Ещё

Половина жителей Украины говорит на русском. Но их детям запретили учиться на родном языке 

Со следующего учебного года на  полностью запретят школьное образование на русском языке — соответствующий закон приняла 16 января. Очередной запрет уже подвергся критике как в , так и в странах , ведь вместе с русским из школы уйдут и другие языки. Но , кажется, считает это приемлемой ценой за полное размежевание со «страной-агрессором».
В действительности украинизация школьного образования началась задолго до принятия этого закона — учителя преподавали альтернативные версии истории и не упускали возможности унизить детей, не говорящих на государственном языке. Но никогда прежде их за это не наказывали и не вынуждали учиться исключительно на украинском. «Лента.ру» поговорила с выпускниками украинских школ и родителями учеников и узнала, как выглядит идеологический прессинг и как изменится их жизнь с 1 сентября.
Ложные надежды
«Когда я учился в советской школе, распределение русского и украинского языков в образовании было примерно одинаковым, и в пешей доступности от любого дома обязательно была школа и с украинским, и с русским языком обучения, — вспоминает 45-летний киевлянин Олег. — Сейчас же на трехмиллионный все еще русскоязычный Киев осталось четыре русские школы. В следующем году закроют и их, и я не знаю, где будет учиться мой десятилетний сын».
Опасения Олега понятны. Насильственная украинизация и дерусификация проводилась на Украине все годы независимости. С 2004-го по 2017 год количество русских школ в стране уменьшилось в три раза — с полутора тысяч до 581, а количество обучающихся в них детей — в четыре раза, с 1,2 миллиона до 355 тысяч. Антирусская образовательная политика окончательно закрепилась благодаря принятому при бывшем президенте закону о полном запрете обучения на русском языке с 1 сентября 2020 года.
Ефрем Лукацкий / AP
Многие русские и русскоязычные украинцы, отдавая голоса за , надеялись, что он отменит дискриминационный закон. Ведь политик, сам русскоязычный выходец с востока страны, позиционировал себя миротворцем и «парнем с нашего двора», якобы чуждым идеологического разделения общества. К слову, треть этого общества считает русский родным языком, около 60 процентов граждан республики регулярно используют его в быту.
Надежды не оправдались: новая власть мало того что не отменила дерусификацию образования, она приняла закон о тотальной украинизации всех сфер общественной жизни. Кроме того, 16 января Рада приняла законопроект «О полном общем среднем образовании», согласно которому в стране полностью ликвидируются все образовательные программы на иностранных языках, и в первую очередь — на русском, а русскоязычных детей обяжут изучать 80 процентов школьных предметов на украинском.
В ожидании чуда
Сохранение исторической памяти и национальной идентичности для русских на Украине становится особенно важным в условиях колоссального влияния радикалов на систему образования. Например, в конце 2018 года под давлением ультранационалистов из партии «Свобода» украинское заставило издателей переписать школьные учебники истории и убрать из них упоминания о сотрудничестве лидера запрещенной в России (УПА) с нацистами.
Националисты, естественно, стремятся навязать обществу свою версию не только прошлого, но и настоящего. И у них получается. Вот, например, отрывок из официальной методички Минобразования Украины от 2015 года, прописывающий трактовку событий на юго-востоке Украины: «Как и во времена Второй мировой войны, нашлись люди, которые стали коллаборационистами, то есть предателями своей страны, сотрудничая с захватчиками, […] находясь под влиянием российской пропаганды. […] Преступники и наркоманы надеялись, что переворот вынесет их вверх и позволит безнаказанно грабить и заниматься мародерством. Однако ядро сепаратистов составляли российские агенты».
В обычных общеобразовательных школах Украины, не переформированных под нужды языковых меньшинств, подобная позиция преподавательского состава совершенно естественна. Более того, по словам молодых людей, закончивших украинские школы, идеологический прессинг был всегда, просто до 2014 года он выражался не так явно.
Студент Иван, бывший ученик школы традиционно русскоязычного Ильичевска (переименован в Черноморск), выпускник юридического колледжа в Одессе, рассказывает, что националистические идеи продвигали преподаватели украинского языка, литературы и истории. Например, его учительница украинского языка спрашивала учеников, снятся ли им сны на государственном языке, и, получив отрицательный ответ, укоризненно добавляла: «Если не снятся, то какие же вы украинцы».
Александр Земляниченко / AP
«Преподаватели по этим предметам хоть и говорили по-русски, как все вокруг, и вели себя как обычные горожане, на уроках жестко пропагандировали антирусскую позицию, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Например, до 2014 года мы изучали историю, и в учебнике была глава под названием "Украино-московские войны". Под "войнами" подразумевались случаи, когда запорожские казаки воевали наемниками против Московского царства. Очень жестко бросалось в глаза, что вся история преподносилась как постоянное противостояние именно с Россией, а не с Польшей, скажем».
Он привел в пример и другие случаи. Например, в начальных классах ему запомнилась учительница, которая говорила: «Ребята, мы же живем в Украине, почему вы дома на русском говорите?». «Это все вызывало чувство стыда, — говорит Иван. — Став постарше, я часто выступал на уроках защитником — причем не совсем даже России, в политике я мало еще понимал, — а именно справедливости. Мне было непонятно, почему должно быть стыдно, что мы говорим на русском, почему такое противопоставление близких народов, почему такое пережевывание фактов».
По словам Ивана, идеологическая обработка в целом была терпимой, потому что школьники имели отдушину в виде уроков русского языка и литературы. Но после Евромайдана дерусификация учебных заведений пошла более активно, а идеологический прессинг стал слишком агрессивным: «Помню, уже после перехода в колледж забежал в свою школу ненадолго. Кабинет истории. На стене висят плакатики, там силуэт повешенного человека и на украинском написано "Участь сепаратиста". Пошел экстаз, истерика».
«Чтобы вы понимали: раньше, несмотря на то, что мы учились в украинской школе, вне уроков все говорили на русском, — добавляет студент. — Учителя старой закалки говорили с нами на русском. Помню забавный случай на открытом уроке по физике: преподавательница со словарем и какой-то запиской еле-еле говорит по-украински, все сидят, корчат из себя украинцев, но у нас абсолютно русский город! Это было очень смешно и забавно».
Еще одна украинская студентка российского вуза, которая попросила не называть своего имени, рассказала, что даже в националистическом западном Харькове русский язык не был проблемой и активно использовался до Евромайдана.
«Закончила я школу пять лет назад, тогда не было таких жестких ограничений по языку, — говорит она. — Ну разве что из программы его убрали — с третьего класса перестали преподавать русский язык, потом его вообще отменили. Но не скажу, что преподавали только на украинском. Большинство учителей говорили на русском, объясняли материал на русском языке».
Для учеников русских школ даже таких проблем не существовало. Учителя, сами зачастую будучи русскими и с симпатией относясь к России, не навязывали детям антироссийскую картину мира, не ограничивали их в изучении родного языка и тем более в общении на нем. Но они полностью исчезнут уже в следующем учебном году.
Судьба в своих руках
«Все родители, естественно, озабочены данным вопросом, так как решение учить детей на русском языке было их осознанным выбором», — рассказывает «Ленте.ру» Екатерина, чья дочь учится в киевской русской школе.
По ее словам, педагоги русскоязычных школ тоже в большинстве своем хотели бы продолжать учить детей как раньше, а не проходить предусмотренные для них программы перепрофилирования.
Олег обращает внимание еще и на отсутствие какого-либо идеологического давления в русских школах: «Моего сына не заставляют писать письма украинским солдатам на фронт, не принуждают носить вышиванки или чествовать память националистов, поддерживавших нацистов в годы Великой Отечественной войны».
Опасения, связанные с утратой идентичности, заставляют русских родителей на Украине переходить к более активной защите права своих детей учиться на их родном языке. Екатерина рассказывает, что родители и учителя школы, в которой учится ее дочь, осенью, после победы Зеленского и его партии на президентских и парламентских выборах, собрали подписи с просьбой сохранить школьное образование на русском языке. Аналогичная подписная кампания прошла в декабре. Однако и офис президента, и министерство образования, и руководство Верховной Рады попросту проигнорировали оба обращения граждан.
Надежды у родителей пока остались, однако уже сейчас они все активнее говорят о готовности самостоятельно организовать обучение своих детей на русском языке, пусть даже вопреки воле государства. Примером подобной инициативы можно считать заявление киевского бизнесмена Александра Меламуда. В ответ на обещание украинской уполномоченной по защите государственного языка штрафовать русскоязычные детские кружки предприниматель объявил о намерении открыть образовательную студию на русском языке и поддерживать ее работу даже после санкций власти.
Появление таких частных кружков, образовательных центров и даже школ для русских детей, скорее всего, неизбежно. Опрошенные «Лентой.ру» родители заявляли, что в случае запрета обучения на русском они постараются возместить утраченное путем введения дополнительного обучения для своих детей.
Так, Екатерина обращает внимание на курсы русского языка и литературы, проводимые представительством Россотрудничества на Украине. В настоящее время они не пользуются большой популярностью, но если власти все же пойдут до конца в образовательных реформах, количество курсов русского языка, литературы, истории и культуры и запрос на них наверняка вырастет. В этом большую роль играет интернет, различные онлайн-курсы и образовательные программы, подготовленные специально для русских школьников на Украине.
Слово и дело
Пока сотни тысяч русских родителей озабочены сохранением образования на родном языке для своих детей, украинская власть действует прямо вразрез с запросом граждан. На следующий день после «нормандских переговоров» в Париже уполномоченная по защите государственного языка Татьяна Монахова заявила, что вдобавок к уже существующим программам дерусификации необходимо разработать отдельную концепцию языковой политики, направленную на украинизацию Донбасса.
Проблема заключается в том, что по минским соглашениям непризнанные республики Донбасса имеют право на языковое и культурное самоопределение, и они наверняка воспротивятся попытке навязать им тотальную украинизацию. Очевидно, что при сохранении Киевом этого курса ни о какой реинтеграции республик и завершении конфликта речи идти не может.
Но пока, с учетом высказываний Монаховой и недавнего заявления помощника Зеленского о готовности «отгородиться стеной от Донбасса и жить дальше», пересмотр Киевом антироссийских положений закона об образовании кажется маловероятным. Самую слабую позицию по вопросу сохранения русского языка занимает оппозиция — очевидно, недостаточно сильная для того, чтобы заставить власть с собой считаться. В результате дальше отдельных заявлений и законопроектов, явно не имеющих шансов получить поддержку в Раде, борьба не идет.
В этих условиях основной удар и основное бремя по отстаиванию своих базовых прав лежит на русскоязычных родителях. Лишь народная мобилизация может заставить власти обратить внимание на требования граждан.
В скором времени активизируются мирные переговоры, предваряющие запланированную на апрель встречу лидеров стран «нормандского формата». В этих условиях Россия наверняка будет ставить вопрос о продлении реализации закона о дерусификации школьного образования, а как максимум — о его отмене.
Дополнительное давление на украинские власти оказывает и Запад. В декабре 2019-го Венецианская комиссия призвала Киев пересмотреть языковую политику, дабы избежать межэтнической напряженности. По мнению экспертов, закон не выдерживает баланса между защитой украинского языка и обеспечением языковых прав меньшинств, прежде всего — русскоговорящего населения Украины.
Для России же тотальная дерусификация украинского образования будет означать в перспективе 20 лет полную утрату культурного влияния на этих территориях и дальнейшее формирование украинской нации исключительно в антироссийской парадигме. При этом стоит понимать, что хотя Россия продолжит всемерно поддерживать русскоязычное население и соотечественников на Украине, инициатива о пересмотре жесткого языкового законодательства должна исходить в первую очередь от местных жителей и граждан страны.
Комментарии 927
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео