Lenta.ru 5 декабря 2019

Армянская церковь теряет поддержку властей и уважение верующих. Все из-за богатых священников

Фото: Reuters
«Кто не христианин, тот не армянин», — такая присказка часто звучит в религиозных спорах в . За последние четверть века страна стала едва ли не самым религиозным государством Восточной Европы. Однако ее власти, особенно новые, как-то не ладят с церковью: между чиновниками и клириками все чаще возникают трения и даже скандалы, которые никто не старается замалчивать. Церковь пеняет руководству страны на безбожие и другие прегрешения, а государство продолжает уменьшать ее роль в жизни граждан. Но, что удивительно, этот процесс вытеснения церкви на периферию общественной жизни не встречает реального сопротивления со стороны верующих. В парадоксальности ситуации вокруг самой древней христианской церкви мира разбиралась «Лента.ру».
Власть не от бога
С приходом к власти Никола Пашиняна в Армении запустили кампанию под лозунгом «Новая Армения — новый патриарх». Участниками инициативы стали верующие и священники, недовольные главой Армянской апостольской церкви (ААЦ), католикосом всех армян Гарегином Вторым. Они требовали «отставки» католикоса, обвиняли его в том, что за почти 20 лет своего служения патриарх превратил церковь в бизнес, набрал в божий дом свою родню, а также всяких многоженцев, аморальных бизнесменов и прочих сомнительных личностей. Активисты проводили акции протеста, устраивали шествия, преследовали католикоса, доходило даже до драк со священнослужителями.
Команда Пашиняна, только-только освоившаяся тогда у руля, бунтарей не поощряла, но и церкви благоволить не стала — власти демонстративно проигнорировали конфликт и дистанцировались от него. Когда Мигран Акопян, депутат из фракции ранее правившей в стране Армении (РПА), предложил включить католикоса в список лиц, подлежащих государственной охране, его не поддержали.
РИА Новости
«Не нужно создавать впечатления, будто католикосу в Армении что-то угрожает. Если есть такое восприятие [происходящих процессов], оно неверно», — поставил точку в вопросе сам Пашинян.
Очевидно, что положение ААЦ в Армении изменилось. Руководство страны уже не проявляет той заботы и того внимания к нуждам и чаяниям церкви, к которой та привыкла. В прошлом году премьер заявил, что армянская церковь «дискредитирована как никогда прежде» и что ее превратили в придаток прежних властей. Эта фраза прозвучала в одной из его регулярных перебранок с РПА во время подготовки к внеочередным парламентским выборам, так что критиковал Пашинян в первую очередь своих политических оппонентов. Но священники наперебой принялись утверждать, что они никакой не придаток.
Духовное против мирского
Но не только премьер является сегодня раздражителем для религиозной общественности — ряд чиновников правительства вызывает у них постоянное недовольство. Например, человек из ближайшего окружения Пашиняна, министр здравоохранения Арсен Торосян. Он известен как бывший координатор армянского атеистического Facebook-сообщества, за что регулярно подвергается нападкам, в том числе со стороны коллег.
Бывший советник Торосяна по онкологии после своего увольнения недавно заявил, что стране «не нужен такой министр, который ненавидит армянскую церковь». Теми же словами критиковал министра один из самых известных армянских священников, архимандрит Комитас Овананян: «Торосян неприкрыто ненавидит христиан. Так что это ужасно — представлять, насколько искренне, скажем, он желает крепкого здоровья христианам».
Католикос Гарегин II, Steven Senne / AP
Впрочем, реальных поводов для недовольства христиан Торосян не давал. Другое дело — министр Араик Арутюнян, отвечающий за науку, образование, спорт и культуру. Открыто он не объявлял себя атеистом, но явно придерживается антиклерикальных взглядов. По инициативе министра из школ Армении убирают предмет «История армянской церкви», который ввели в 2003 году по договоренности католикоса Гарегина Второго и премьер-министра Андраника Маркаряна (РПА).
Людям, знакомым с программой этого курса, очевидно, что это в первую очередь пропаганда религии в школе. Известны случаи, когда детей в обязательном порядке строили на молитву. Однако новая власть намерена интегрировать этот курс в уроки общей армянской истории, что на деле значит отказ от религии в школе. Естественно, в ААЦ кипят от злости.
В январе 2019-го Арутюнян схлестнулся в публичной дискуссии с ААЦ. Во время посещения одной из школ Араратской области чиновник увидел в стенах учебного заведения местного священника и намекнул, что это неуместно. «А что ты тут делаешь?» — спросил у представителя церкви министр. На это отреагировал служитель из другого села, пастырь Казар Петросян. В соцсетях он публично обратился к Арутюняну на «ты», назвал его «необразованным министром образования» и «молодым человеком». Арутюнян в долгу не остался и через несколько дней заявил журналистам, что среди священников в Армении «немало необразованных людей».
Нападкам религиозной общественности подверглась и новый мэр Эчмиадзина (Вагаршапат), первая в истории Армении женщина-градоначальник Диана Гаспарян. С точки зрения верующих, 32-летняя атеистка не подходит на роль руководителя «сурового» города, где располагается сердце армянского христианства — Первопрестольный святой Эчмиадзин. Впрочем, единственная претензия, которую смогли предъявить к Гаспарян активисты — это ее религиозные взгляды: мэр честно выиграла выборы и исправно выполняет свои обязанности.
Раздражает верующих Армении и невиданная ранее терпимость новых властей к ЛГБТ-сообществу. Сам премьер недавно лично вступился за армянскую штангистку Мелине Далузян, сменившую пол и ставшую Мелом. На счету спортсмена золото Чемпионатов Европы и бронза Чемпионата мира. Про него снимается фильм, 14 процентов бюджета которого выделило правительство. Пашинян назвал критику властей по этому поводу дешевой пропагандой. «Этот человек — рекордсмен, чей рекорд до сих пор остается непобитым, благодаря его победам [много раз] поднимался флаг Армении и звучал гимн. У человека была проблема, которая вовсе не нова для нашей действительности. Современный мир дает возможность решить эту проблему», — заявил премьер.
У власти, в свою очередь, к церкви появляются претензии иного рода. Так, руководство Еревана заинтересовалось заброшенными земельными участками, которые прошлое руководство выделило ААЦ под строительство церквей в Ереване — за счет зеленых территорий города. В августе муниципальный депутат Левон Закарян («Мой шаг») предложил вернуть эти земли муниципалитету.
Новое поколение армянских чиновников — молодое, либеральное и выражает откровенно антиклерикальную позицию. ААЦ в этих условиях приходится несладко. С властью у нее возник конфликт, причем он не межрелигиозный, а секулярный, и это самый нежелательный для церкви сценарий. Ведь история в целом и Артур Шопенгауэр в частности учат, что проигравшей стороной в этом противостоянии всегда оказывается религия. Отчасти церковь и сама виновата в том, что власти надоело с ней считаться.
Неизбежный процесс
Христианство — одна из важнейших составляющих армянской национальной идентичности. Армения первой из существующих государств приняла эту религию в 301 году при царе Трдате III Великом. По иронии судьбы, уничтожение языческого наследия происходило под руководством парфянина Григория — сына убийцы армянского царя Хосрова II. Впоследствии его нарекут Просветителем, он станет первым армянским католикосом. Есть гипотеза, что первым христианским государством в мире стало Эдесское царство (Осроена), опередившее Армению примерно на век. Однако внушительный процент населения Осроена составляли все те же армяне.
Слава первого христианского народа неоднократно помогала армянам спастись от полного истребления и ассимиляции, когда их захватывали различные иноверцы — персы, арабы, турки, монголы, и когда население Армении начало разъезжаться по всему миру. Церковь была не столько религиозным, сколько социальным институтом. Однако с развитием идей Просвещения, Реформации и гуманизма роль ААЦ, как и других церквей, начала слабеть.
В XX же веке с приходом советской власти армяне в приказном порядке изучали марксизм-ленинизм, ходили в вузы с кафедрами научного атеизма и смотрели на плакаты, высмеивающие религию, хотя формально ее никто не запрещал. Снова церковь попыталась отвоевать ведущие позиции в обществе с развалом СССР, но в условиях светской демократии и открытого капиталистического рынка ей пришлось, цитируя Пашиняна, стать придатком.
Наконец, репутацию ААЦ серьезно подмочили сами ее служители, то и дело попадающие в некрасивые истории. Из последних громких скандалов наиболее примечателен случай с главой Араратской епархии Навасардом (Самвелом) Кчояном.
/ «Коммерсантъ»
Выяснилось, что архиепископ был бизнес-партнером владельца офшорной компании Ашота Сукиасяна, занимавшегося добычей алмазов в Африке. Еще одним партнером бизнесмена оказался человек по имени Тигран Саркисян. Так зовут бывшего премьер-министра Армении, ныне председателя коллегии Евразийской экономической комиссии. Сукиасян был знаком и с премьером, и с Кчояном, они часто встречались. Но оба партнера Сукиасяна заявили, что не знают, как оказались совладельцами офшора, через который проходили сотни тысяч долларов. Дело сумели спустить на тормозах.
Навасарда Кчояна, катающегося на «Бентли», прозвали в народе Бентли Само — за роскошный образ жизни, который он ведет․ Он известен тесными связями с бывшими властями Армении, его арестовывали за владение оружием, а также писали о том, что как-то глава епархии «в шутку» направил ствол на прибывшего в Армению Патриарха Константинопольского Варфоломея — тот от страха потерял сознание.
Но какой спрос с архиепископа, если сам глава ААЦ Гарегин Второй, долларовый миллионер, не прочь продемонстрировать миру различные богатства, а по стране годами упорно ходят слухи о его внебрачных детях.
Такое «лицо» ААЦ еще больше отдаляет паству от пастырей, священники и церковь буквально перестают ассоциироваться с христианством. Вера — одно, люди в рясах — другое. ААЦ не спасает даже зашкаливающая религиозность общества, которое при этом не рвется восстанавливать ее авторитет.
Христианская нетерпимость
Весной 2017 года Pew Research Center опубликовал исследование об отношении к религии в странах Восточной Европы. Армения показала рекорд: 89 процентов респондентов отнесли себя к адептам ААЦ, при этом 82 процента опрошенных высказали категоричную позицию «кто не христианин, тот армянин». Атеисты, католики и мусульмане вместе взятые умещаются в рамки статистической погрешности — не более 3 процентов. Но одновременно с этим выяснилось, что время на ежедневные молитвы выделяют только 45 процентов населения, а хотя бы раз в неделю в церковь ходит менее 10 процентов. Это при том, что в Армении и в Карабахе с 1991 по 2017 год было построено около сотни храмов — в среднем по четыре в год.
РИА Новости
Разгадка такого парадокса кроется в заявлении депутата парламента Армении от правящего блока «Мой шаг» Овика Агазаряна, который в интервью одной из местных газет заявил, что он «христианин, но неверующий», и никогда не молился. Дело в том, что религия в Армении все больше превращается в традицию и некий обряд, в систему распознавания «своих среди чужих». Мало кто из тех 89 процентов людей, назвавших себя христианами, вникал в истории о змее-искусителе, ходившем по воде человеке и так далее. И армян, разделяющих позицию Агазаряна, становится все больше.
Власти же неинтересно вмешиваться в этот процесс, у нее просто нет особой политики в отношении ААЦ, рассказал «Ленте.ру» на условиях анонимности собеседник в правительстве.
«Церковь — это органическая, неотъемлемая часть армянства. Но есть трения с некоторыми отдельно взятыми церковниками, которые ведут себя не очень хорошо. Во-первых, у нас есть претензии к представителям ААЦ или связанным с этой структурой людям, которые живут явно не по средствам, по крайней мере, не по законно нажитым. Во-вторых, часто люди из тех кругов ведут неприкрытую антиправительственную кампанию, участвуют в пропаганде против власти, вмешиваются в политику, тратят на это деньги. Мы строим современное, правовое, светское, демократическое государство, а они хотят прежних привилегий, которых не получат», — пояснил он, отдельно подчеркнув, что речь идет об отдельных священниках.
В руководстве страны, по словам собеседника «Ленты.ру», собрались совершенно разные по религиозным взглядам люди, от глубоко верующих до откровенных атеистов. Никто из них не ставит под вопрос принцип светскости, по которому должна развиваться Армения. Идею «христианского государства» власть не приемлет.
«В реальности у нас страна с мутировавшими духовными ценностями. Это обусловлено объективными историческими причинами, — считает собеседник «Ленты.ру». — Но сегодня по факту люди думают, что христианские ценности — это церкви понастроить. Нет, это примитивное, плоское мышление. Я бы на самом деле очень хотел, чтобы в Армении поняли, приняли и укоренили именно христианские и именно ценности. Но пока мы от этого далеки, а то, что есть, — церкви, обряды, декорации и прочее — это бутафория».
Причину конфликта власти и церковных кругов источник видит в нежелании ААЦ подстраиваться под новые реалии и шагать в ногу со временем. Еще одна причина кроется в том, что независимая армянская государственность по историческим меркам очень молода, и у церкви с государством просто не было достаточно времени, чтобы найти взаимоприемлемую формулу сотрудничества. Сегодня ААЦ претендует на «монополию душ» и статус государства в государстве, что и провоцирует непонимание.
«Влияние религии снижается. Чем образованнее человек, тем меньше он верит в магию, это нормально, — считает чиновник. — Мы хотим образовывать людей, и церкви придется с этим смириться. Это не значит, что власть идет против нее, вовсе нет. Мы любим церковь, она часть нашего исторического наследия, самосознания, национального образа. Она, как наш дед — мы уважаем его, ценим, любим. Но каждый дед должен понимать, что нельзя тормозить молодых и заставлять их жить так, как жил он. Наш дед оказался немного консервативным и ворчит. Мы на него не обижаемся, рано или поздно до него дойдет, что можно избежать конфликта поколений. Но лучше, чтобы поскорее».
Пока же светские власти Армении стараются лишний раз не дергать духовенство. А вот духовенство допускает один промах за другим в своей устаревшей пиар-стратегии. То его представители сомневаются в компетентности министра здравоохранения из-за его религиозных взглядов — это мелочи. То Араратская епархия пугает прихожан риском загубить душу, слушая современную музыку. Отдельные священники обвиняют празднующую хеллоуин молодежь в приобщении к сатанизму и «служении силам тьмы».
Такие нападки по поводу и без регулярны, их много, и они никак не располагают людей к церкви — наоборот. Неудивительно, что при таком раскладе священники роняют свой авторитет и авторитет всей церкви, сами постепенно стирают себя из общественно-политической жизни Армении, толкая страну к атеизму.
Комментарии
2
В мире , Статьи , Подготовка к учебному году , Ситуация в мире , Артур Шопенгауэр , Андраник Маркарян , Тигран Саркисян , Дмитрий Лебедев , Мелине Далузян , Араик Арутюнян , Республиканская партия США , Евразийская экономическая комиссия , РИА Новости , Lenta.ru , Армения
Читайте также
«Нахрапом взять Москву не удалось»
Украина раскрыла судьбу возвращенных кораблей
Последние новости
Путин вспомнил детский стишок на тему поставок газа на Украину
Лидеры «нормандской четверки» приняли коммюнике из трех пунктов
Зеленский отказался от предложения Путина по выборам в Донбассе