В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Бомба замедленного действия»: что стоит за сделкой Брюсселя и Лондона о брекзите

31 декабря перестал действовать переходный период брекзита, ознаменовав окончательный выход Великобритании из единого рынка и таможенного союза . За день до этого Лондон и подписали соглашение о дальнейших отношениях друг с другом, что позволило избежать вызывавшего опасения многих «жесткого» сценария. По мнению британского премьера Бориса Джонсона, теперь королевство станет «дружелюбным соседом» Евросоюза, разрешив вопросы, десятилетиями осложнявшие отношения с континентом. Однако заключенная в последний момент сделка затрагивает не все проблемы, существующие между сторонами. Сложности поисков компромисса и «подводные камни» взаимных договоренностей проанализировала доктор политических наук, профессор СПбГУ .

«Бомба замедленного действия»: что стоит за сделкой Брюсселя и Лондона о брекзите
Фото: Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт

Видео дня

Неизбежный выход

Соединенное Королевство официально покинуло Европейский союз 31 января 2020 г. после подписания Соглашения о выходе. C этого момента начал действовать переходный период до 31 декабря 2020 г. Именно до этого срока обе стороны должны были договориться о правилах торговли, доступе британцев к внутреннему рынку Евросоюза, а представителей ЕС – на британский рынок (при этом Соглашение предусматривало глубокое и гибкое партнерство сторон, согласно тексту Политической декларации от 30 января 2020 г.).

С одной стороны, переговоры были осложнены негативным переговорным опытом предыдущего кабинета, когда шла на уступки Брюсселю, выполняя требования, но не наблюдая шагов навстречу. Это породило некоторое ожесточение в британском политическом истеблишменте, что позволило занять более жесткую позицию. Кроме того, в настоящее время британский кабинет настроен решительно, придерживается четкой линии, и там нет «разброда и шатания», который мы видели при Мэй.

С другой стороны, переговорный процесс развивался не так успешно по причине коронавируса. Переговоры шли дистанционно, к очному формату стороны вернулись только в июне 2020 г. За все время до достижения сделки 24 декабря мы не наблюдали хоть сколько бы то ни было существенного прогресса. А выступления Джонсона против продления переходного периода демонстрировали осознание британской стороны, что в таком случае он продлится вечность, и что между перманентным переходным периодом и выходом без сделки последний вариант предпочтительнее, несмотря на то, что это означало бы построение взаимной торговли сторон на принципах .

Причины сложностей в переговорах

В условиях, когда ряд обсуждаемых сторонами вопросов относится к «делу чести» как Британии, так и ЕС, достичь реального компромисса было практически невозможно. Британия не могла поступиться полнотой экономической и политической независимости и желанием избавиться от всех обязательств перед Брюсселем. Также британцам важно в случае сохранения страны в общем рынке иметь право уклоняться от правил и стандартов, вводимых ЕС. Поэтому ранее они демонстрировали готовность к выходу без сделки.

При этом британское общество по-прежнему разделено по вопросу выхода, хотя относительный перевес сейчас на стороне противников Брекзита, и все большее число людей не понимает, какой путь является предпочтительным (до 25%). А в последние дни перед достижением сделки 24 декабря число ее сторонников постоянно росло.

Очевидно, что граждане страны были встревожены возможным ростом цен, разрывом личных связей и так далее. Аналогичные опасения высказывали британские предприниматели. Усугубило ситуацию то, что страхи британцев подогревала пандемия. При этом совсем недавний локдаун из-за новой мутации вируса, очевидно, показал британцам, что в текущих условиях необходимо договариваться.

Для ЕС важнее всего отстоять принципы целостного и единого внутреннего рынка, поэтому его члены, хотя и зависимы от британских инвестиций и взаимного сотрудничества, не будут рисковать правилами и принципами таможенного союза. Неудивительно, что Британия в рамках переговоров столкнулась с консолидированной европейской позицией. Брюссель был заинтересован снова продлить переходный период и все-таки заставить Британию пойти на очередные уступки в случае необходимости. Причем, этот вопрос рассматривался как влияющий на имидж Евросоюза. При этом Союз действительно стремился не менять отношения с Британией радикально, так как ранее она уже была плотно интегрирована во внутренний рынок. Поэтому в переговорном процессе ЕС ценит договоренности широкого охвата (в целом по вопросу Брекзита).

Евросоюз даже согласился на свободную торговлю без таможенных пошлин, если обе стороны договорятся о механизме обязательной корректировки правил конкуренции в социальной и экологической сферах, а также о государственной помощи компаниям (она больше в Соединенном Королевстве). Это условие особенно важно для государств-членов, торговля которых с Соединенным Королевством является наиболее важной с точки зрения ВВП (, Польша, страны Прибалтики, , и ). При этом именно для Ирландии крайне важно избежать восстановления сухопутной границы между Республикой Ирландия, государством-членом ЕС, и Северной Ирландией, территорией Соединенного Королевства, и оставить последнюю в пределах таможенной территории Евросоюза в соответствии с Протоколом по Ирландии и Северной Ирландии. Соединенное Королевство – важнейший и первый ирландский партнер.

Таким образом, в переговорном процессе для стран-членов важнее всего солидарность, для британцев – суверенитет.

Как решили сложные вопросы

Среди наиболее сложных вопросов оказались права стран ЕС на рыболовство в водах Соединенного Королевства, его доступ к общему рынку, вопросы миграции и безопасности. С самого начала Брюссель связал эти вопросы в целом с переговорами о торговле и экономическом взаимодействии. Позиция Британии состояла в том, что их необходимо отдельно обсуждать и договариваться, но в итоге британцы уступили Брюсселю, что позволило заключить соглашение 24 декабря.

Для Евросоюза доступ к рыбным ресурсам Великобритании остается существенным, поскольку таким образом он сможет сохранить общую акваторию, улов в которой достигает €650 млн ежегодно. Например, 50% дохода бельгийских рыбаков обеспечены рыбными ресурсами Великобритании. При этом ассоциации английских и шотландских рыбаков открыто поддержали жесткий Брекзит, чтобы не делить свои шансы на улов с другими странами. Также Лондон настаивал на проведении ежегодных переговоров по квотам на рыбную ловлю. В итоге стороны решили, что на переходный период длиной в пять с половиной лет рыбаки стран ЕС сохранят право ловить рыбу в британских водах, но объем квот значительно сократится. По истечении указанного срока стороны перейдут к ежегодным переговорам по будущим квотам.

Другой вопрос – насколько и в каком объеме Британия должна соблюдать правила ЕС для доступа на общий рынок. При этом британская сторона укоряла европейцев в том, что те предлагали ей больший объем требований, чем другим партнерам, ссылаясь на более приемлемый австралийский вариант. В итоге стороны подписали первый в истории договор с ЕС, основанный на нулевых тарифах и квотах, что британцы преподносят как значительный успех, хотя это не касается сектора услуг. Тем не менее, 1 января таможенная граница между Соединенным Королевством и ЕС все-таки появится. Кроме того, финансовый сектор Великобритании выйдет из общего рынка, а условия доступа на свои финансовые рынки Лондон и Брюссель будут регулировать в одностороннем порядке. Данные договоренности подкрепляются общей транспортной сетью.

Для Британии существенным стал возврат контроля над миграционными вопросами, несмотря на то, что британцы сами смогут путешествовать по ЕС без виз только при условии краткосрочных поездок.

Это позволит стране самостоятельно формировать свою иммиграционную политику, защитить свой рабочий рынок и влиять на вопросы безработицы в текущих условиях. Тем более, это согласуется со стремлением страны способствовать иммиграции только высококвалифицированных рабочих. Однако во всем, что касается безопасности, стороны договорились продолжать тесное сотрудничество и продолжать обмениваться данными через соответствующие европейские агентства.

Итоги

Таким образом, каждая сторона и правда может заявлять о собственном успехе. При этом британцы пошли на уступки, но и Брюссель сделал ответные шаги в отношении правил доступа британцев на рынок ЕС. Те аспекты, которые были интересны британцам как наиболее связанные с суверенитетом – внешняя политика, вопросы миграций, оборона – остаются в ведении исключительно Британии. Хотя, конечно, по вопросам санкций стороны договорились действовать совместно, как и по другим острым вопросам международной политики.

Благодаря соглашению обе стороны избежали радикального сценария и облегчили деятельность своих предприятий. Однако сделка не снимает всех вопросов, среди которых наиболее значимый – позиция национальных регионов. Во всяком случае, первый министр Шотландии, глава Шотландской национальной партии Никола Стерджен отреагировала на новости о торговой сделке Великобритании с ЕС после Брекзита заявлением, что Шотландии пора стать «независимой европейской страной». Так что с Брекзитом эта история не заканчивается. Все самое интересное еще впереди.

Наталья Еремина, доктор политических наук, профессор СПбГУ