В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Журналисты и правозащитники назначены «иноагентами» — что это значит

28 декабря обновил реестр СМИ-иногентов. В него впервые были включены не организации, а отдельные люди — журналисты и правозащитники. Что это значит для журналистского и правозащитного сообщества и как это может отразиться на их деятельности — в материале NEWS.ru.
Руководитель правозащитной организации «Агора» в своём Telegram-канале пояснил, что речь идёт не о новом законе, который недавно в третьем чтении приняла , а о правоприменении старого. Так, Минюст дополнил старый реестр СМИ-иноагентов, который был создан ещё в 2017 году. До настоящего момента в нём состояли только юридические лица — СМИ, имеющие иностранное финансирование.
Госдума в декабре приняла законопроект о физлицах-иноагентах. Это поправки в т. н. закона, или Федеральный закон от 28 декабря 2012 года 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Здесь индивиды должны заниматься политической деятельностью и получать деньги из-за рубежа. Этот закон в силу ещё не вступил, т. к. не утверждёии и не подписан президентом. Но в ближайшее время это всё ожидается, и после новогодних праздников эти поправки также вступят в силу. Таким образом есть два реестра физлиц-агентов, — написал он.
На этот раз список СМИ-иноагентов пополнили не организации, а живые люди. Ими оказались правозащитникв, художница Дарья Апахончич и журналисты Денис Камалягин,в ия.
NEWS.ru поговорил с Людмилой Савицкой. Она работает журналистом в псковском издании «Север. Реалии». Девушка рассказала, что новость о включении в реестр иноагентов застала её врасплох, официально ей ничего не сообщали.
Я общалась по скайпу, когда неожиданно во всех мессенджерах и телефоне начался шквал звонков. Я думала, что-то произошло, какой-то инфоповод, и я должна как журналист отреагировать. Но этот инфоповод, как выяснилось, касается меня. Я была ошарашена этой новостью. Я не ожидала, что региональный журналист станет одним из первых физлиц-иноагентов, — поделилась она.
Людмила добавила, что сегодня попыталась выяснить, на каком основании она попала в реестр, так как Минюст на своём сайте не сделал на этот счёт никаких пояснений. Журналистка связалась с региональным Министерством юстиции: там ей ответили, что эту информацию слышат от неё впервые и посоветовали обратиться в федеральное ведомство. Однако на момент нашего разговора Савицкая так и не смогла туда дозвониться.
Журналистка предполагает, что включение в реестр её и её коллег — разновидность политических репрессий.
Я один из немногих, а иногда единственный журналисти, который пишет о происходящем. Когда что-то проходит, пишет только Люда Савицкая в «Север. Реалиях» и пишет об этом Денис Камалягин в издании «Псковская Губерния». Остальные молчат. И когда военные у нас долбанули и попали в «Детский мир», у нас об этом написали «Псковская Губерния» и я в «Север. Реалии». Когда у нас случился пожар в инфекционной больнице, которую строили военные, об этом опять только я и Денис написали. Когдав решил построить на месте детского работающего лагеря семинарию, об этом написала только я. И кому понравится, что регион регулярно попадает в федеральные сводки с каким-то трешем. И очевидно мы кому-то очень надоели и кто-то таким недвусмысленным способом нам сказал — замолчи, — рассказала она.
Савицкая говорит, что уже связалась с правозащитной группой «Агора». Сейчас она консультируется с юристами организации, они обсуждают возможность обжалования включения в реестр.
Павел Чиков в своём Telegram-канале сообщает, что «Агора» взялась защищать не только Людмилу, но и Дениса Камалягина, Сергея Маркелова и Дарью Апахончич.
Сопредседатель «Профсоюза журналистов и работников СМИ» Антон Карлинер считает, что власть, принимая подобные законы, рассчитывает на «эффект неопределённости», а это, в свою очередь, приводит к самоцензуре.
{{expert-quote-10474}}
Author: Антон Карлинер [ сопредседатель «Профсоюза журналистов и работников СМИ» ]
Власть рассчитывает на то, что все будут бояться не самого закона, а эффекта неопределённости — люди не знают, чего ожидать. Когда мы переходим дорогу на красный свет, получаем штраф. Чётко понятно, что делать, чётко понятно, что не делать. В данном случае не очень понятно. Этого эффекта и хотят достигнуть. Он порождает такие вещи как самоцензура, боязнь что-то лишнее сделать, в какую-то сторону пойти.
Также Карлинер предполагает, что включение нескольких журналистов и правозащитников в этот список — пробный шаг, который должен показать, как на подобные вещи реагирует общество.
Его коллега по «Профсоюзу» Игорь Ясин считает, что псковские журналисты Людмила Савицкая и Денис Камалягин попали в список Минюста за слишком активное освещение уголовного дела против местной журналистки . В то же время он полагает, что журналисты хоть и находятся на виду, но всё же более организованы и, как следствие, лучше защищены. Ясин опасается, что жертвами закона об иноагентах станут обычные непубличные люди, которые потенциально могут попасть в такой реестр за посты в соцсетях.
В подготовке материала участвовала М