновац, что также используется как один из видов давления на Сербию из-за Косово и Метохии. Всего лишь месяц назад Буяновац стал частью сообщества албанских муниципалитетов, хотя это не территория Косово и Метохии. Решение об этом приняли органы местного самоуправления, которое состоит исключительно из представителей албанских партий. Сербов нет в структурах власти муниципалитета Буяновац, хотя они там составляют половину населения. Сербы там подвергаются ужасной дискриминации, им сложно устроится на работу.

В этом же Буяноваце, который стал частью сообщества албанских муниципалитетов, на днях происходил один весьма любопытный процесс. Там была приостановлена «пассивизация адресов» албанцев, которые только прописаны на территории муниципалитета, но в действительности не проживают там. Процесс «пассивизации адресов» был приостановлен по требованию посольства США, которое консультировалось с представителями албанцев из Буяноваца.

Потом албанские муниципальные власти в Буяноваце направили письмо в , в котором они жалуются на ужасную дискриминацию со стороны Белграда, говорят о том, что их положение невыносимо, и грозят новым вооруженным восстанием, если ничего не будет предпринято для его улучшения. Это просто точь-в-точь копия сценария, который ранее использовался в Косово и Метохии, одна и та же методология, один и тот же путь создания конфликтной зоны, создания видимости того, что обстановка там напряженная.

Ситуация в целом крайне серьезная. Я могу сказать, что мы никогда не были в таком трудном и непредсказуемом положении, когда речь идет о Косово и Метохии. Все население страны — политические и общественные субъекты, интеллектуалы, но прежде всего сербский народ очень переживает из-за того, что говорится о возможном подписании обязывающего соглашения между Белградом и Приштиной в скором будущем. Я хотела бы верить, что это слухи. Но если в СМИ появится информация о том, что наш президент собирается в Париж на встречу с Альбином Курти, которая всё решит, он должен всё опровергнуть публично, если это не так.