В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

о кандидатуре Роберта Малли и его позиции по Ирану

«Это значит, что Роберт Малли уже работает и в борьбе с ИГ* будет реабилитирован , который демократам надо выводить из «террористического списка». Первые дни на посту — это поднятый на массовую акцию протеста пакистанский город-миллионник . Людская река из мусульман грозит гневом . Демократы вернулись в Белый дом».
Бывший помощник Обамы Роберт Малли назначен главным посланником Байдена по Ирану, об этом в пятницу сообщили в Вашингтоне.
Впрочем, это имя на слуху ещё с ноября. В ноябре, как только стало понятно, что выборы в выиграл Джо Байден, сразу же стало известно, кто будет заниматься в его новой администрации иранским и, в общем, всем ближневосточным досье.
Тогда же и прозвучало имя Роберта Малли — 58-летнего эксперта по арабо-мусульманскому миру, последние годы возглавлявшего International Crisis Group.
В течение двух месяцев о его имя, словно о камень, разбивались волны республиканского и израильского гнева, взывающие Байдена одуматься и не назначать столь очевидно «проиранского» чиновника на столь влиятельный пост.
«Вызывает глубокое беспокойство то, что президент Байден рассматривает возможность назначения Роба Малли, так как Малли на протяжении длительного времени демонстрирует своё доброжелательное отношение к иранскому режиму и враждебность по отношению к Израилю», — написал сенатор-республиканец .
Американские ястребы написали коллективное письмо Тони Блинкену, новому госсекретарю США, в котором просили не назначать Малли, а выбрать более нейтральную кандидатуру, предупреждая, что это нарушит баланс сил в ближневосточном раскладе и вызовет большую тревогу у американских партнёров в регионе — Израиля, , и т. д.
Почему Израиль и арабский мир против Малли? Первая мысль: из-за того, что Малли — лоббист ядерной сделки с Ираном. Если вы посмотрите на фото переговоров по иранской ядерной программе 2015 года, то напротив иранской команды — Зарифа, Салехи — рядом с бывшим главой всегда скромный человек в очках — Роберт Малли.
«Госсекретарь Блинкен создаёт специальную команду, состоящую из проницательных экспертов с разными взглядами, и руководить этой командой в качестве нашего специального посланника по Ирану будет Роб Малли, который занял эту должность, добившись успеха в переговорах по ограничениям ядерной энергетики Ирана, — заявил представитель Госдепартамента. — Госсекретарь уверен, что он и его команда смогут сделать это ещё раз».
Роберт Малли — значит, новая ядерная сделка, снятие санкций с Ирана, реанимация палестинского вопроса, гораздо более жёсткая позиция в отношении израильских поселений на Западном берегу и кое-что ещё. И это «кое-что ещё» более важное, чем сделка.
Чтобы стало понятнее, посмотрим сначала на биографию нового посланника. Ну, во-первых, Малли — потомственный «иранист». Экспертом по Ирану был и его отец Саймон Малли — египетский журналист, сочувствовавший , Фронту национального освобождения и работавший иностранным корреспондентом в Al Gomhuria.
В 1969 году Малли-отец перевёз семью из во , где основал левый журнал Africasia. Семья Малли оставалась там до 1980 года, пока тогдашний президент Франции не изгнал их в из-за враждебности к Израилю. И этот парадокс — еврей-сефард, изгнанный из Франции за антисионизм, и память об этом — будет сквозить потом во всём, что будет делать Роберт Малли на своих высоких постах в президентских администрациях, начиная от Клинтона, Обамы и заканчивая Байденом.
В 2008 году ему пришлось даже уйти в отставку с публичной должности в избирательной команде Обамы после того, как стало известно о его регулярных встречах с представителями палестинской группировки ХАМАС. Позже, когда скандал улёгся, он вернулся в , в которой Байден занимал должность вице-президента, и стал главным советником по Ближнему Востоку.
Вкратце его послужной список таков: был спецпомощником президента Клинтона по арабо-израильским делам и директором по делам Ближнего Востока и Южной Азии в Совете нацбезопасности, при Обаме занимался ИГ*, наверняка мощно взаимодействуя с «Аль-Кудс», курировал International Crisis Group по делам Ближнего Востока и Северной Африки, пока в 2018-м, с приходом Трампа в Белый дом, не возглавил её.
Если вы внимательно следили за публикациями Crisis Group в эти годы и отслеживали публичные высказывания её директора, у вас могло бы сложиться мнение, что именно Малли курирует и направляет в его борьбе с Трампом.
Просто одна из цитат: «Если вы Иран, то инструменты, которые сейчас есть в вашем арсенале, — это способность расширить свой ядерный арсенал, взбудоражить рынки или угрожать странам региона и присутствию в них США. Это те инструменты, которые у них есть, и они будут использовать их в ответ на давление, которое они считают равносильным экономической войне». Именно это Иран последовательно и выполнял.
Немудрено, что за назначение Малли спецпосланником по Ирану Тегеран бился, как за вопрос жизни и смерти, посвящая этому обложки иранских газет и убеждая через своих лоббистов Вашингтон, что будущий успех американо-иранских переговоров прямо зависит от этого назначения.
А сейчас самое интересное: в администрации Обамы Малли считался куратором . Ну в смысле куратором борьбы с ИГ, которое, собственно, зародилось на свет и развернулось во всю мощь именно в эти два обамовских срока.
В это время в мировую информационную повестку и был вытащен Иран — как едва ли не флагман борьбы с ИГ в регионе, и в это время стал раскручиваться образ мало кому известного доселе иранского генерала Сулеймани, который стал «героем борьбы с ИГИЛ» и даже попал на обложки американских журналов. Трамп, напомню, избравшись, риторику резко поменял, стёр героический флёр с «борцов с терроризмом», наоборот, внеся КСИР и почти все проиранские прокси — от до йеменской «Ансаруллы» — в списки террористических организаций и подвергнув санкциям.
Бороться с ИГ в одиночестве Иран не смог, и переломить расклад в смогло только вмешательство России — это напоминание Ирану, который в своей официальной пропаганде предпочитает скромно обходить сей непреложный факт стороной.
Первый день правления Байдена стал символическим: в этот день в Багдаде прогремели два взрыва, совершённых смертниками. Ответственность за теракты взял на себя кто бы вы думали? Ну конечно ИГ.
Мы давно ничего не слышали о нём — и вот, кажется, пришла пора вспоминать. Иран тут же обратился к , с которым за последнее время у него свои счёты, и предложил помощь в борьбе с ИГ, пока террор не захлестнул Месопотамию вовсе.
Это значит, что Роберт Малли уже работает и в борьбе с ИГ будет реабилитирован Иран, который демократам надо выводить из «террористического списка» и снова сделать «борцами с «Исламским государством».
Первые дни Байдена на посту — это поднятый на массовую акцию протеста пакистанский город-миллионник Карачи. Людская река из мусульман грозит гневом Израилю и поёт о поддержке «бедного народа ». Демократы вернулись в Белый дом. Роберт Малли рулит.
«Самого Джо Байдена непросто предсказать в вопросах внешней политики. Например, он был против первой войны в Персидском заливе, но за вторую. Он был за войну на Балканах, но против интервенции в . Он не держит руку на спусковом крючке. Он не сразу отдаст предпочтение военному варианту. Джо Байден — очень реалистичный и прагматичный человек, он не разделяет оптимизма и амбициозного видения в его первый срок. Обама разочаровался со временем, и Байден начинает с того места, где остановился его предшественник. Но он точно вернётся к ядерной сделке с Ираном» — из интервью Роберта Малли французскому изданию Le Point от 13 ноября 2020 года.
Своей основной задачей Малли называет «преобразование регионального контекста» — установку диалога между Саудовской Аравией, ОАЭ и Ираном. Нетрудно заметить, что в этом треугольнике отсутствует Израиль, и нетрудно предсказать, что этот треугольник, возможно, попробуют развернуть против него же, низвергнув успех Авраамского мирного договора, которым так гордились Трамп и его зять . Принцу Саудовский Аравии расслабляться, казалось бы, не стоит: «Что касается прав человека, президент потребует ответственности по делу Хашукджи».
Но мы-то знаем, как достигается «консенсус». Ответит стрелочник — да и дело с концом. Стоит напрячься турецкому президенту Эрдогану, ибо «Джо Байден проявит большую солидарность с сирийскими курдами, чем Трамп, что осложнит его отношения с ».
Ну и главное. Если Трамп делал на Ближний Восток ставку и регион служил для него этаким театром действий (обострение с Ираном, ликвидация Сулеймани, поддержка иранских протестов, подписание мирного договора Израиля с монархиями Персидского залива, несколько раз чуть не начавшаяся война, гуманитарный кризис в , авианосец в заливе), то новая администрация имеет другие приоритеты во внешней политике — это и проблема изменения климата.
«В США существует консенсус по поводу того, что страна слишком много инвестировала в Ближний Восток без реального получения прибыли. Американский народ устал от американского вмешательства в дела этого региона», — говорит Малли.
И вот тут, на этом самом месте, мы слышим громкие победоносные залпы салютов где-то в Зелёной зоне Багдада, одобрительные возгласы на тайной вечере в Мешхеде, где старцы в чалмах гладят свои седые бороды, а пожилые генералы в тёмно-зелёной военной форме довольно смеются. Американцы уйдут сами, просто не нужно им мешать.
* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции