В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Die Welt (Германия): «Как будто речь шла об очистке дома от вредных насекомых»

«Это было совершенно обычной поездкой», — вспоминает сегодня 97-летний Эрнест Лорх. Осенью 1945 года он прибыл из в свой родной . Будучи американским солдатом, он конвоировал транспорт, перевозивший высокопоставленных деятелей Третьего рейха, в том числе рейхсмаршала , вице-канцлера Франца фон Папена и министра военной промышленности .
Die Welt (Германия): «Как будто речь шла об очистке дома от вредных насекомых»
Фото: ИноСМИИноСМИ
Лорх еще хорошо помнит многие детали того события. Так, Юлиуса Штрайхера, издателя антисемитского и антикоммунистического еженедельника «Дер Штюрмер», ему хотелось пнуть ногой: «Но я этого не сделал». Геринг, как показалось Лорху, был «еще под действием наркотиков». Он вспоминает, что транспорту с заключенными пришлось объехать не пострадавший при бомбардировках Дворец юстиции и через один из прилегающих переулков въехать во двор тюрьмы. Фельдфебель, принявший заключенных, зарегистрировал доставленных коротко — как «22 живых человека». Из опасения перед нападениями подпольной нацистской организации «Вервольф» даже на дальних подступах к Дворцу были установлены заграждения, и на улицы выведены танки.
Еще в конце 1943 года союзники договорились организовать судебный процесс над главными нацистскими преступниками. В августе 1945 года , Великобритания, и Советский Союз заключили Лондонское соглашение, в котором обязались «с целью справедливого и быстрого осуждения и наказания главных военных преступников» провести публичный процесс перед Международным военным трибуналом.
Спустя 15 месяцев, 20 ноября 1945 года, начался процесс над главными военными преступниками — 24 ведущими политиками, чиновниками и военными руководителями нацистского режима. Они были обвинены как персонально, так и как представители шести «преступных организаций», а именно правительства рейха, нацистской партии, СС, гестапо, и верховного командования вермахта. , руководитель партийной канцелярии, предстал перед судом заочно, промышленник Густав Крупп фон Болен унд Гальбах был освобожден от процесса по состоянию здоровья, Роберт Лей, руководитель Немецкого трудового фронта, избежал суда, покончив жизнь самоубийством.
Главными пунктами обвинения были: «преступления против мира», «нарушение законов войны», «преступления против человечности» и «заговор с целью совершения данных преступных действий». Под этими обвинениями имелись в виду убийства, избиения, депортации, принуждение к рабскому труду, преследование и «уничтожение неценных жизней». В том числе рассматривался и геноцид евреев.
Место проведения процесса был выбран Нюрнберг. Во-первых, из-за его символического значения в гитлеровском рейхе, где он считался «городом партийных съездов» и где в 1935 году были оглашены нацистские расовые законы. С другой стороны, из прагматических соображений — Дворец юстиции представлял собой функциональный архитектурный ансамбль с 530 офисами и 80 залами.
«Сейчас на скамье подсудимых сидят война, погром, похищение людей, массовое убийство и пытка, — так написал писатель в газете «Нойе Цайтунг», выходившей в американской оккупационной зоне. — Огромные и незримые они сидят рядом с обвиняемыми людьми».
Солдата Лорх после прибытия в Нюрнберг разместили в роскошном «Гранд-отеле» в номере с собственной ванной. Затем он отправился осматривать старый город, в том числе и место рядом со средневековой Нессауской башней, где раньше находился ювелирный магазин его отца. Здесь Лорх, еврейский мальчик 1923 года рождения, вырос в благополучной семье. После прихода к власти нацистов его отец Фритц продолжал держать открытый дедом ювелирный магазин. «Ни в школе, ни на улице меня никогда не обижали из-за того, что я еврей», — вспоминал потом Лорх. Даже после принятия Нюрнбергских расовых законов в 1935 году его семья не думала о бегстве. «Наша жизнь протекала более или менее нормально, торговля шла неплохо».
Но эта казавшаяся спокойной жизнь мгновенно прекратилась после «хрустальной ночи» в ноябре 1938, когда по всей стране прокатилась волна еврейских погромов. 15-летний юноша учился в Берлине, когда телефонным звонком его срочно вызвали домой. Его отца, у которого уже была американская виза в кармане, боевики СА вытащили из больницы и забили насмерть. Вскоре после этого Лорх с матерью покинули . В США он твердо решил: «Я непременно хочу сражаться с нацистами».
За процессом Лорх мог наблюдать только издалека, слишком много людей стремилось получить место в зале номер 600 Дворца юстиции. Обвинители — по одному от каждой страны-победительницы — представили показания тысяч свидетелей и другие доказательства, в том числе многочисленные фото- и киноматериалы. Четыре судьи также были из США, Великобритании, Франции и Советского Союза. Бесчисленные представители международной прессы знакомили широкую общественность с доказательствами и показаниями свидетелей. Это относилось и к съемкам злодеяний нацистов, которые показывали затем в киножурналах.
Среди участников процесса был и Джордж Закхайм, который тоже как военнослужащий армии США вернулся в 1945 году в Германию. Чтобы «увидеть людей, которые творили подобное», он предложил суду свои услуги в качестве переводчика. «Не выражая никаких эмоций, обвиняемые рассказывали в своих злодеяниях так, как другие говорят о своей работе. Совершенно спокойно, как будто речь шла об очистке дома от вредных насекомых, — сказал умерший в 2019 году Закхайм в интервью «Шпигелю» — Я пытался сохранять спокойствие и контролировать себя. Но внутри у меня все кипело, я чувствовал себя физически больным. Много раз мне становилось плохо».
Процесс длился 218 дней. 1 октября 1946 года был вынесен приговор. Двенадцать обвиняемых были приговорены к смертной казни, трое — к пожизненному заключению, четверо — к длительным срокам заключения, трое — были оправданы (см. внизу). Десять смертных приговоров были приведены в действие 16 октября. За несколько часов до этого Геринг покончил жизнь самоубийством в камере, раскусив ампулу с ядом. Непонимание и критику вызвали приговоры преемнику Гитлеру Карлу Дёницу (десять лет тюрьмы) и Альберту Шпееру (20 лет тюрьмы), которые по мнению многих отделались слишком легко.
До середины марта в Нюрнберге состоялось еще двенадцать процессов против высокопоставленных нацистских функционеров и политиков. Но на этот раз они проводились под эгидой американцев, потому что разногласия между Востоком и Западом не давали возможности образовать совместные суды союзников. После суда над главными военными преступниками они провели собственные судебные разбирательства в своих оккупационных зонах.
Приговоры
Смертная казнь:
Мартин Борман (заочно, начальник канцелярии нацистской партии), Герман Геринг (заместитель Гитлера), Артур Фритц Заукель (главный уполномоченный по рабочей силе), Артур Зейсс-Инкварт (рейхштатгальтер , рейхскомиссар ), (начальник штаба оперативного руководства вермахта), (начальник главного управления имперской безопасности СС), (начальник штаба верховного командования вермахта), Йоахим фон Риббентроп (министр иностранных дел), (министр восточных территорий), (генерал-губернатор Польши), Вильгельм Фрик (министр внутренних дел), Юлиус Штрайхер (издатель еженедельника «Дер Штюрмер»).
Тюремное заключение:
(пожизненно, заместитель фюрера, Карл Дёниц (десять лет, главнокомандующий военно-морским флотом), Константин фон Нойрат (15 лет, рейхспроректор Богемии и Моравии), Эрих Редер (пожизненно, главнокомандующий военно-морским флотом), Вильгельм Функ (пожизненно, министр экономики, председатель рейхсбанка), Бальдур фон Ширах (20 лет, рейхсюгендфюрер), Альберт Шпеер (20 лет, министр экономики)
Оправданы:
Густав Крупп фон Болен унд Гальбах (промышленник, дело прекращено из-за состояния здоровья обвиняемого), Франк фон Папен (вице-канцлер), Ганс Фритче (сотрудник министерства пропаганды), Ялмар Шахт (министр экономики, председатель рейхсбанка)
НСДАП, СС/СД и гестапо были осуждены как «преступные организации». Подобный же вердикт не был вынесен в отношении имперского кабинета министров, СА, генерального штаба и верховного командования вермахта.