В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Освобождение Одессы. Как Малиновский построил «золотой мост» немецкому генералу

Одесса в основном снабжалась днестровской водой, которая за 40 километров подавалась в город по трубам водонасосной станцией, расположенной в . По словам пленного, водокачка была заминирована. Беляевку надо было срочно освобождать.

Освобождение Одессы. Как Малиновский построил «золотой мост» немецкому генералу
Фото: Украина.руУкраина.ру

Видео дня

Кроме того, через этот поселок и расположенное чуть южнее село Маяки проходила последняя нижнеднестровская переправа. Следующая, по которой захватчикам можно было бы удрать из Одессы, располагалась только на самом побережье, в районе Каролино-Бугаза, где Днестр впадает в Черное море.

Тогда командующий 3-м Украинским фронтом генерал армии и одессит начал строить для группы войск своего оппонента, генерал-полковника Карла-Адольфа Холлидта, «золотой мост». Так в военном искусстве называется ситуация угрозы окружения противника, когда он, торопясь спастись через последний оставшийся у него путь к отступлению, вынужден бросать все — вооружения, боеприпасы, жертвовать подразделениями, прикрывающими отход, чтобы сберечь «ядро» своих войск.

Надо сказать, что к 5 апреля 1944 года ситуация для немецких и румынских войск, оборонявшихся в районе Одессы, стала критической.

Севернее города войска 3-го Украинского фронта прорвались далеко на запад, нависнув над вражеским флангом. 4 апреля конно-механизированная группа (КМГ) генерал-майора захватила станцию Раздельная, лишив вражескую группу армий «Южная Украина» крупной базы снабжения и важнейшего транспортного узла.

Теперь подразделения 6-й армии Холлидта и подчиненной ему 3-й Румынской армии теряли возможность снабжения с баз, расположенных в , и возможность отхода в том же направлении. А в том, что отход будет, уже никто из немецких генералов не сомневался.

Все бронетанковые резервы группы были брошены на Раздельную, но это оказалась запоздалой мерой. Подошедшие советские стрелковые части успели закрепиться и отбили все атаки.

Тем временем Плиев развернул своих конников и танки на юг. В ночь с 6 на 7 апреля передовой отряд кубанских казаков и танков обошел Беляевку с севера и по береговому плесу вышел к водонапорной станции. Ее территория была обнесена деревянным забором, с колючей проволокой, пущенной поверху. Казаки-пластуны сняли часовых, после чего внезапной атакой захватили основные опорные пункты и обезвредили мины.

Остальной отряд ворвался на водокачку, и зачистил ее от противника. Румыны, видимо, решили, что имеют дело с какой-то небольшой диверсионной группой, и бросили в бой охранное подразделение с собаками. Под шум перестрелки с востока и с севера в полночь в поселок ворвались две кавалерийские дивизии, и в считаные часы Беляевка была освобождена. Саперы приступили к разминированию водокачки и вскоре извлекли на свет божий несколько тонн взрывчатки.

К полудню 7 апреля были освобождены и Маяки, а во второй половине дня генерал Малиновский поставил перед КМГ генерала Плиева новую боевую задачу — удерживать захваченные населенные пункты и не дать противнику возможности прорваться за Днестр. Также приказ содержал следующие слова: «Хорошо было бы захватить сильным отрядом Овидиополь. Вести разведку на Одессу. Сохранить водокачку».

Овидиополь находится менее чем в 20 километрах от Каролино-Бугаза. В случае его захвата группа создавала прямую угрозу окружения войск захватчиков в Одессе. Генерал Холлидт осознавал нависшую над его войсками опасность, поэтому направил против подразделений Плиева все имеющиеся у него резервы.

Немецкая бомбардировочная и штурмовая авиация практически повисла над позициями конников. Прикрыть их наши истребители не могли, так как занимали грунтовые аэродромы, взлетные полосы которых оттепель превратила в канавы с грязью, в то время как немецкие самолеты базировались на летных полях с бетонными или стальными «взлетками».

В критический момент боя немцы ворвались даже в дом, в котором размещался штаб Плиева. Вот как он сам вспоминал об этом:

«В комнате стояла тишина. И вдруг мне почудилось, что где-то совсем рядом говорят по-немецки. Я напряг слух. Говорили в соседней комнате… Стараясь не шуметь, я схватил автомат. При моем появлении в дверях высокий, сутулый блондин выронил оружие и не двинулся с места. Другой, забыв об автомате, юркнул к окну, но… бездыханно повис на подоконнике. В комнату заскочил командир взвода охраны старший лейтенант Ласкин, с ним несколько казаков. Смотрю в окно: немцы! Они бегут через огород к дому».

Но все вражеские потуги оказались напрасными, еще один, предпоследний, путь отхода из Одессы был отрезан, и немцы с румынами начали спешно оставлять город, торопясь как можно больше перебросить через последнюю автомобильную и ж/д переправу в Каролино-Бугазе: морем из одесского порта всё равно бы уйти не удалось.

Тем временем вокруг Одессы сжималось кольцо продвигавшихся к ней общевойсковых армий 3-го Украинского фронта.

С севера наступали 6-я и 8-я гвардейская армии. С северо-запада, на известный по песням про Костю-моряка пригород Пересыпь — 5-я ударная. Готовясь к боям за Одессу, немцы выстроили четыре рубежа обороны: по западному берегу Тилигульского, Аджалыкского и Большого Аджалыкского лиманов и по городской черте. В самой Одессе в районе Лузановки были построены блиндажи, на перекрестках улиц и площадях города — долговременные огневые точки.

Однако из-за того, что вопрос в целом решился в Беляевке и Овидиополе, город остался цел.

5-я армия преодолевала лиманы, а к 19 часам 9 апреля прорвали последний оборонительный рубеж на перешейке между Куяльником и Черным морем. Поскольку эвакуация противника еще продолжалась, на окраинах Одессы завязались бои. Однако внутри города в тот же день вступили в дело подпольщики и партизанские отряды, скрывавшиеся в одесских катакомбах. Вместе с ними бились более 150 солдат тыловых подразделений 1-й словацкой дивизии, которые накануне перешли на нашу сторону вместе со всем имеющимся у них вооружением. В уличных боях они потеряли своего командира Мишо Кончитого.

Партизаны и словаки старались помешать захватчикам взрывать промышленные объекты, причалы, разрушать железнодорожное полотно. Удалось предотвратить уничтожение Одесского оперного театра и целого ряда других исторических зданий, которые «цивилизаторы» заминировали и подготовили к подрыву.

Участник обороны Одессы, партизан-подпольщик Яков Савченко вспоминал: «Мы пробили стену катакомб в районе улицы Балковской. Только светало. Смотрим — по железке медленно движется паровоз и тащит за собой гребень, который выворачивает рельсы. Боец из нашего отряда кинул гранату. И паровоз замер».

На подступах к юго-западной окраине города, в районе джутовой фабрики, повел в атаку как стрелковое подразделение свою зенитную роту знаменитый сталинградский снайпер , после потери (и восстановления) зрения сменивший профессию. Взаимодействуя со стрелковой ротой лейтенанта Владимира Бурбы, он захватил военный аэродром. Атака была проведена с такой скоростью, что немецкие самолёты просто остались на земле. Было захвачено 18 истребителей «Мессершмитт».

Участвовала в боях за Южную Пальмиру и 49-я гвардейская дивизия Героя Советского Союза полковника будущего десантного «дяди Васи». Его стрелки первыми ворвались в порт и захватили там транспорт с автомобилями, один из которых подарили своему комдиву. За освобождение Одессы он получил свое первое генеральское звание.

В боях «отличился» старший сын Маргелова — Геннадий, который в 12 лет сбежал к отцу на фронт и был приставлен им к бронебойщикам.

«Во время боев в Одессе мы с двумя товарищами… ушли с батальонными разведчиками, чтобы бить немца на улицах города. А что такое бой в городе? Порой не поймешь, где свои, а где враги. В общем, оказался я один… В одном из домов наткнулся на винный погреб. И вдруг, откуда ни возьмись, здоровенный немец с автоматом! Конечно же, он меня бы «скосил» очередью в момент, да, видно, набрался фриц вина из бочек, потому и замешкался. Я его из своего карабина и застрелил», — писал он впоследствии.

За ненужное геройство Василий Филиппович отправил своего непослушного отпрыска сначала на три дня «на губу», а затем — в суворовское училище.

Главными мучениками освобождения Одессы стали казаки Плиева.

10-я гвардейская казачья кавалерийская дивизия полковника оказалась крайней на пути отступавших по Овидиопольскому шоссе войск Холлидта. Вражеские части вызвали поддержку авиации, после чего просто растерзали казаков. Однако и собственные потери немецких и румынских сил были настолько огромны, что уже 20 апреля Гитлер отстранил генерала Холлидта и больше уже не доверял ему командование воинскими частями.

Освобождению Одессы в 20 часов 10 апреля салютовала двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий. В то же самое время корабли Черноморского флота произвели салют двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати орудий.

А в память о героической обороне и умело проведенной операции по освобождению уже 1 мая 1945 года город в числе первых был назван героем в Приказе №20 Верховного главнокомандующего. О чем вы, конечно, и так знаете.