В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

«Украинский народ от всей души поддерживает идеалы Новой Европы» О чем «вождь Украинской нации» просил Гитлера

Отец Андрея — русин Атанас Мельник был сельским интеллигентом — закончил в Перемышле Дяковский институт, был близко знаком с Иваном Франко, от которого «заразился» идеями социальной справедливости.
«Украинский народ от всей души поддерживает идеалы Новой Европы» О чем «вождь Украинской нации» просил Гитлера
Фото: Украина.руУкраина.ру
Мать Андрей потерял, когда ему исполнилось 6 лет. Отец женился на молодой вдове, но вскоре за свою политическую деятельность получил тюремный срок, в тюрьме заболел туберкулёзом и скончался в 1905 году.
Болезнь лёгких обнаружилась и у юного Андрея. Мачеха продала часть своей земли, оплатила операцию (юноше удалили два ребра) и лечение на адриатическом побережье. Эти меры помогли — он выздоровел.
В 1910 году Мельник с отличием закончил гимназию, а два года спустя поступил в в сельскохозяйственную академию. Здесь стал принимать активное участие в общественной жизни. Возможно, он выучился бы на агронома и в дальнейшем занимался совершенно мирной деятельностью, но все планы спутала начавшаяся летом 1914 года Первая мировая война.
Ещё до её начала в среде неудовлетворённой своим социальным статусом западно-украинской молодёжи зрели идеи о силовых методах борьбы за свои права. Появились галицкие военизированные националистические организации «Сокол» и «Пласт». С началом же войны возникла возможность легально получить оружие и создать полноценные национальные боевые подразделения. 6 августа 1914 года во началось формирование «Украинского Добровольческого легиона».
Мельник был одним из первых, кто вступил в ряды украинских добровольцев, которых вскоре стали официально называть «сечевыми стрельцами», а неофициально — «усусусами», от аббревиатуры УСС — Украинские Сечевые Стрельцы.
Андрею сразу же отдали под командование взвод (чоту). Мельник быстро дослужился до должности коменданта стрелецкой роты. По воспоминаниям одного из его боевых побратимов, некоего Михаила Минчака, приехавший на фронт в конце 1914 года престолонаследник Карл Франц Иосиф лично вручил Андрею за какой-то боевой подвиг серебряную медаль, а когда узнал, за что именно награждается молодой 24-летний хорунжий, снял с себя и подарил саблю.
В 1916 году во время Брусиловского прорыва Мельник попал в плен. Дальше были лагеря военнопленных в , , Царицыне. В последнем судьба свела его с пленным фельдфебелем 19-го ландверного полка «Лемберг» Евгением Коновальцем. В его лице он обрёл единомышленника и опытного наставника. Сложившаяся вокруг Коновальца группа националистов развернула среди земляков организационно пропагандистскую работу, направленную на создание в будущем украинского боевого подразделения.
После того, как в Петрограде произошла Февральская революция, Коновалец и его ближайшие сподвижники отправились из лагеря в Киев. Там они предложили свои услуги в деле формирования боевых частей Центральной Раде (ЦР). Их предложение с радостью приняли.
Усилиями Коновальца, Мельника и прочих галичан вскоре появился Галицко-Буковинский курень (аналог батальона), преобразованный вскоре в курень Украинских Сичевых Стрельцов. В январе 1918 года Мельник стал начальником штаба у его командира — Евгения Коновальца.
29[16] января 1918 г. в Киеве началось Январское восстание, поднятое рабочими , завода Гретера и Криванека, железнодорожных мастерских, судоверфи, других предприятий Киева. Его поддержали солдаты понтонно-мостового батальона.
Сечевые стрельцы на дали соединиться в центре города наступавшим с Подола и Печерска красногвардейским отрядам. Они выбили их из Михайловского монастыря, с Софиевской и Сенной площадей, из гостиницы «Прага», с Щекавицкого кладбища. ЦР удалось подавить восстание фактически только благодаря их стойкости и несогласованности действий большевистских отрядов. Командовал в этих боях сечевиками Мельник.
УНР эта победа не спасла — уже 8 февраля войска «красных» выбили украинских националистов из Киева. Обратно те вернулись уже только «на немецких штыках», однако оккупанты потребовали подразделения УСС распустить.
Мельник остался с Коновальцем в Киеве. Благодаря им во второй половине 1918 года УСС возродились и приняли участие в свержении гетмана Скоропадского.
За заслуги перед Директорией Мельника произвели в атаманы Армии УНР. В марте-июне 1919 года он занимал должность начальника штаба действующей армии, в июле-августе 1919 года — помощник коменданта группы УСС. В армии УНР Мельник дослужился до звания полковника. Впоследствии его соратники часто так его и называли — «полковник».
Тем временем петлюровцы и их союзники терпели поражение за поражением — и в конце концов 6 декабря 1919 года подразделения УСС самораспустились.
Коновалец был интернирован поляками в , а Мельник — в . Их обоих выслали в , где они попытались возродить УСС — в результате чего на свет появилась очередная их «реинкарнация» — Украинская военная организация (УВО). В 1920-21 годах Мельник инспектировал её военные миссии в .
Тем временем на территории Западной Украины украинские националисты пытались активно противодействовать экспансионистской политике возглавляемой Пилсудским возрождённой Польши. Они использовали против польских колонистов — осадников — тактику саботажа, заключавшуюся в поджоге их имущества.
Польское правительство ответило волной репрессий. Столкнувшись с жёстким противодействием властей, националисты были вынуждены уйти в глубокое подполье.
В 1922 году Мельник перебрался во Львов, где принял на себя руководство местными структурами УВО. Дело в том, что из-за поднявшейся волны арестов распоряжавшемуся до сих пор здесь полковнику Коновальцу и другим руководителям националистов пришлось бежать из Польши в .
Самого Мельника польские власти выследили и арестовали в апреле 1924 года. На свободу он вышел только через четыре года.
Тем временем в Германии УВО плотно заинтересовались немецкие спецслужбы, а именно — абвер. Весной 1922 года в Берлине Коновалец подписал письменное обязательство передавать в распоряжение немецкой разведки всю собранную УВО разведывательную информацию. За это организация стала ежемесячно получать девять тысяч рейхсмарок.
В 1929 году была создана Организация украинских националистов (ОУН), руководящий орган которой — Провод украинских националистов (ПУН) возглавил всё тот же Евгений Коновалец. УВО стало боевым крылом ОУН.
Мельника после освобождения устроили работать инспектором лесных угодий греко-католической метрополии во Львове. Одновременно он занимал должность члена правления издательского союза «Дело». В 1934 году стал членом сеньората УВО-ОУН.
В сентябре 1930 года в ответ на очередную волну акций саботажа польские власти ответили «пацификацией» — политикой «умиротворения», которая заключалась в уничтожении и запрете большинства украинских культурно-образовательных центров; в избиениях, арестах и убийствах украинских националистических и коммунистических активистов; погромах украинских сёл. Националистам пришлось договариваться с Пилсудским о мирном сосуществовании, только тогда террор со стороны властей закончился но ненадолго.
Радикально настроенная националистическая украинская молодёжь, лидером которой стал руководитель Краевой экзекутивы ОУН на западно-украинских землях (террористического провода ОУН) — , выступала категорически против примирения.
29 августа 1931 года в Трускавце её боевиками был убит посол (т.е. депутат — прим. ред.) сейма Тадеуш Голувко — сторонник «польско-украинского компромисса».
30 ноября 1932 одна из боёвок ОУН сделала неудачное нападение на почту в городе Грудек Ягеллонский. Правительство ответило арестами.
Тогда 15 июня 1934 года молодые украинские боевики убили министра внутренних дел Перацкого. План убийства разработал 26-летний , а одним из главных обвиняемых на скамье подсудимых стал руководитель «акции» его сверстник Степан Бандера. Смертную казнь поляки всем 12-ти арестованным заменили пожизненным заключением.
Поднялась новая волна репрессий, поляки фактически разгромили УВО-ОУН, арестовав подавляющее большинство его региональных руководителей.
Но был ещё один сильный противник, который нанёс по ОУН сокрушительный удар.
21 октября 1933 года молодой украинский националист Николай Лемик явился в советское консульство во Львове и застрелил советского дипломата Андрея Павловича Майлова. Таким образом националисты выразили свой протест против поразившего в 1932-33 годах голода, который они считали (и до сих пор считают) организованным «советами» геноцидом украинского народа.
В ответ 23 мая 1938 года в замаскированной под коробку конфет миной Евгения Коновальца ликвидировал агент НКВД .
неожиданно для себя стал руководителем ОУН, и унаследовал от своего старого боевого товарища и наставник его связи с немецкой разведкой.
Бывший руководитель разведывательного отдела УВО и член Чрезвычайного провода ОУН Рихард Ярый представил Мельника заместителю начальника отдела абвер-II полковнику Эрвину Штольцу. Это ариец отвечал за обеспечение и проведение диверсионных операции за рубежом.
О характере акций, в которых украинских националистов собирался использовать Третий Рейх, говорит запись в дневнике главы абвера адмирала Вильгельма Канариса от 12 сентября 1939 года, сжеданная после совещания у Гитлера:
« 3. Остаток польских земель будет поделен: б) Галиция и польская Украина обретут независимость (при условии, что Советский Союз согласится с подобным политическим устройством). Для пункта 3б я должен позаботиться о соответствующих приготовлениях, чтобы, если возникнет необходимость, с помощью организации Мельника (ОУН) поднять восстание с целью полного уничтожения евреев и поляков. Расширению этого движения на Советскую Украину — в русле идеи Великой Украины — необходимо обязательно воспрепятствовать».
Карандашом Канарис приписал: «Предпосылок для этого больше не существует».
Когда в сентябре 1939 года в результате падения Польши Бандера оказался на свободе и стал оспаривать власть в ОУН у Мельника, именно Штольцу адмирал Канарис поручил ликвидировать раскол между «мельниковцами» и «бандеровцами».
Бандера при встрече с полковником абвера обвинил Мельника в пассивности, называл себя истинным руководителем, пообещал всё-таки для пользы дела примириться. Вскоре у Штольца состоялся точно такой же разговор с Мельником, только тот обвинял своего конкурента в карьеризме, утверждал, что Бандера не способен руководить сетью подпольных националистических организаций в УССР, и также обещал примириться.
Оба просили у немцев денег, и оба не делали никаких шагов, чтобы примирение состоялось.
Наконец терпение у руководства абвера лопнуло, и Канарис решил сделать ставку на более активного и молодого Бандеру. Именно ему немцы решили поручить организацию антисоветских выступлений на территории Западной Украины. Поэтому, именно «бандеровцы» входили в диверсионные отряды полка «Бранденбург-800» и батальона «Нахтигаль», именно они организовывали погромы у убийства поляков и евреев во Львове.
Но Мельник не хотел отставать от своих конкурентов, и выжидал удобный момент.
После объявления Акта о независимости Украины, опубликованного «бандеровцами» 30 июня 1941 года, 5 июля Бандеру немцы арестовали.
Мельник тут же обратился к Штольцу, с просьбой дать ему денег, что помогло бы снова возглавить ОУН. Но командование абвера приказало полковнику никакой помощи не оказывать. Так что денег Штольц «мельниковцам» не дал, но помог 6 июля обратиться Мельнику напрямую к Гитлеру со следующим обращением:
«Украинский народ, многовековая борьба которого за свою свободу не имеет равных в истории других народов, от всей души поддерживает идеалы Новой Европы. Весь украинский народ жаждет принять участие в реализации этих идеалов. Мы, старые борцы за свободу в 1918-1921 годах, просим, чтобы нам вместе с нашей украинской молодёжью позволили принять участие в крестовом походе против большевистского варварства.
За двадцать один год оборонительной борьбы мы принесли кровавые жертвы и страдаем особенно в настоящее время от ужасного избиения многих наших соотечественников. Мы просим, чтобы нам позволили идти плечом к плечу с легионами Европы и нашим освободителем — германским вермахтом, и поэтому мы просим разрешить нам создать украинское военное формирование».
И им позволили. «Мельниковцы» оперативно создали свои походные группы, которые вслед за немецкими войсками двинулись на восток. Было сформировано военизированное подразделение — Буковинский курень, численностью до 2.000 человек.
По одним свидетельствам, он (или часть его) успел прибыть в Киев до 29 сентября 1941 года и принял участие в расстреле евреев в Бабьем Яру. Другие утверждают, что там «работали» только бойцы Киевского куреня. Для обвинения Мельника в преступлениях против человечности это не имеет ровным счётом никакого значения — Киевский курень — это тоже были его люди. Кроме того, бойцы куреней участвовали потом во множестве других преступлений.
Мельниковские пропагандисты наводнили украинские города своими газетами и листовками «Смерть жидовским прихвостням — коммунобольшевикам!» или «ОУН несёт Тебе, украинская молодежь, освобождение, свободу и светлую национально-естественную жизнь на Твоей земле, где не будет: НИ КАЦАПА, НИ ЖИДА, НИ ЛЯХА!»
Правда эта свобода вскоре обернулась массовым вывозом украинской молодёжи в Германию в качестве бесплатной рабсилы — остарбайтеров. Тысячи украинских юношей и девушек навсегда остались лежать в немецкой земле, замордованные непосильным трудом, скотскими условиями жизни и полным отсутствием медицинского обслуживания.
Со временем до «мельниковцев» стало «доходить», что они в немецких планах являются «расходным материалом». О Генеральном плане «ОСТ», по которому 65 % украинцев будут переселены в Сибирь, а 35% онемечены, националисты скорее всего не знали. Но после того, как в конце 41-го года гестапо, узнав, что среди бойцов «мельниковских» куреней ходят идеи создания независимой Украины, арестовало часть их командования и расстреляло, они стали что-то подозревать.
В феврале 1942 года была арестована и расстреляна редакция «мельниковской» газеты «Украинское слово», часть другой националистической интеллигенции.
В мае прокатилась новая волна расстрелов бывших бойцов куреней — их переформировали в несколько карательных батальонов полиции, сильно разбавив аполитичными бывшими военнопленными и призывниками из числа сельской молодёжи Киевской области. Эти батальоны в ноябре 1942 года сначала бросили против черниговских партизан, а в январе 1943-го — против белорусских. Это они жгли белорусские сёла, убивали мирных жителей. Один из батальонов виновен в уничтожении Хатыни.
В конце концов Мельник утратил у немцев всякое доверие. Полковник Штольц вспоминал на допросе:
«В 1943 г. начальник IV Управления СД — Мюллер предупредил меня, что Мельник проводит сепаратистскую политику, и что его использование нежелательно. Связь с Мельником была поэтому прекращена». По некоторым данным в 1943 году в Бабьем Яру немцы ликвидировали ещё до 600 «мельниковцев».
26 января 1944 года немцы Мельника арестовали, однако уже в октябре отпустили. После войны полковник жил в Западной Германии, позже переехал к знакомому в . Несмотря на то, что он причастен к убийствам десятков (если не сотен) тысяч мирных советских граждан, на Нюрнбергском процессе его фамилия не фигурировала, никто его не разыскивал и не арестовывал. Он по-прежнему спокойно занимался националистической деятельностью, пытался консолидировать силы украинской антисоветской эмиграции. В 1947 году на третьем съезде ОУН его избрали пожизненным главой ПУН.
Умер Мельник в местечке Клерво в Люксембурге в 1967 году, и в современной независимой Украине является весьма почитаемым политическим деятелем, хотя ничего, кроме разрухи, голода и смертей он, как и большинство его «коллег», ни своей земле, ни своему народу не принёс.