В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Не быть, а казаться. Как Зеленский демонстрирует воинственность и решительность

Оба президента оспаривают друг у друга право считаться главным русофобом и возглавить «сопротивление российской агрессии». И оба синхронно заявляют о решимости бросить в окопы всех, кого только можно.
Не быть, а казаться. Как Зеленский демонстрирует воинственность и решительность
Фото: Украина.руУкраина.ру
На прошлой неделе с подачи Зеленского приняла закон о призыве резервистов в особый период и о реформе системы военных комиссариатов. И во вторник, 6 апреля, на юге объявили сборы подразделений территориальной обороны. Об этом сообщает пресс-служба Сухопутных войск ВСУ. Основная цель — «наращивание возможностей подразделений для выполнения задач, среди которых охрана админграницы с , прикрытие десантно-доступных участков побережья, охрана органов власти и критических объектов и борьба с диверсионно-разведывательными силами».
Параллельно и партия «Европейская солидарность» объявила о начале собственного учета резервистов на случай войны. В «Евросолидарности» заявляют, что команда Зеленского завела ситуацию в тупик. Об этом говорит глава штаба партии , основатель тербатов: «Руководство нашего государства, в течение двух лет рассказывая о «мирных инициативах и прекращении огня», завело ситуацию в тупик. Отведя войска, запретив проводить разведку и адекватно реагировать на провокации, они ослабили наши позиции в условиях обострения ситуации на фронте».
Турчинов сообщил, что их партия, «не ожидая от власти инициатив и быстрых решений», начала проводить собственный учет резервистов и бывших участников АТО. Он пояснил, что это нужно «для обеспечения быстрого реагирования на случай возникновения реальных угроз».
Таким образом, на Украине формируется как бы две параллельные системы сбора резервистов. Подобная деятельность политической партии не предусмотрена украинским законодательством и теоретически может быть наказуема, но результаты всех уголовных дел против Петра Порошенко и Александра Турчинова как бы говорят, что они могут спать спокойно.
Территориальные батальоны были созданы указом Турчинова (тогдаЮ после госпереворота и.о. президента) 30 марта 2014 года, так как на тот момент значительная часть подразделений ВСУ считалась ненадежной и нелояльной новому режиму. Многие подразделения украинской армии в Крыму и Донбассе либо отказывались выполнять приказы, либо переходили на другую сторону. В этой ситуации руководство Украины после Майдана сделало ставку на мотивированных националистов.
Идея создания добровольческих парамилитарных подразделений националистами далеко не нова — после Первой мировой войны в были созданы «добровольческие корпуса» — фрайкоры, из участников которых позже были сформированы первые отряды нацистских штурмовиков СА. Затем в ходе Второй мировой войны и разгрома большей части немецких дивизий на восточном фронте нацистское командование возродило эту идею, формируя отряды «фольксштурма» (Volksturm) из числа гражданского населения, которые должны были остановить наступление Советской армии. В них зачислялись как подростки лет 14, так и люди старше 60 лет. Правда, как показал опыт боевых действий, на фронте они никак себя не проявили и сдавались в плен при первой возможности.
На Украине в 2014 году территориальные батальоны создавались поначалу из числа лишь радикальных националистов и добровольцев с Майдана. Предусматривалось, что созданные батальоны будут находиться в подчинении и «председателей областных государственных администраций, на территории которых создаются батальоны». 18 июня 2014 года тогдашний министр обороны Украины сообщил о том, что все батальоны территориальной обороны, участвующие в «антитеррористической операции» на юго-востоке Украины, переходят в оперативное подчинение руководству АТО. В декабре 2014 года Министерство обороны Украины сообщило о намерении создать в каждом районе Украины территориальный резерв вооружённых сил, комплектование которого должно осуществляться на базе местных военкоматов из добровольцев и на бесплатной основе. Предполагалось, что штатная численность такого батальона — 60 офицеров, до 460 солдат и сержантов и до 90 единиц техники.
Одним из первых в 2014 году был создан 24-й батальон территориальной обороны «Айдар», который в том же году прославился пытками и убийствами, что попало даже в отчеты западных правозащитных организаций, включая . В июле в Черниговской области был сформирован батальон территориальной обороны «ОУН» на случай вторжения РФ со стороны , но вскоре был расформирован. В сентябре 2014 года в Киеве «Автомайданом» и «Правым сектором» был создан батальон теробороны «Майдан». Впрочем, затем территориальные батальоны формировались через военкоматы из числа призванных по мобилизации.
После смены президента, летом 2019 года, основатель «Правого сектора» (запрещённая в РФ организация — Ред.) , обличавший новые власти Украины в «зраде», намеревался на базе тербатов организовать путч для свержения Зеленского. В частности, 28 июля 2019 года в селе Покровское Днепропетровской области состоялось совещание («провид») командиров УДА («Украинской добровольческой армии»). Это вооруженное формирование являлось нелегальным и не входило ни в одну из официальных силовых структур Украины, несмотря на неоднократные попытки его туда включить. Главным проектом, который обсуждался националистами, было решение о создании в регионах системы территориальной обороны под эгидой УДА. Согласно концепции организаторов, в каждой области должен быть создан областной центр подготовки бойцов теробороны, которые во время "Ч" организованно могут взять оружие и оказать «сопротивление врагу». Врагом объявлялись и власти Украины, если они пойдут на мир с республиками Донбасса. «Будем рвать режим изнутри», — заявляли тогда в УДА.
Согласно же новой военной стратегии Украины, которую президент Зеленский подписал 25 марта 2021 года, батальоны территориальной обороны должны развернуть партизанские действия «в тылу врага» в случае потери территорий. Правда, учитывая тот факт, что идейных и тренированных националистов в обществе не так-то много, а призывники вряд ли изъявят желание партизанить, сама концепция выглядит скорее пропагандистским ходом, адресованным западным кураторам. Еще в декабре прошлого года Зеленский, сам ни дня не служивший в армии, обещал в интервью, что в случае большой войны с Россией «будут мобилизованы мужчины и женщины». Его пафосное заявление тогда раскритиковали высокопоставленные офицеры ВСУ, заявив, что толку от этой толпы гражданских, которых еще надо содержать, никакого не будет. Командование ВСУ не раз также подчеркивало в последнее время, что даже регулярные части, задействованные в Донбассе, укомплектованы, как правило, лишь на 60%.
Сегодня в Украине насчитывается 25 бригад теробороны, в которых формально числятся до 100 тысяч граждан, но сколько из них на самом деле регулярно ездят на военные занятия, проходят сборы и учения, неизвестно. Украинский подполковник Николай Билосвит, командир 112-й отдельной бригады теробороны Киева, заявил 2 апреля, что тербаты — это «тыловая армия», которая действует и развивается в рамках президентского указа. Однако он жалуется на нехватку финансирования, приводя в пример аналогичные структуры в Польше и Прибалтике. «Обидно, что в Польше, в странах Балтии эти батальоны развиты сильнее, чем у нас. Хотя там нет такой ситуации, как в Украине. У них нет войны», — говорит подполковник.
Вопросы финансирования и нехватка желающих служить — основные проблемы украинской концепции территориальной обороны. Однако ее основная цель не столько реальная война с российской армией или республиками Донбасса, сколько демонстрация воинственности для западных партнеров по . И в этом ключе синхронные заявления из партий Зеленского и Порошенко об учете и мобилизации резервистов в тербаты напоминают соревнования, кто будет «любимой женой» Байдена. В случае же реального полномасштабного конфликта, скорее всего, оба президента в изгнании будут столь же воинственно призывать тербаты «сражаться до конца», вещая из Лондона или .